Критика

Лицом к стене: Выставка украинского художника превратилась в тюремную камеру

В польском Люблине, расположенном в полутора часах езды от украинской границы, открылась персональная выставка харьковского художника Мыколы Ридного «Лицом к стене». В экспозиции впервые наиболее полно представлены его работы последних лет — от знаковых «Слепого пятна» и «Обычных мест» до произведений, показанных впервые. Катерина Яковленко рассказала, почему выставка заслуживает внимания.

Мыкола Ридный 33 года

Художник и режиссер из Харькова, живет в Киеве. Сооснователь группы художников и галереи SOSка. Участник Венецианской биеннале 2015 года All the World’s Futures (куратор — Окви Энвезор). Соредактор онлайн-журнала «Просторы».

Последние годы Мыкола Ридный работает с темой незримого, с обманом — как визуальным, так и идеологическим. Его выставка «Лицом к стене» построена так, чтобы зритель ощущал на себе материальность тирании взгляда и надзора. «Наше общество — общество надзора», — утверждал Мишель Фуко, и «Лицом к стене» — одна из удачных иллюстраций этой мысли.

Белое галерейное пространство поглощено сумраком. Темнота — важная составляющая выставки: это и художественная форма, и метафора. С одной стороны, темнота использована в политическом контексте — как некое знание, которое скрыто от глаз зрителя. Это метафора политического популизма, неграмотности, жизни во время войны, постправды, цифровой и массовой культуры. С другой стороны, темнота формирует ощущение тесноты и опасности.

ridnyi0021
Фото: Wojciech Pacewicz, предоставлено галереей Labirynt

Архитектор выставки Дана Космина превратила квадратное галерейное помещение в коридор с «массивными» стенами, на которых размещены работы. Это — важная визуальная уловка. Рассеянный свет создает ложное ощущение монументальности, превращая легкие блоки из пенопласта в почти нерушимые бетонные конструкции, а галерейное пространство — в место контроля и перевоспитания. Привычные камеры наблюдения в данном контексте обретают особенный характер и дополняют экспозицию. В этом пространстве посетитель выставки — одновременно и тот, кто смотрит на происходящее со стороны, и герой фильма «Зеленая миля», попавший в исправительное учреждение.

ridnyi0018-1
«Серые кони», стоп-кадр из фильма. 2016 год
ridnyi0019
«Серые кони», стоп-кадр из фильма. 2016 год
ridnyi0020
«Серые кони», стоп-кадр из фильма. 2016 год

В современном искусстве зритель получил возможность активно участвовать в художественных процессах. Однако на выставке «Лицом к стене» эта функция отсутствует. Здесь предоставляется лишь один возможный вариант участия в процессе: «приставленный лицом к стене», человек безучастно ходит по назначенному маршруту и пассивно всматривается в изображения и движущиеся картинки. Видео, фотографии и коллажи становятся чем-то вроде «новой картины», которую можно лишь созерцать.

Такие «традиционные отношения» между зрителем и работами усиливают нарратив. Многие произведения художника говорят о насилии — например, символическом, как в работе «Под подозрением», где автор подчеркивает маниакальное отношение обывателя к слежке и «всемирному заговору». Или же — о насилии физическом: над собственным телом, как в видеоработе «Ни о чем не жалею», где подростки наносят себе раны; или о насилии в публичном пространстве, что отображено в видеоработе «Обычные места»; государственном насилии правых популистов — в «Лицом к стене»; и, наконец, о войне, которая красной нитью проходит во многих работах Ридного.

ridnyi0011
«Ни о чем не жалею», стоп-кадр из фильма. 2011—2016 годы
ridnyi0012
«Ни о чем не жалею», стоп-кадр из фильма. 2011—2016 годы
ridnyi0015
«Ни о чем не жалею», стоп-кадр из фильма. 2011—2016 годы
ridnyi0013
«Ни о чем не жалею», стоп-кадр из фильма. 2011—2016 годы

Репрессивность усиливается за счет повторения. В «Ни о чем не жалею» крутящаяся виниловая пластинка превращается в железные цепи, которые закреплены на подростках: их тела движутся в той же динамике, что и пластинка. Подобное движение по кругу можно заметить и в фильме «Нет! Нет! Нет!», который начинается с крупного плана художника, размешивающего краску. Монотонное повторение одного и того же образа, одного и того же действия, как в оруэлловском романе, формирует привязанность, механичность и безучастность. Автоматические действия приводят к тому, что участники процесса утрачивают возможность рефлексировать и осмыслять процесс. Также автоматически и апатично подростки и молодые люди собирают автоматы в видео «Укрытие» и фильме «Серые кони».

ridnyi0016
«Нет! Нет! Нет!», стоп-кадр из фильма. 2017 год
ridnyi0017
«Нет! Нет! Нет!», стоп-кадр из фильма. 2017 год

Новые серии, «В сумерках» и «Лицом к стене», расположены друг напротив друга. «В сумерках» — единственная работа, которая размещена в столе под стеклом. В ней автор с помощью фильтров «скрывает содержимое» — лишь часть фотографии остается видной. Эти снимки — о насилии ультраправых по отношению к активистам.

ridnyi008
«В сумерках», черно-белая фотография. 2018 год
ridnyi009
«В сумерках», черно-белая фотография. 2018 год
ridnyi0010
«В сумерках», черно-белая фотография. 2018 год

Серия «Лицом к стене» также не показывает содержание напрямую: фашистскую символику автор заклеил жевательными резинками, из-за чего ее почти не видно. В основе этой работы — реальная история о девушке-подростке из постсоветской страны, которая набила себе на лбу свастику. Потом она стала заклеивать татуировку пластырем, а затем и вовсе решила свести — это «не по хайпу». Жвачка — удачный образ, способный передать беспечность, культурный и идеологический инфантилизм молодежи. Отсутствие у нее критического подхода, стремление к легкости и «хайпу» создают условия для моды на праворадикализм. Жвачка затвердевает, становясь устойчивой, — то же происходит с идеологией, если ее не подвергать сомнению.

ridnyi001
«Лицом к стене», черно-белая печать, жвачка. 2018 год
ridnyi002
«Лицом к стене», черно-белая печать, жвачка. 2018 год
ridnyi003
«Лицом к стене», черно-белая печать, жвачка. 2018 год
ridnyi004
«Лицом к стене», черно-белая печать, жвачка. 2018 год

Выставка Ридного критикует радикализацию мирового общества. И эта экспозиция важна не только для Польши, в которой сейчас при власти консервативная партия «Право и справедливость», но и для Украины, где недавно произошли погромы ромских поселений, где уничтожили выставку Давида Чичкана «Утраченная возможность» и запретили выставку «Воспитательные акты».

Войны, теракты и силовые разгоны — одна из тех составляющих, которые формируют «мирную» реальность человека XXI века. Ридный укрывает информацию от уставших граждан, но создает яркий образ, который обрастает все новым контекстом — для поляка, украинца или россиянина.

Выставка открыта в люблинской муниципальной галерее «Лабиринт» до 15 июня 2018 года.

До свидания, секс
64 603

Новое и лучшее

3 495

35

47
712

Больше материалов