Фотопроект

Иисус, кадило и винцо: Что можно купить на крупнейшей религиозной ярмарке

Чтобы выяснить, кто продает фигурки младенца Иисуса и за сколько можно купить рясу для службы, фотограф Луи Де Бель отправился на крупнейшую выставку религиозных товаров в Италии.
Луи Де Бель

Фотограф. Родом из Милана, живет в Берлине. Сотрудничал с The Washington Post, Libèration, WIRED, Slate и The Independent. Участник выставок в Германии, Великобритании, США. Финалист The New York Photo Festival и The Royal Photographic Society.

В проекте «Кроме веры» я сфокусировался на пограничной зоне между священным и мирским. Мне хотелось поработать с достаточно спорной темой католической религии, поэтому я начал искать информацию о церковном производстве. Так я узнал о Всемирной церковной ярмарке, которую проводят в Италии.

По данным BBC, итальянский рынок религиозных товаров оценивается в $5,2 миллиарда в год. Конкретно эта ярмарка является крупнейшей в Италии — в среднем ее посещают 13 тысяч человек. Следовательно, можно предположить, что на оформленные сделки здесь приходится большая часть годового оборота.

На выставке можно купить практически любой предмет, хоть как-то связанный с богослужением. Будь то рясы, палантины, благовония, чашки, постельное белье и многое другое. Молитвенные предметы и фигурки принимают любое обличье, особенно в Италии. Для меня самым удивительным предметом стали электронные четки. Говорят, они идеально подходят для людей, страдающих артритом. Достаточно нажать кнопку — и молиться.

Для меня самым удивительным предметом стали электронные четки. Говорят, они идеально подходят для людей, страдающих артритом.

Я был удивлен, насколько нормальной для священников и монахинь была покупка одежды для службы за $1 000. Ведь их парафия — духовное, и до всего материального им не должно быть никакого дела.

Меня всегда очаровывал театральный аспект католической религии: вся эта дорогая одежда с золотой нитью, предметы обихода, бесчисленные молитвенные объекты. Так что я давно хотел как-то отобразить их в своих фотографиях. Выставка показалась отличным вариантом — все убранство на месте, но при этом лишено привычного контекста. Изначально мой план состоял в том, чтобы снимать религиозные магазины в Риме и Ватикане. Но владельцы весьма неохотно относятся к идее фотосъемки внутри магазинов, поэтому от этой идеи мне пришлось отказаться.

Я был удивлен, насколько нормальной для священников и монахинь была покупка одежды для службы за $1 000.

Попасть внутрь оказалось не так и просто, ведь сама выставка не является открытой для широкой общественности. Основные посетители — представители духовенства, оптовые и розничные продавцы. Поэтому я связался с организаторами, чтобы получить доступ в качестве журналиста. С пропуском я смог спокойно снимать все, что хотел. В конце концов это выставка, и фотографии — это дополнительное промо для продавцов и их товаров.

louis-de-belle-06
louis-de-belle-11
louis-de-belle-05

Я был воспитан католиком, но при этом я очень скептический человек. Такое сочетание позволило мне не переступить черту во время съемки. Даже если моя первоначальная идея состояла в том, чтобы наблюдать, а не судить, я не могу отрицать наличие определенной иронии в конечной работе. Как я уже говорил, католицизм является очень спорной темой. Если бы мне пришлось объяснить свою позицию, я бы, конечно, обратился к идеям Кристофера Хитченса (американский журналист, агностик, автор книги «Бог — не любовь». — Прим. ред.).

Удивительно, но после публикации фотографий я не нашел критических отзывов со стороны католической церкви. Более того, верующие писали мне, пытаясь узнать, где они могут купить тот или иной предмет с выставки, а некоторые даже расхваливали мои фотографии в соцсетях. Ну что ж, предполагаю, католики лучше других знают, что плохая реклама — тоже реклама.

После публикации фотографий верующие писали мне, пытаясь узнать, где они могут купить тот или иной предмет с выставки.

Новое и лучшее

6 893

4

42
182

Больше материалов