Фотопроект

Абхазия жива: Путешествие по непризнанной республике

Коровы на дорогах, красивые железнодорожные станции, домашние производства чачи — российский фотограф Арина Веденичкина отправилась в путешествие по Абхазии и сняла, как живет частично признанная республика.
Арина Веденичкина 27 лет

Российский фотограф, живет в Санкт-Петербурге. Окончила факультеты сценарного мастерства и архитектуры и дизайна.

— Эта история началась два года назад. Она родилась в моем путешествии по Абхазии — стране, границ которой не увидеть на геополитических картах. Фактически Абхазии не существует, но она живая, звучит громким южным разноголосьем, пропахла морским воздухом, пронизана молчанием гор. Здесь пульсирует жизнь, но эта жизнь не признана.

Все произошло гораздо раньше, более двадцати лет назад. Началом послужил вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией: Грузия претендовала на целостность территории после распада СССР, а Абхазия в свою очередь отстаивала независимость своей земли.

Грузино-абхазский конфликт. Картинки из прошлого. 1992 год

Сегодня Абхазия — тот же живописный уголок со своим укладом и круговоротом событий. Костры из сухого золотарника, густо покрывающего поля и горы, позволяют дышать почве, избавиться от тяжести, начать новый виток жизни. Так здесь говорят, ежегодно поджигая безжизненную растительность.

Ожидание весны

Вокзал в стиле грузинской архитектуры в советские годы — это оживленная действующая железнодорожная станция с красивым названием «Псырцха», что в переводе с абхазского языка означает «пихтовый родник».

Железнодорожная станция «Псырцха»

В одной из сельских школ, расположенных в горах Абхазии, живет и работает старенький армянин. Заступив на службу еще будучи молодым человеком, недоучившимся студентом, он и по сей день трудится на благо школьников. Его сторожка больше похожа на небольшую квартиру со всеми удобствами.

Трапеза школьного сторожа
Полдень

Круговорот счастья, значительных и маленьких событий — все это по-прежнему существует в этой небольшой непризнанной республике, отражаясь в детях.

Ощущение счастья

Путешествуя дорогами, порой обходя туристические маршруты, частенько знакомишься с чем-то или кем-то интересным. Открытием для меня стало то, что по численности населения Абхазия почти на четверть состоит из армян, что способствовало открытию национальных общеобразовательных учреждений.

Армянская школа

Дядя Завен — мастер с полувековым стажем. Его неприметная парикмахерская находится при въезде в Новый Афон. В свое время, по его рассказам, он лихо обривал головы опасной бритвой — «опаской», а сейчас руки уже не те. Зато доброе и открытое сердце — первое, что я увидела в Завене.

Парикмахерская в Новом Афоне

Муса — мусульманин. В годы конфликта с Грузией он воевал, получил серьезные ранения, и они остались неизгладимыми отпечатками на его лице и сердце. Сегодня у него свой маленький бизнес в собственном саду — кустарное производство чачи, излюбленного крепкого алкогольного напитка на Кавказе.

Маленький бизнес

Бабушка Зина живет в горах. Она держит небольшой продуктовый магазин, единственный в селе Эшеры. В нем можно найти все необходимое, чтобы, к примеру, сварить нехитрый суп или приготовить незамысловатый ужин. Местные жители прозвали ее цены «бабушкиными», что означает слишком высокий прайс.

Хозяйка магазина

В Абхазии очень много коров. Порой кажется, что их больше, чем людей. Они всюду: в селах, в городах, свободно прогуливаются по фактически единственной и основной трассе, тянущейся через всю республику вдоль черноморского побережья. Быть может, это и есть тот самый добрый знак, который позволит Абхазии выйти из более чем двадцатилетнего изоляционного периода.

Добрый знак
Лунная ночь

Новое и лучшее

2 677

304

594
457

Больше материалов