Фотопроект

Свободу сосискам: Мужская эмансипация на снимках Сергея Мельниченко

Мужское обнаженное тело, равно как и женское, — в истории искусства испокон веков. Несмотря на вполне заметное и заслуженное присутствие обнаженного тела в работах художников, отношение к нему со стороны зрителей не всегда было одобрительным. К телу женщины в патриархальном обществе быстро привыкали заново, но художников, работающих с мужским телом, часто подвергали остракизму.

Мужское обнаженное тело, равно как и женское, — в истории искусства испокон веков. Несмотря на вполне заметное и заслуженное присутствие обнаженного тела в работах художников, отношение к нему со стороны зрителей не всегда было одобрительным. К телу женщины в патриархальном обществе быстро привыкали заново, но художников, работающих с мужским телом, часто подвергали остракизму.

Сергей Мельниченко

Фотограф из Николаева, член сообщества «Украинская фотографическая альтернатива». Обладатель Leica Oskar Barnack Award и Photographer of the Year, номинант премий Foam Paul Huf Award и PinchukArtCentre 2015. Выставлялся в Европе, Израиле, Аргентине, США.

— Я снимаю обнаженное мужское тело с 2012 года. Однажды я сделал большой перерыв — когда три года жил в Китае, — но, вернувшись в Украину, тут же вернулся и к одному из своих любимых жанров в фотографии.

Я никогда не ставлю перед собой каких-то целей или задач, просто делаю то, от чего получаю максимальное удовольствие. Надоедает или устаю — перехожу к другим темам. Но эта серия у меня затянулась: с каждой новой съемкой я нахожу новые смыслы, и желание продолжать только усиливается.

Первые снимки — Алексея, Насти с Андреем — были такими, как я изначально видел эту серию: спокойной, эротичной. Мне не хотелось эпатажа, я хотел снимать обнаженные и нежные портреты молодых людей в замкнутых пространствах.

L1006245б
L1001769
L1001776б
L1007092 2
L1007113б
L1006190 (2)222

Но потом что-то внутри меня переключилось: как тумблер, бац — и все. Я больше не хочу снимать на квартирах, не хочу спокойствия. Потихоньку стали появляться снимки по два-три человека, в одной из последних работ — шесть человек в кадре. Эти карточки — динамичные, размытые, яркие, наполненные эмоциями. Лес, озера, поля, реки, каньоны, пески. Это приключения. Самый кайф — создавать эти работы: готовиться, собирать «моделей», ехать в ночь в другой город, пить кофе на заправках.

На фото — мои друзья, студенты, знакомые, просто те, кто хочет попробовать себя в роли «модели». Некоторые бросают себе вызов — смогут ли принять участие в таком проекте; меня радует, что у них все прекрасно.

Пока есть обнаженные парни, готовые участвовать в моих проектах, я буду этим заниматься. Уверен, будет еще много работ, интересных зрителю. Если увижу, что начинаю повторяться, — перестану.

Пока есть обнаженные парни, готовые участвовать в моих проектах, я буду этим заниматься.

L1003997c

Фотографировать девушек у меня сейчас совсем нет желания. Может, потому что не умею или не хочу уметь. Фотографирую только жену, но там все работает по-другому.

То, что я делаю и с кем, имеет для меня некий сакральный смысл. Тело обладает каким-то притягательным свойством — особенно обнаженное. Даже так: только обнаженное. Оно приковывает к себе взгляд, действует на самых разных зрителей.

Тело обладает каким-то притягательным свойством — особенно обнаженное. Даже так: только обнаженное.

Я не раз слышал, как про мои работы говорят «Макгинли» (американский фотограф, много снимавший мужское ню. — Прим. ред.). С его творчеством я познакомился недавно, в 2017 году, — и оно меня поразило. Но Макгинли там, в Америке, а я тут и сейчас. Это мои фотографии, мои истории, здесь все мое и обо мне.

L1005649
L1005771б
L1008268б
L1008301б
L1005670б
L1006208б
L1005552
L1006870

Новое и лучшее

958

457

65
52

Больше материалов