Фотопроект

Небесная канцелярия: Считая дни в изоляции

Изолировавшись в Риме, монах Вячеслав Окунь стал снимать опустевшие церкви и площади. Но потом сосредоточился на отметках, которые оставлял на окне в своей комнате, — они напоминали о днях, проведенных в карантинном уединении.

Италия стала одной из первых европейских стран, ощутивших на себе разрушительные последствия COVID-19. Количество смертей перевалило за 30 тысяч, морги в северных регионах оказались переполнены.

С конца марта эпидемия постепенно пошла на спад, а 4 мая правительство начало понемногу смягчать карантинные меры. Но итальянцы все еще ощущают, как эпидемия и изоляция бесповоротно изменили жизнь каждого.

Вячеслав Окунь

Украинский монах-иезуит из Казахстана. Учился во Львове и Кракове. Сейчас учится в Папском библейском институте в Риме.

— Монастырь, в котором я живу, находится в двух минутах от Пьяцца Венеция в Риме. С начала карантина на окне своей комнаты я отмечал дни, проведенные в заточении.

Это время было тревожным. Ситуация в Италии менялась каждый день — я не преувеличиваю. Власти сообщали о новых ограничениях и сотнях умерших. Информация о смертях настигала, даже если не следил за статистикой намеренно. Появилась опасная «красная зона», которая постепенно расширилась буквально на всю страну. Чтобы покинуть дом, нужен был l’autocertificazione — специальный документ, в котором указана причина выхода наружу.

Помню первый день после введения послаблений: тогда я с приятелем впервые вышел на пробежку. Кажется, после карантина в Италии спортом занялись даже те, кто никогда этого не делал, потому что жители больше не могли сидеть в квартире.

Кажется, после карантина в Италии спортом занялись даже те, кто никогда этого не делал.

За два месяца я выходил наружу три раза. Один из них для того, чтобы сдать кровь: из-за пандемии в итальянских больницах возник дефицит донорской крови. Мне повезло больше, чем некоторым жителям города, потому что все это время я мог выходить на террасу и общаться с другими братьями монастыря — правда, на расстоянии.

Два месяца без физического контакта с людьми даются тяжело — особенно итальянцам, которые привыкли прикасаться друг к другу при встрече, целовать в щеку. Думаю, им в этом смысле тяжелее, чем любой другой нации.

На карантине я, как и студенты по всему миру, учился дистанционно. Парадокс, но свободного времени стало меньше. Его я тратил в основном на разговоры с близкими людьми. Это то, на что мне всегда не хватало времени до пандемии.

Коронавирус перевернул жизнь каждого из нас. Я должен был провести две церемонии венчания, а также быть на свадьбе собственного брата. Но будущее неожиданно стало неопределенным. Сама деятельность священников заключается в постоянном общении с людьми, и неожиданно она вся оказалась под вопросом.

В пятое воскресенье после Пасхи, которое в этом году выпало на 17 мая, христиане отмечают Неделю о самарянке. В Евангелии от Иоанна Иисус говорит женщине, что наступит время, когда Богу будут поклоняться «не на горе сей и не в Иерусалиме, а в Духе и Истине». Символично, что это чтение совпало с окончанием карантина в Италии: верующим людям пришлось отказаться от посещения церкви и искать Бога не выходя из дома.

Я должен был провести две церемонии венчания, а также быть на свадьбе собственного брата.

В том, что пандемия совпала с Пасхой, я не ищу знамений. Я бы ни за что не хотел, чтобы это когда-нибудь повторилось, но, скажем так, хорошо, что карантин был. Он позволил людям определить, что в их жизни лишнее, наносное, и больше ценить живое общение.

Новое и лучшее

438

94

101
130

Больше материалов