Опыт

Улица. Девушки. Дилдо. Портфолио Романа Бордуна

Полуголые девушки и социальные сцены, цвета и формы: в сегодняшнем выпуске портфолио — львовский фотограф Роман Бордун, который решил не ограничивать себя одним жанром.

Роман Бордун руководствуется принципом: отсутствие предубеждений и моральных дилемм о том, что можно снимать, а что нельзя. Он старается не зацикливаться на одном жанре, снимать всегда и везде, постоянно пробовать что-то новое и сочетать противоположности.

Главный сюжет в его ранних фотографиях — это полуобнаженные девушки, которых он располагал в непривычных местах — на фоне барной стойки или стены дома. В снимках Романа нет постановки, он просто гуляет со знакомыми девушками и если видит подходящее место — просит раздеться и начать позировать.

Он практически не принимает участия в выставках и конкурсах — по мнению Романа, их никто не посещает, кроме участников и организаторов. «Мне симпатична народная площадка, публичное пространство. Хорошее решение — это фейсбук и инстаграм, в соцсетях более независимая публика, плюрализм мнений. Мне интересно показывать там свой контент», — говорит автор.

«Фотография до сих пор кажется мне чем-то несовершенным, несерьезным, устаревшим, поверхностным, немногословным, — признается Роман Бордун. — В последнее время мне занимательнее просматривать любительские снимки».

Роман Бордун

Родился в Дрогобыче, живет во Львове. Учился фотографии у Георгия Пинхасова и Саши Руденски. Фотографирует, снимает неигровое кино и рисует в стиле наив.

— Во второй половине 90-х отец привез из Германии VHS-магнитофон. Пока родители были на работе, я смотрел фильмы; когда родители приходили, я шел в свою комнату, где имитировал работу над домашним заданием и рисовал карикатуры на знаменитостей того времени. В совсем детском возрасте я пересмотрел много азиатского, американского, итальянского, французского, польского, советского и российского авторского и мейнстримного кино.

AA009A_
AA033_
IMG_8368_
85
01
10
060

Конечно, я мечтал о режиссуре или операторском искусстве, но они мне не светили. Поэтому пришлось выбрать более «приземленное» конструирование зданий — там много чертежей, меня это устраивало.

Однако желание создавать кино меня не покидало. Я решил начать с покупки обычной цифрозеркалки для того, чтобы научиться чувствовать рамку, кадрировать пространство так, чтобы это выглядело для меня киношно.

Стилистически мне близки фильмы Жан-Люка Годара и его сочетание документального с игровым, которое в то время трансформировало «правдивое кино» в нечто новое. Мне интересно соединение социальной, интерьерной, постановочной, туристической, метафизической, пейзажной, уличной фотографии.

Цифровую зеркалку я быстро продал и купил более компактные пленочные Contax и Leica. Они дали мне больше свободы по сравнению с зеркалкой, но я все равно был ограничен количеством кадров и отсутствием видеосъемки. Поэтому я пришел к маленькой мыльнице Sony, которую постоянно беру с собой.

Однако этот переход композиционно не развил меня — наоборот, снимая на пленку, я больше выкладывался. Изображение с цифромыльниц выглядит не таким объемным, но я склонен думать, что это помогает раскрываться.

82
1 (9)
DSC08079
DSC02591_
DSC08022
DSC04728_
DSC09240_
DSC03797_
86
90
DSC03157_
DSC04113_

Мы должны уважать время и внимание зрителя, поэтому мне хочется, чтобы моя фотография была доступной для любого, легко читаемой — как анекдот и драма сразу.

Я стараюсь не зацикливаться на съемках обнаженных женщин. Этот жанр слишком простой, манипулятивный: достаточно разместить девушку в огромном пространстве, чтобы показать ее беззащитность; в пустой квартире, чтобы сделать акцент на ее одиночестве; в людном месте — чтобы продемонстрировать ее дерзость. Эти приемы слишком легки. Достаточно намекнуть на эротику, чтобы фото засыпали лайками в целомудренном фейсбуке, что иногда обидно.

Меня вдохновляет украинский авангард. Супрематисты не прорисовывали детали лиц: можно использовать геометрию как знак, намекнуть семиотически, чтобы вызвать ассоциативные чувства. Я стараюсь убирать лишнее.

То, что мы называем обычным и бытовым, должно быть зафиксировано. Время можно останавливать, в этом преимущество фото и видео. Хотя, возможно, постоянно снимать — это современная болезнь, лишенная смысла.

Чем больше снимаешь, тем требовательнее относишься к себе.

В фотографии есть два основных ограничения — граница кадра и текущая ситуация. В кино есть понятие «конфликта» — то, что вызывает чувства у зрителя. Я же хочу научиться в реальном времени предсказывать возможный сюжет.

Зачастую я делаю два варианта одного и того же сюжета: вертикальный кадр для публикации в интернете — так удобно смотреть со смартфона — и горизонтальный для выставок.

Одни и те же «просто красивые», безэмоциональные файн-арт-картинки, которые бесконечно снимают уже сотню лет, надоели. Судя по шорт-листам известных конкурсов, эта область визуального искусства умерла в своей консервативности и занудстве.

Чем больше снимаешь, тем требовательнее относишься к себе.
AA023A
AA012A_
AA034A_
AA020_2
AA028A_
AA000A_
55
AA004A_
Почему ваш ребенок не нарисует так же, как Сай Твомбли
53 857

Новое и лучшее

5 462

63

99
1 437

Больше материалов