Опыт

Палома Ринкон — о том, чем вреден хороший вкус

Натюрморты Паломы Ринкон рождаются на стыке фотографии, иллюстрации, скульптуры, инсталляции и дизайна. По просьбе Bird in Flight стилист Наташа Овраменко поговорила с Ринкон о ее работе, любимых художниках и о том, какое будущее ждет фотографию в мире, где картинок и так в избытке.

13—14 сентября фотобанк Depositphotos и школа Projector проведут в Киеве международный фестиваль креативности и постдиджитал-культуры OFFF. В числе приглашенных спикеров фестиваля — художница Палома Ринкон, формирующая собственные традиции натюрморта в эпоху цифровых технологий.

О вдохновении и творческих экспериментах с Паломой Ринкон поговорила не менее яркий специалист по современным натюрмортам, стилист Наташа Овраменко.

Палома Ринкон

Мексиканский фотограф, живет и работает в Мадриде. Снимала для IKEA, Ford и Google. Для фотографий Ринкон характерны неожиданные сопоставления текстур, материалов, света и цвета.

Цвет — один из главных инструментов в вашей работе. Какой цвет вы считаете самым сложным, какой — любимым, а без какого цвета можно и вовсе обойтись?

Все цвета прекрасны. Вопрос в том, как их комбинировать. Я очень внимательно работаю со своими цветовыми палитрами. Нравятся неожиданные сочетания и необычные цвета, которые в цветовом круге находятся где-то между основными.

Если бы мне пришлось выбирать один цвет, это был бы бирюзовый cо всеми его оттенками. Не могу назвать цвет, без которого могу обойтись.

Вы работаете со still life. Есть ли у вас любимый натюрморт в живописи? Или художник?

У меня, на самом деле, нет любимого художника, и меня интересуют не только натюрморты. Но первыми из художников, которые мне нравятся, на ум приходят де Кирико с его метафизическими пространствами, абстрактными композициями и резкими тенями, все сюрреалисты с их фигуративными нереалистичными полотнами и бесконечными возможностями, Хуан Санчес Котан как пример более классического натюрморта и Джорджия О’Кифф с ее прекрасно разработанными и раскрашенными цветами, которые превращаются почти в абстрактные композиции.

Дюшан и Пикассо считали, что хороший вкус — это главный враг творчества. Что вы думаете по этому поводу?

Думаю, суть этого утверждения в том, что вкус — это что-то субъективное, установленный путь к пониманию, что такое «хорошо» или «плохо» (и речь даже не о красоте) в любой творческой практике. Подобный подход не принимает ничего нового. Я полностью согласна, что если хочешь делать что-то инновационное, ты должен нарушить принятые правила хорошего вкуса.

Многие ваши работы напоминают застывшее сновидение. Творчество — это бессознательный процесс, или важнее уметь его структурировать?

Немного и то и другое, хотя я и не считаю свои работы высоким искусством. Я пытаюсь создавать красивые изображения, но за ними обычно не стоит очень глубокий концепт или заявление.

В креативной разработке я исследую материалы, техники и темы — это более хаотичный и экспериментальный процесс, но есть и структурированная часть работы, которая необходима, чтобы воплотить идею наиболее эффективно.

Какой проект технически сложнее всего было воплотить?

Мой проект Broken Heart, созданный на Madrid Photo Fest в прошлом году, был, наверное, самым сложным с технической точки зрения.

Я использовала жидкий азот, чтобы заморозить цветы, а потом нужно было синхронизировать вспышки с моментом взрыва. Чтобы это получилось, я использовала пульт с лазерным сенсором, который спускал затвор камеры, когда цветы пересекали луч.

Я использовала жидкий азот, чтобы заморозить цветы, а потом нужно было синхронизировать вспышки с моментом взрыва.

от англ. «застывшая жизнь»; жанр натюрморта, для которого характерно изображение предметов, живущих своей тихой, застывшей жизнью

Вы уже создали ключевой для вас проект, которым гордитесь?

У меня их много! Чем я горжусь, так это тем, что обычно работаю над проектами, которые соответствуют моему стилю, поэтому много коммерческих проектов я с радостью могу добавить в портфолио. Кроме того, я часто работаю над личными проектами, где полностью вольна делать то, что захочу.

Что отличает идеи, которые вы воплощаете самостоятельно, а не в коммерческих съемках? Как, например, ваши личные проекты Heat Wave и Acapulco.

В моих личных проектах я абсолютно свободна — создаю изображения в интересующей меня теме и развиваю их без ограничений. Это отличается от разработки концепции в студии. Я гибкая в решениях, могу менять направление развития проекта, если нахожу вариант, который кажется более интересным.

Все чаще клиенты обращаются ко мне, чтобы я помогла им создать контент, следуя своему свободному творческому подходу, в отличие от обычной структуры «клиент — агентство».

Как правило, рекламные проекты приходят уже с готовой идеей. Идея обычно соответствует общей коммуникационной стратегии, где мое участие — только ее часть. В таких случаях я пытаюсь взаимодействовать с клиентом и агентством, чтобы их идея работала лучше с моей помощью.

Сегодня мы сталкиваемся с избытком визуальных образов. Меняется отношение даже к плагиату. Современный человек пресыщен изображениями. Каким вы видите будущее фотографии в этом контексте?

Мы постоянно смотрим на картинки, и скорость, с которой мы их воспринимаем, только растет. Но на самом деле мы не обращаем внимания на большинство из них. Это испытание — научиться видеть разницу между хорошим и плохим. Кажется, мы стремимся к количеству, а не к качеству, и нам как потребителям визуального контента пора это признать.

Иногда я думаю, что команды маркетологов недооценивают интеллект общества. Большинство людей могут отличить, что сделано с заботой и вниманием к деталям, а что нет.

В интервью вы говорили, что сами любите находить реквизит для съемок в самых неожиданных местах…

Да, сейчас я заканчиваю проект, навеянный обычными предметами, которые есть дома у каждого. В процессе работы над этим проектом меня начал приводить в восторг отдел моющих средств в супермаркете. Смотреть на привычные предметы совершенно в другом свете — это как обнаружить золото.

Мексиканская культура как-то влияет на ваши работы? Какие три слова ассоциируются у вас с родиной?

Мои три слова — «цвет», «текстура» и «тропики». Все их можно увидеть в моей работе. То, что я родилась и выросла в Мексике, определило мое восприятие и игру с цветами, повлияло на выбор тем и идей, над которыми я работаю.

Мои три слова — «цвет», «текстура» и «тропики».

Какие основные качества необходимы для работы с предметной фотографией?

Во-первых, нужно любить техническую сторону фотографии. Во-вторых, очень полезно хорошо уметь работать руками над деталями. И третье, но не последнее: нужно иметь очень много терпения.

Вы как-то признались, что если бы не стали фотографом, то стали бы архитектором. Какие архитектурные законы применимы в фотографии?

Мне нравится играть с пространством и смотреть, как объем и свет работают вместе. Архитектура использует геометрию и переносит композицию в третье измерение — это то, что мне нравится применять в работе.

У вашего творчества есть какая-то определенная миссия?

Я просто хочу продолжать учиться и развиваться. Хочу всегда быть мотивированной и наслаждаться тем, что делаю. Следующий шаг — использовать свой визуальный язык в моушн-проектах. Я уже начала это делать, и это испытание, которое мне предстоит.

Новое и лучшее

289

22

128
61

Больше материалов