Ресурсы

Конец рая: Что происходит с грызунами в идеальных условиях

В 1968 году Джон Кэлхун поместил четырех мышей в загон с идеальными условиями для размножения. Через год, когда «мышиный рай» насчитывал уже 620 особей, рост популяции замедлился. В 1973 году умер последний из подопытных.

Летом 1968 года американский этолог Джон Кэлхун, всю свою карьеру исследовавший поведенческие стратегии грызунов в условиях перенаселения, устроил один из своих самых масштабных экспериментов — «Вселенную 25». Задумка выглядела многообещающе: построить в лабораторных условиях «мышиный рай», создав для его обитателей идеальные условия существования.

В начале июля в одном из помещений Национального института психического здоровья США был установлен загон с оградой почти полутораметровой высоты. Сооружение было спроектировано таким образом, чтобы ни один из грызунов не сумел из него выбраться: подопытные могли подняться по каждой из стен только на 43 сантиметра вверх, дальше же путь был закрыт.

Внутри поддерживалась оптимальная температура, животные не испытывали ни малейшего недостатка в воде или корме. Появление опасных хищников и вспышки инфекций также исключались.

Загон оборудовали несколькими десятками тоннелей: каждый из них вел к одному из 256 контейнеров, в которых могли проживать до 15 особей. Внутри поддерживалась оптимальная температура, животные не испытывали ни малейшего недостатка в воде или корме. Появление опасных хищников и вспышки инфекций также исключались — сотрудники лаборатории проводили регулярную уборку загона и внимательно следили за состоянием здоровья подопытных.

В первый день эксперимента, о котором сам доктор Кэлхун говорил как о попытке создания мышиной утопии, в контейнер поместили 4 пары белых мышей. Животные начали активно осваиваться в условиях абсолютного комфорта и изобилия — этот этап ученый называл «Стадией А».

mouse-utopia_01
Джон Кэлхун

«Стадия B» началась спустя 144 дня, когда у грызунов появилось первое потомство. С этого момента численность популяции начала резко расти; ее рост замедлился лишь через 315 дней, когда в загоне жило уже 620 особей.

За это время, к началу «Стадии C», в контейнере успела выстроиться социальная иерархия. Обитателей загона становилось все больше, пространства — все меньше, что привело к возникновению первых проблем.

В новых поколениях среди грызунов начала появляться прослойка «отверженных» — не способных найти себе место в мышином обществе. В основном это были молодые особи, которых их старшие товарищи кусали и сгоняли к центру загона. Кэлхун объяснял это тем, что из-за идеальных условий существования стареющие особи жили слишком долго и не уступали место в иерархии младшим собратьям.

Изгнанные самцы внутренне ломались. Какие-то так и оставались одиночками, другие боялись проявлять силу и даже не были готовы защищать собственное потомство. Самки, вынужденные компенсировать несостоятельность самцов, становились все более агрессивными: в какой-то момент агрессию они начали проявлять не только в отношении других мышей, но и к своим собственным детенышам.

Кэлхун стал наблюдать учащение случаев, когда самки убивали детенышей и становились отшельниками. Результатом стало падение уровня рождаемости и высокая смертность молодых особей.

«Стадия D», или стадия смерти, как называл ее автор эксперимента, ознаменовалась появлением среди мышей класса «красивых»: от других особей их отличала гладкая чистая шерсть и отсутствие следов схваток. Большую часть времени «красивые» занимались тем, что спали и ели, не желая ни бороться за территорию, ни размножаться.

Изгнанные самцы внутренне ломались. Какие-то так и оставались одиночками, другие боялись проявлять силу и даже не были готовы защищать собственное потомство.
mouse-utopia_05
Джон Кэлхун наблюдает за мышами в загоне

Окончательно популяция перестала прирастать в 1970 году — на 560-й день эксперимента, когда в загоне родился последний детеныш. К этому моменту в загоне обитало 2 200 особей, а большинство физически способных к размножению обитателей были потерявшими социальную способность к продолжению рода агрессивными одиночками и «красивыми».

В 1972 году, когда полное вымирание популяции стало вопросом времени, Кэлхун попытался вмешаться, поместив некоторых самцов и самок в отгороженные от других мышей отсеки, надеясь, что это поспособствует спариванию. Однако подопытные все так же проявляли друг к другу либо агрессию, либо безразличие. Последний обитатель «мышиного рая» умер в 1973 году.

В одной из своих публикаций Джон Кэлхун признается, что, хотя вся его карьера была посвящена исследованию грызунов, полученные результаты он всегда старался применить к человеческому обществу: «Я очень много говорю о мышах, но мои мысли — всегда о человеке, жизни, исцелении и развитии».

Новое и лучшее

2 356

94

375
42

Больше материалов