Архитектура

Баухаус по-волынски

Волынь с Луцком и Ровно в начале ХХ века находилась в составе Польши и подчинялась польской архитектурной моде. Александр Котыс перед выходом своей книги «Луцкий модернизм» рассказывает, кто и как строил волынские города.

В 1921 году Волынь стала частью Польской Республики. После пребывания в составе Российской империи ее города переживали упадок и не получали достаточных инвестиций. Застраивали их хаотично — там, где было свободное место.

Отдельные сооружения на Волыни 1920-х повторяли польские. Роскошь фасадов, величие и масштаб самих построек отражали амбиции возрожденной Речи Посполитой. Классицизм и мотивы шляхетской дворцовой архитектуры были почти обязательными.

Но в начале ХХ века вместе с верой в технический прогресс возникла и необходимость в новой эстетике. В архитектуре пионером стала школа Баухаус, провозглашавшая рациональные, простые идеи строительства. Французский архитектор Ле Корбюзье издал манифест «Пять отправных точек современной архитектуры», где очертил принципы нового стиля: использование опор, чтобы под зданием можно было пройти, плоская крыша, полосовое расположение окон на фасадах, свободная планировка этажей и то, что фасад может быть каким угодно. Так зарождался архитектурный модернизм, стиль, держащийся на эстетике линий и лаконичности образа. За короткое время эти идеи переняла польская художественная среда, которая начала противопоставлять новейшие подходы своей традиционной архитектуре.

Новый этап польской архитектуры берет отсчет со второй половины 1920-х годов. Очень скоро модернизм стал ведущим стилем, считавшимся не просто модным, а основным. И впоследствии модернистские постройки начали появляться не только в Польше, но и на Волыни.

«Архитектура должна соответствовать конструкции дома и материалам, из которых построена. Простые здания должны гарантировать максимум воздуха и света».

В Луцке, как административном центре, было больше всего архитекторов, которые учились в Варшаве и Львове и хорошо знали эти новые подходы. Они объединились в Волынское общество техников, которое издавало свой журнал. В одном из номеров — за 25 июля 1930 года — инженер Колмаков писал: «Здание должно соответствовать тем реальным потребностям и практическим целям, для которых оно построено, без необходимости избыточности архитектурных деталей и украшений. Внешне архитектура должна соответствовать самой конструкции дома и материалам, из которых построена, создавая таким образом оторванный от предыдущего современный стиль строительства. Мы должны научиться уважению, которое следует иметь при таком подходе. Архитектурно простые здания должны обеспечить жителям максимум воздуха и света».

Почтовые отделения, школы и кинотеатры 1930-х

Общественные сооружения 1930-х на Волыни стилистически были разнообразны, часто именно на них испытывали модернистские подходы. Первым зданием в Луцке с четкими рационалистическими чертами стала государственная гимназия имени Тадеуша Костюшко по проекту варшавского архитектора Казимира Толочко. Новое помещение было открыто в марте 1931 года. В нем совместили простые кубические формы с утопленными в фасад окнами и выделенным только одной линией первым этажом. Большие окна учебных аудиторий преимущественно выходили на юг и запад, чтобы днем ​​было достаточно света. Сейчас внешний вид здания изменился и оно больше ассоциируется со сталинским ампиром. Теперь это часть Волынского национального университета имени Леси Украинки.

Государственная гимназия имени Тадеуша Костюшко в Луцке, 1931 год. Фото: Narodowe Archiwum Cyfrowe
Еще один представитель стиля в Луцке — кинотеатр Ars, спроектированный в 1937 году. Стиль подчеркивают дуга стены, окна фойе, линейчатые проемы фасада, вытянутые боковые окна, наращивание объема. Сейчас постройка пустует. Фото: Александр Котыс

Интересным образцом являются главные почтовые отделения в Луцке и Ровно, построенные в 1936 году (вся Ровенская область, а также часть Тернопольской и Хмельницкой в ​​межвоенное время относились к Волынскому воеводству). Архитектор — Юлиан Путерман-Садловский из тогдашнего Бюро строительного отдела Министерства почт и телеграфов. Он также является автором почтовых домов в Варшаве, Калыше, Гдыне и Вильнюсе. Луцкая почта имеет железобетонный каркас со свободной внутренней планировкой и прозрачными перегородками. Полностью функционалистский прием — стеклянная крыша для освещения зала. Ровенская же почта отличалась использованием металла в дизайне интерьера.

Среди других примеров — костелы в Сарнах (архитектор Станислав Словиковский, 1934 год) и Ровно (архитектор Витольд Евгениуш Чечотт-Данилевич, 1930-й). Оба здания сохранились без существенных изменений.

3
Главная почта в Луцке. Фото: Александр Котыс
4
Главная почта в Ровно. Фото: Narodowe Archiwum Cyfrowe
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Главная почта в Ровно. Фото: Benediuk / Wikimedia Commons
Костел Петра и Павла в Ровно. Фото: Artemka / Wikimedia Commons
5
Фото: Narodowe Archiwum Cyfrowe
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Фото: Artemka / Wikimedia Commons
6
Костел в Сарнах. Фото: Narodowe Archiwum Cyfrowe
6_VATRA_1001
Фото: Vatra_1001 / Wikimedia Commons
6_VATRA1001
Фото: Vatra_1001 / Wikimedia Commons

Центральная касса полеводческих союзов в Луцке была спроектирована варшавским архитектором Витольдом Марчинковским в 1937 году. Ее характерными деталями являются ленточные окна и флагшток на крыше над главным входом. Во дворе большой эркер, внутри которого разместили конференц-зал. На первом этаже перед войной действовала кондитерская Mokka — одно из основных мест, где собиралась богема Луцка.

Здание бывшей Центральной кассы полеводческих союзов в Луцке. Фото: Александр Котыс

В 1934 году варшавский архитектор Вацлав Риттель спроектировал постройку для луцкого отдела страховой компании PZUW. Ее главный вход будто спрятан между двумя частями здания, имеющими разную высоту. Образ дополнял флагшток, решетки на окнах и аббревиатура PZUW. Это сооружение было закончено, и сейчас здесь находится школа № 1.

В течение второй половины 1920-х на Волыни построили примерно 130 школ и гимназий, часто проекты были типичными. Многие являются лучшими образцами модернизма 30-х на Волыни.

8
PZUW в Луцке. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
9а
Школа в селе Бугрин. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
9б
Школа в селе Несухоежи. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
9в
Школа имени Королевы Ядвиги в Луцке. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
9г
Школа в Ивано-Франковске. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс

Жилье 1930-х: виллы и квартиры

Обычно архитекторы работали по стандартной схеме: поступал заказ от клиента, и начиналась работа. Если многоквартирные дома иногда строили по типовым проектам, то с индивидуальным жильем такого не случалось. Наилучшими образцами стиля являются двухэтажные виллы, спроектированные, как правило, для одной семьи.

В их числе — здание 1934 года на Червоной Калины, 7, авторства Сергея Тимошенко. Дом состоит из двух разновысоких параллелепипедов, спаянных воедино, подъезд освещен благодаря высокому узкому окну, которое завершается круглым окошком мансарды. Угловые спаренные окна — непременный атрибут стиля.

Дом Сергея Тимошенко в Луцке. Фото: Александр Котыс

Сергей Тимошенко, бывший министр УНР, не оставлял активную политическую и общественную деятельность, живя в Луцке в 1930-х, однако находил время и на частную архитектурную практику. По его проектам здесь построили по меньшей мере 21 здание, 15 из которых сохранились.

Стильные жилые коттеджи появлялись и в других городах, например дома во Владимире-Волынском, Старомильске.

Среди всех проектов построек привлекают внимание те, где разработчики планировали отдых жителей на террасах, расположенных на крыше. В одном из случаев луцкий архитектор Юзеф Новак даже предусмотрел возможность принимать солнечные ванны.

Многоквартирное жилье в форме простых параллелепипедов возводили на Волыни до войны — это стало попыткой стандартизировать дома. Здесь уже не было перепадов высоты разных частей, круглых окон или акцентов на конструкциях. Но стиль проявлялся в высоких узких окнах подъездов, декоративных выступах.

11
Жилой дом во Владимире-Волынском. Фото: Александр Котыс
12
Проект жилого дома в Старомильске. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
13
Фасад дома с террасой. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
Дом в Луцке. Фото: Александр Котыс

Город-сад на Волыни

В межвоенный период польские урбанисты использовали идею города-сада Эбенизера Говарда, но целый такой город в Польше не построили. В ряде случаев говардовская идея центрической организации стала образцом, примененным для отдельных городских районов, которые есть также в Луцке и Ровно.

В 1928 году работник ровенского магистрата Симон Сидорчук создал план территории у дворца Любомирских. В основе — застройка трехэтажными жилыми зданиями с большими зелеными дворами. Еще больше зелени проекту добавляла идея парка на месте заболоченной территории. От дворца Любомирских до магистрата Ровно тянулся пешеходный бульвар.

В 1930 году Сидорчук сделал уже значительно больший по объему проект, предполагавший расширение города и создание новых районов застройки в обрамлении зеленых насаждений. Часть плана имела радиально-кольцевую структуру, что относило проект к идее города-сада Говарда. Жилищная часть состояла из кварталов двухэтажных домов с зеленой территорией. Похожую распланировку получил район Грабник. Проект не реализовали, потому что автор не учел заболачивание территории.

утопический город, где люди жили бы в гармонии с природой

15
Проект района застройки Симона Сидорчука для Ровно. Изображение: «Архитектура и градостроительство Западной Волыни», Ольга Михайлишин / Александр Котыс
16
Проект застройки района Грабник для Ровно, Симон Сидорчук. Изображение: «Архитектура и градостроительство Западной Волыни», Ольга Михайлишин / Александр Котыс

Многие из предложенных архитекторами проектов предусматривали застройку поймы реки Глушец в Луцке — сейчас здесь центральный парк.

Так, на плане инженера Ежи Жерома современная улица Глушец является основной магистралью, и это единственное, что реализовали, потому что она появлялась в большинстве проектов. Улицы осушенного участка тянутся параллельно. На них планировали застройку усадебного типа. Аллеи и каналы, необходимые для осушки, должны были стать частью пешеходного пространства.

Другой проект — ровенского архитектора Симона Сидорчука — был очень масштабным. Он предполагал создание отдельного района на осушенном участке. Идея заключалась в планировке территории так, чтобы улицы как бы расходились от замка Любарта, который расположен неподалеку. Застройка района — двухэтажные коттеджи, а между ними и замком есть небольшой сквер. Зеленая полоса отделяет весь район от проездной магистрали.

Один из проектов был дипломной работой Алины Страшаковой, студентки архитектурного факультета Варшавской политехники. Она составила план застройки прибрежных территорий реки Стыр, включив архитектурные комплексы в полосе зеленых насаждений.

17
Проект застройки поймы реки Глушец в Луцке, Симон Сидорчук, 1930 год. Изображение: Государственный архив Волынской области / Александр Котыс
19
Проект застройки поймы реки Глушец, Алина Страшакова. Фото: Александр Котыс

Еще один участок — так называемая офицерская колония в Луцке. Над ней в 1928 году работал варшавский архитектор и урбанист Адам Кунцевич. Он был известен тем, что составил планы развития портовой Гдыни и Хелма.

Проект предусматривал трехэтажные дома и частные коттеджи, а в его основе снова находился город-сад Говарда с круговой центральной площадью. План только начали реализовывать. Некоторые элементы (например, площадь) утрачены со временем и застроены, однако общая структура с парком, рекой, коттеджами все же сохранилась.

20
Офицерская колония в Луцке на аэрофото 1944 года. Фото: National Archives в College Park
21 Кунцевич 1928 копия
Проект офицерской колонии в Луцке. Фото: Александр Котыс

Новое и лучшее

874

13

36
38

Больше материалов