Мир

Не смеши меня, женщина

В комедии полно женщин, но многие зрители до сих пор считают, что шутить те не умеют. Bird in Flight выяснил, зависит ли чувство юмора от пола и почему большинство успешных юмористов — мужчины.

В Топ-10 самых успешных комиков, составленный Forbes два года назад, вошла всего одна женщина — американская актриса и комикесса Эми Шумер, а в первой пятерке лучших комиков всех времен и народов журнала Rolling Stone их и вовсе нет. На постсоветском пространстве дела с гендерным балансом в комедии обстоят не лучше: несмотря на то, что стендапом могут заниматься все, заметных юмористов все еще больше, чем комикесс.

Корреспондент Bird in Flight выяснил, в чем причина гендерного дисбаланса в комедии, почему женским командам в КВН приходилось сложно, а заодно узнал, почему весь мир считает, что мужчины шутят смешнее женщин.

Затянувшийся выход

Путь женщин в комедию был долгим. В Древней Греции и Риме они выходили на сцену исключительно в качестве танцовщиц или акробаток: актерами могли быть только мужчины. Традиция начала меняться в XVI веке, когда в Италии появился театр дель арте, а в Японии — театр кабуки. Труппы первого были смешанными, во втором выступали только женщины, но недолго — почти сразу после основания японские чиновники его разогнали.

Актеры и актрисы дель арте развлекали публику зарисовками из жизни, в репертуаре театра были в основном комедии. Женщинам предоставлялась небывалая на то время роскошь: они могли выходить на сцену вместе с мужчинами — правда, играя лишь служанок или возлюбленных.

Дель арте навсегда изменил представление о сценической культуре, показав, что в постановке важен не только текст пьесы, но и актерская игра. В то же время он закрепил за мужчинами право быть смешными еще на четыреста лет.

В начале XX века в США зародились основные форматы современных юмористических выступлений: ситком, вечернее шоу, стендап. Тогда же страну накрыла первая волна феминизма, принесшая женщинам право не только голосовать, но и шутить. Поначалу комикессы выходили на сцену в большинстве случаев с мужчинами. Работа в дуэте позволяла разыгрывать узнаваемые публикой ситуации между парнем и девушкой, мужем и женой, братом и сестрой. Но главное — она легитимизировала комикесс в глазах аудитории.

Первая волна феминизма дала женщинам право не только голосовать, но и шутить.

В 50-х женщины окончательно закрепились в комедии: они стали открывать собственные юмористические шоу, писать сценарии, играть в кино. В 2001 году Вупи Голдберг получила премию Марка Твена, которую присуждают за влияние на общество посредством юмора. В том, что женщины — неотъемлемая часть американской комедии, сомнений ни у кого уже не возникало. А вот в самом качестве женского юмора — еще как.

Женщины не шутят

Когда человечество решило, что женщины не умеют шутить, — неизвестно. В конце XVII века английский драматург Уильям Конгрив заявил, что они могут смешно пошутить лишь случайно. Эта точка зрения жива и поныне.

Руководитель комик-труппы «Маски» Георгий Делиев вспоминает, что шутки для скетчей придумывали только мужчины: он, Борис Барский, Лев Делиев, Сергей Зарев и Александр Постоленко. Женщины не шутили. Причина такого распределения ролей, по мнению Делиева, заключается в том, что женщины хотят всем нравиться, поэтому смех над ними их обижает.

«Есть, например, Наталья Бузько. Она и красивая, и сексуальная, и смешная. Но это большая редкость. Куда чаще женщины умеют смеяться над шутками. Во время выступлений я замечал, что в зале слышен в основном женский смех», — говорит он.

Не один Делиев так считает. В начале 90-х эволюционный психолог Джеффри Миллер написал книгу «Соблазняющий разум: как выбор сексуального партнера повлиял на эволюцию человеческой природы», в которой подробно объяснил, почему у женщин с юмором не сложилось.

По мнению ученого, в какой-то момент развития человечества женщины решили, что интеллект — более надежная гарантия качественных мужских генов, чем физическая форма. Когда и почему так произошло, точно неизвестно, но мужской интеллект вошел в моду, а вместе с ним и юмор — как один из его признаков. Чтобы размножаться, мужчина должен шутить, а женщина — правильно оценивать качество шуток. Поэтому, считает Миллер, среди мужчин больше не только юмористов, но и писателей, зато женщины лучше разбираются в искусстве.

Чтобы размножаться, мужчина должен шутить, а женщина — правильно оценивать качество шуток.

Подтверждений теории Миллера достаточно. Исследуя чувство юмора, ученые выяснили, что женщины чаще, чем мужчины, отдают предпочтение умеющим шутить. В то же время мужчины придумывают более смешные шутки, чем женщины. Но к последнему выводу есть вопросы.

Установки против эволюции

Однажды преподавательница психологии Калифорнийского университета Лаура Микес решила прочесть отзывы студентов на свою работу и наткнулась на комментарий, который ее неприятно удивил. Один из студентов назвал Микес несмешной. Она не считала себя мастером юмора, но свои остроты находила удачными. Кроме того, над шутками Микес смеялись подруги. Почему же студенты недооценивают ее?

Преподавательница решила провести эксперимент. Одну группу студентов она попросила придумать смешные подписи к картинкам, другую — оценить, насколько они смешные, а также определить, кто их придумал — мужчина или женщина. Оказалось, что все смешные подписи участники эксперимента ошибочно приписывали мужчинам.

Микес также заметила, что некоторые девушки впадали в ступор от необходимости придумывать шутки. Многие были уверены, что выдать что-то смешное они не способны. Такая установка сказывалась на результатах исследования. В первом эксперименте выяснилось, что мужские подписи к картинкам были смешнее. Но в следующих, когда перед выполнением заданий преподавательница просила студенток «постараться», разница между мужскими и женскими подписями пропадала.

Участницы исследования впадали в ступор от необходимости придумывать шутки.

Исследования Микес есть за что критиковать. Американка изучала только студентов своего вуза, что могло отразиться на данных. Да и выборка у нее была небольшая: в первом эксперименте Микес участвовали около тридцати человек. Тем не менее полученные ею результаты показывают, что стереотипы способны влиять на чувство юмора так же, как и эволюция.

Человеческий мозг — орган сложный, умеющий подстраиваться под новые задачи. Как пишет в своей книге «В интернете кто-то неправ!» популяризатор науки Ася Казанцева, успешность освоения любой интеллектуальной деятельности зависит не от пола, а от навыков конкретного человека. Но раз так, то почему в комедии столь мало заметных комикесс?

Стойкие и смешные

До возникновения интернета американские комики пробивались на сцену двумя путями. Кому повезло, начинали с написания шуток для юмористических передач, остальные — шли в стендап. В отличие от телевидения и радио, где комики работали по строгому и отредактированному сценарию, здесь шутили острее и жестче, часто прибегая к импровизации. Попробовать свои силы можно были едва ли не в каждом баре. Выступали без реквизита и дорогих костюмов, главное — остроумие и подача.

Но при всей открытости формата для любителей реализоваться в нем могли не все. В 60-х женщины посвящали себя детям и дому, и чтобы нарушить эту традицию, требовалась веская причина. Одна из первых американских комикесс Филлис Диллер вспоминала, что начала выступать только потому, что ее муж остался без работы.

В СССР стендапа не было, зато был КВН. Придуманный в начале 60-х формат, в котором команды студентов соревновались в остроумии, быстро вышел за пределы вузов. КВН смотрело полстраны, другая половина в него играла. Свои команды были в школах, на заводах и фабриках. Популярность формата легко понять: долгое время КВН оставался едва ли не единственной возможностью для комиков-любителей стать профессионалами.

Долгое время КВН оставался едва ли не единственной возможностью для комиков-любителей стать профессионалами.

При всем разнообразии выступавших коллективов за шестьдесят лет существования игры ее чемпионом была только одна женская команда — «Раисы», ставшая победителем Высшей лиги в 2018 году. Кавээнщик, сценарист, продюсер и бывший главный редактор Высшей лиги КВН Андрей Чивурин объясняет: команды готовятся к выступлению месяцами, а за неделю до игры и вовсе практически не спят — переписывают сценарий, ставят номера, ищут реквизит. Неудивительно, что с нагрузками справляются не все.

«Как-то перед самой игрой одна кавээнщица, сломав ноготь об ширму, отказывалась выходить на сцену. В этом плане парни более стойкие», — говорит он. Однако с теорией Чивурина согласны не все.

В заданных рамках

Наталью Гарипову легко узнать по короткой белой стрижке и привычке громко разговаривать. Свои стендапы она читает так, будто отдает приказы. Статус позволяет: Гарипова — одна из самых заметных женщин в украинском стендапе. Сегодня ее гонорар за выступление составляет около тысячи долларов (по ее словам). Но начинала она в одесской команде КВН «Кто остался после цирка», в которой выступала бесплатно.

В то, что женщины менее выносливые, Гарипова не верит и считает, что главная причина гендерного дисбаланса в юморе — сексизм, которого в КВН было предостаточно.

«Я ненавидела, когда нашу команду называли женской. Потому что в КВН у женщины было три амплуа: тупая блондинка, истеричка или проститутка. Если твою команду называли женской, то нужно было соответствовать», — вспоминает стендаперша.

«В КВН у женщины было три амплуа: тупая блондинка, истеричка или проститутка».

Поиграв в КВН шесть лет, Гарипова ушла на телевидение писать сценарии для юмористического ситкома «Коли ми вдома». В сценарной команде было около сорока мужчин и всего две женщины. Гарипова отмечает, что в случае сокращения они были первыми кандидатами на вылет из проекта. Работать, зная это, было непросто.

Еще одна сложность заключалась в том, как отбирали шутки для серий. «Представь: я сижу в сценарной комнате, вокруг одни мужики. Я вкидываю шутку, ее зафукивают — мол, не смешно. Потом шутейку, которая строится на том же ходе, предлагает парень. Ее принимают. Это было п***ец как обидно!»

Кто жестче?

Можно ли разделить юмор на мужской и женский? Герои материала считают, что нет.

«Юмор может быть двух типов: хороший или нет. И тот и другой могут писать как мужчины, так и женщины», — говорит Чивурин.

Тем не менее различия в выборе тем мужчинами и женщинами заметить можно. В своих выступлениях актриса и комикесса Елена Новикова, пришедшая в стендап в сорок пять, шутит о возрасте, сыне-подростке и двух разводах. Публике нравится, поэтому сегодня у Новиковой по несколько выступлений в неделю. Стендап приносит деньги и новые роли в кино. Несмотря на успех, Новикова признает: аудитория позволяет женщинам не все.

«Представьте, что женщина со сцены начинает шутить про то, сколько мужчин у нее было, — говорит Новикова. — Как на эти шутки отреагирует зал? Кто-то засмущается, кому-то станет неловко. А если об этом будет рассказывать мужчина, зал будет смеяться».

Гарипова предпочитает не ждать, пока публика разрешит ей шутить о чем вздумается. В своих стендапах она высмеивает неопрятность мужчин и их неспособность найти клитор. Несколько раз охрана клубов, в которых выступала стендаперша, стаскивала со сцены подвыпивших мужчин, пытавшихся высказать Гариповой свое недовольство материалом. Но реакция зала комикессу не останавливает. Она считает, что главная цель ее юмора — сексуальное просвещение и борьба с гендерными стереотипами. Можно ли считать шутку о том, что мужчины не знают месторасположение клитора, стереотипом? Гарипова уверена, что нет.

«Это не стереотип, а правда! Взять хотя бы моего мужа. Когда мы с ним познакомились, он не умел целоваться взасос. А сколько мужчин ходит на курсы по куннилингусу? Почти никто. Основные клиентки секс-коучей — женщины. Большинство мужчин сексуально необразованны, и им нормально с этим».

В том, что женщины могут шутить даже жестче мужчин, культуролог Ольга Рогинская не видит ничего удивительного. Она считает, что юмор — привилегия того, кто обладает властью, а женщины только сейчас начали сражаться за нее, поэтому и шутят циничнее, чем мужчины, которым эта власть уже не нужна.

«Юмор женщин сегодня — это юмор амазонок», — заключает Рогинская.


Коллажи и обложка: Роман Кривенко.

Новое и лучшее

6 816

17

77
278

Больше материалов