Вдохновение

В розовом цвете: Портфолио художника Дениса Метелина

Пенсионерки с автоматами и коммунистические вожди в такси — художник Денис Метелин создает параллельную реальность, перенося в настоящее образы из 90-х.

Семь лет назад Денис Метелин был вынужден покинуть родной город, оставив в нем семью и друзей. Разрыв с домом стал переломным моментом не только в жизни, но и в творчестве: сегодня ностальгия — одна из ключевых тем художника. Работая с ней, Метелин воссоздает мир своего детства и проводит его ревизию.

Денис Метелин 27 лет

Художник, живет и работает во Львове.

— В 2014 году моя жизнь неожиданно изменилась. Я родился и вырос в Крыму, учился в художественном училище. Когда на полуострове появились «зеленые человечки», папа молча собрал мои вещи, купил мне ноутбук и отправил во Львов — город, в котором я никого не знал. Когда мы ехали на вокзал, я его спросил: «Ты хочешь из меня бомжа сделать?» В Симферополе были люди с автоматами, баррикады, и папа был уверен, что будущего у меня там нет.

Во Львове я некоторое время жил в семье преподавателей — они участвовали в программе помощи беженцам с Востока и из Крыма. Потом учился в Польше, где писал работу про украинский и польский стрит-арт. Сегодня я живу во Львове и у меня все хорошо. Про Крым я не думаю, однако, оглядываясь назад, понимаю, что оборвал связи очень стремительно. Но как бы то ни было, эта жизнь мне больше нравится, чем прошлая.

Выбор стать художником не был сознательным, просто так получилось. В детстве родители оставляли меня дома с фломастерами и бумагой. Когда в 2008 году появилась мода на граффити, я, как и все, взялся за баллончик. Мода прошла, но я продолжил рисовать на стенах.

«Всратое искусство» — это когда нарисовано косо и криво, но всем нравится.

К теме декоммунизации я приступил зимой и с тех пор написал около сорока работ. Мои картины на первый взгляд красочные и веселые, но они сложнее, чем кажутся. Например, в работе «Спасибо, приехали» нарисовано четыре советских вождя. Смысл понятен: вы к нам больше не попадете. Бабушка на картине символизирует незащищенные слои населения. Идея работы в том, что каждый человек должен защищаться сам. В «Оккупации» использованы цвета ЛГБТ, я добавил их ради провокации. Подобные картины я называю «всратым искусством» — это когда нарисовано косо и криво, но всем нравится.

Иногда я выхожу за рамки изображения и работаю с пространством. Проект «Життєпис», который я делал два года, я разместил в комнате. На пол положил карту Симферополя, на стенах — мои воспоминания о городе в виде рисунков.

Соц-арт показывает величие человека. Я делаю то же самое: беру какой-то объект, например памятник, и изображаю его несоизмеримо большим. Таким образом я создаю параллельную реальность, показывая, как бы мог выглядеть мир за окном, если бы СССР не развалился.

Я создаю параллельную реальность, показывая, как бы мог выглядеть мир за окном, если бы СССР не развалился.

Городские пейзажи я рисую для души. Я жил в нескольких городах, поэтому мне есть что сказать. Киев — это каменные джунгли и хаотичная застройка. В этом смысле он похож на Симферополь — жить в них сложно. А вот Киев прошлого очень теплый, он напоминает мне Симферополь моего детства. Я плохо отношусь к СССР, в моих картинах нет романтизации того времени. В Союзе хотели построить коммунизм, люди работали на заводах, свобода передвижения была не всегда. Ожидания были высокими, но реальность недотягивала.

Сегодня я создаю большие полотна, иногда муралы (летом нарисовал три). Продавать работы я начал только в этом году, и дела идут успешно — творчество меня кормит. В основном мои картины покупают ценители искусства из-за границы: для них по приколу рассматривать постсоветскую реальность. Представители украинской диаспоры берут киевские пейзажи.

С темой декоммунизации я планирую работать год или два. За что возьмусь потом, пока не знаю. Жизнь — непредсказуемая штука.

Новое и лучшее

386

38

396
1 051

Больше материалов