Почему это шедевр

Мутирующие 90-е Николая Троха

Когда в СССР только хлынул глянец и доступная эротика, Николай Трох заметил, что искусство и женское тело немедленно превратились в товар. Он стал «анатомировать» 90-е — с их нестабильностью, агрессией и дикой коммерцией. Это сделало его одним из самых популярных фотографов — но уже в нулевых художника забыли.

Николай Трох был одним из самых востребованных и популярных фотографов 1990-х: в своих работах он запечатлел весь шарм и ужас своего времени. Сегодня его имя вспоминают лишь изредка, его снимки не висят в музеях и ценятся только узким кругом профессионалов. Трох стоит особняком в истории украинского искусства. Живя в «живописном» киевском контексте, он должен был выбивать себе право на существование.

Главная тема творчества Троха — обнаженное тело, которое можно трактовать как тело общества: морально разлагающееся, перверсивное. Его фотографии провокативны. Трох часто апеллирует к порнографии, выстраивая собственные границы дозволенного.

Главная тема творчества Троха — обнаженное тело, которое можно трактовать как тело общества.

troh_10
troh_11
troh_7
troh_6
troh_8
troh_3

Трох не получал художественного образования. Он стал фотографировать в середине 1980-х — сначала просто улицы и людей на них, позже делал постановочные съемки для журналов мод и конкурсов красоты. Даже получил Гран-при на конкурсе «Мисс-фотомодель, фотореклама — 1991».

Настоящее творчество началось в сквоте художников на улице Парижской Коммуны, где Трох стал неофициальным фотографом. Атмосфера бесконечного рейв-праздника, перемежающегося интеллектуальными разговорами в мастерских и кухнях, была платформой для художника. На снимках этого времени можно увидеть Александра Гнилицкого, Илью Чичкана, Александра Ройтбурда, Валерию Трубину. Кадры часто деформированы, неожиданные ракурсы создают образ «мутирующих 90-х» — гротескных и нестабильных.

Неожиданные ракурсы создают образ «мутирующих 90-х» — гротескных и нестабильных.

В это время Трох много экспериментирует с формой и цветом: раскрашивает фотоизображения анилиновыми красками и фломастерами, покрывает поверхность надписями, клеит коллажи. В этом можно проследить влияние чешского фотографа Яна Саудека, который делал откровенные постановочные снимки и разукрашивал их анилиновыми красками. Но в работах Троха меньше эстетизации, а театральность имеет привкус постчернобыльского карнавала.

troh_26
troh_25
troh_24
troh_23
troh_22
troh_21
troh_20
troh_19
troh_18
troh_12
troh_13
troh_14
troh_15
troh_16
troh_17

Девяностые для Троха — время «тотальной потери веры в любые непрагматические ценности», время «фотопрагматики» и культурной слепоты, когда все — в особенности тело — превратилось в товар. Уже в конце 1980-х на советские страны обрушилась лавина эротики и порнографии, появились конкурсы красоты и глянцевые журналы, задающие эстетические стандарты. Реклама сформировала определенный образ «потребляемого тела». Трох называл это особым видом фашизма, а в своем Манифесте писал: «Рекламная фотография […] создает искривленную, вымышленную, иллюзорную картину мира, дискриминируя тех людей, чьи формы не отвечают стандартам топ-моделей».

Свою задачу фотограф видел в создании «антирекламных» кадров, запечатлении истинных, непоказных явлений. Трох искал новые нормы красоты и гармонии, отбрасывая существующие ориентиры. Его работы — странное соединение отмирающего, переродившегося в перверсивные формы совка и зарождающегося капитализма, где мода, искусство и женское тело превратились в объект.

Одна из самых ярких серий Никола Троха, выразившая «дух 90-х», — «Школьницы» 1993 года. На фоне фактурной стены мастерской, которую часто можно встретить в работах фотографа, мы видим пожилую женщину, одетую в советскую школьную форму. Она сидит, бесстыдно расставив ноги, и мастурбирует. Ее лицо скрывает маска, придающая ей образ куклы и вызывающая чувство отчуждения. Ее жилистые руки прячутся между ног. Советская школьная форма в 1990-х стала сексуальным фетишем, абсорбирующим понятия молодости, бунта и сексуальности; надетая на пожилую женщину, она становится мощным символом.

troh_29

Этот образ послужил основой для важного произведения Троха: его первой персональной выставки-акции «Порнография — зеркало нашей жизни» 1995 года. Художник создал триптих, центральной створкой которого была работа «Школьница». Левая часть триптиха — обычное зеркало. Правая — угрюмый пейзаж: магазин-халупа с надписью «Осям», в левой створке отражавшейся как «Мясо»; над крышей магазина — купол церкви. На фоне этого массивного триптиха происходил перформанс: участники имитировали товарищеский суд, символизируя отсутствие приватного в коммерциализированном обществе.

Трох воспринимал порнографию как универсальный язык 90-х, на котором говорят политики, художники и простые люди. Фотограф писал: «Анатомируя в некоторых своих работах насилие, агрессию, жестокость, я не возвеличиваю, а разоблачаю их. Да, я стремлюсь вызывать у зрителя отвращение к тому, что кажется мне в жизни мерзким, вульгарным. Мой метод можно бы было определить как утверждение нормы, красоты, гуманности от противного. Предмет изображения для меня — то, что возмущает, вызывает душевный дискомфорт, отчаяние. Грязь, глупость, тщеславие мира».

«Да, я стремлюсь вызывать у зрителя отвращение».

Николай Трох умер в 2007 году от сердечного приступа — в бедности, в чужой квартире. Один из самых популярных фотографов 1990-х стал невостребованным в 2000-х: «честные кадры», которые он продолжал делать, не соответствовали новым глянцевым стандартам.

troh_31
troh_33
troh_32
troh_28

Новое и лучшее

14598

518

10344
2972

Больше материалов