Почему это шедевр

Давай жги, Кирилл Проценко

Солнце на ладошке, крылатые младенцы, портрет Боба Марли и даже фотосерия о способах самоубийства — за что бы ни брался Кирилл Проценко, он умело заигрывал со стереотипами как массовой культуры, так и классического искусства. Художник выжигал по дереву, писал картины, занимался музыкальным лейблом, делал перформансы и, кажется, успел столько, что хватит на несколько биографий.

На первой персональной выставке вчерашнего выпускника художественного института Кирилла Проценко была только одна работа — изображение падающей звезды, а еще ящик для желаний, которые могли загадать все посетители. Год спустя, в 1995-м, эта же работа оказалась на выставке в Нью-Йорке. Прозвучит банально, но в жизни автора, летящей со скоростью звезды, находилось время для организации громких вечеринок по всему миру, музыкальных проектов, перформанса на Венецианской биеннале и участия в Manifesta V, а также киносъемок, дизайна интерьеров, живописи и, конечно, пирографии.

Кирилл Проценко © Игорь Кривинский
«Падающая звезда», 1994 год. Фото: онлайн-архив Исследовательской платформы PinchukArtCentre

Мастер клише и контроверсии

Кажется, что от внимания Проценко не ускользал ни один курьезный элемент массовой культуры: солнце на ладошке, дешевые иконки в качестве оберега, гэдээровские наклейки с красотками, тюремные татуировки, неудачные выражения лица на фото и герои пафосных блокбастеров. Парадоксально, но работы художника в то же время полны отсылок к классической живописи, некоему «настоящему искусству» прошлого. Это и виньетки на картинах, и часто встречающийся у автора овальный формат, и даже гризайль (монохромная живопись, имитирующая скульптуру) — некогда признак высочайшего мастерства художников. Но Проценко и не чужой в этом академическом мире: сын академика, он получил профессиональное образование в Киевском художественном институте, а до этого — в Республиканской художественной школе.

Кажется, что от внимания Проценко не ускользал ни один курьезный элемент массовой культуры.

«Последнее фото», начало 1990-х годов. Фото: онлайн-архив Исследовательской платформы PinchukArtCentre

Заигрывание Проценко с классическим искусством и его стереотипными атрибутами иллюстрирует основательное понимание этих атрибутов и техник. Порой художник использовал их без иронии — чтобы не растерять навыка. Время от времени он возвращался к живописи, в основном монохромной, похожей на гризайль. Сюжеты в этом случае были непредсказуемыми — загадочными, ироничными, контроверсионными. Так, работа «Последнее фото» напоминает драматичный кадр из фильма: человек плывет в темной воде, преодолевая сильное течение и волны, а прямо напротив него появляется черный плавник акулы.

На другой работе этого же периода начала 1990-х стая путти, пухленьких крылатых младенцев, летит ключом на фоне темного грозового неба. Внизу торжественная надпись на золотом картуше — A Flock, которая, как и образ путти, апеллирует к классическому искусству и его клише. Картины старых мастеров кишат этими ангелочками, а их стайки можно найти и в живописи, и в архитектуре, и на предметах быта. Да и сегодня в массовой культуре таких путти немало — вспомнить хотя бы ангелов Рафаэля, которых печатают на всевозможных поверхностях и предметах. Так мы попадаем на территорию тем, с которыми постоянно работает Проценко: смешения элитарного искусства и массовой культуры, быта, банальностей и надоедливых образов.

Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров

Выжженное искусство

В работах художника, связанных с телесностью, тоже заметна академическая подготовка. Торсы из серии «Венер’s» (2007 год) и сложные ракурсы женских лиц на палитрах выполнены безупречно, как и пирографии более ранних лет, например «Не хочу» 1995-го. Однако большинство ранних работ все же наследует аматорскую эстетику выжигания. 1970—1980-е годы — пик популярности пирографии на территории СССР: приборы для этого производили массово, а уроки выжигания проводили в школах, пионерлагерях и домах творчества. Чаще всего выжигали не только на кухонных досках (как и Проценко позже в своих сериях с портретами идолов массовой культуры — Боба Марли, Виктора Цоя, Джо Дассена), но и просто на предметах быта либо на отдельных дощечках, служивших поздравительными открытками.

Первые выжженные работы Проценко создал в 90-х, когда интерес к методу уже поутих, и снова вернулся к нему после поездки в США и Европу. Сейчас, когда ассоциативная связка «пирография — пионерлагерь» ослабла, работы художника можно рассматривать в более широком контексте аматорских и даже маргинальных практик выжигания как в Европе, так и в Америке. Странным образом пирография, несмотря на свою популярность еще с XIX века и постоянное совершенствование технологии, так и не достигла статуса «высокого» искусства за очень редким исключением. Она оставалась видом досуга (кстати, преимущественно женским) или просто способом нехитро украсить свой дом.

_MG_5759
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5756
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров

Прочная связь пирографии с бытом и повседневностью — именно то, что Проценко постоянно обыгрывал в своем творчестве. В 2015-м он создал серию работ на художественных палитрах, которые тоже являются незаметным предметом обихода и одновременно — стереотипным символом искусства.

Прочная связь пирографии с бытом и повседневностью — именно то, что Проценко постоянно обыгрывал в своем творчестве.

Навеянные бытом образы у Проценко имеют отчетливый перестроечный флер, но при этом достаточно универсальны, чтобы быть интересными в любой среде. Если говорить о простых и минималистичных пирографиях с лампочками, решетками от слива раковины, спичках, монотипиях с дорожными люками, то это настолько привычные элементы повседневности, что нужно их увеличить и перенести на стены, чтобы заметить; и настолько типовые, что едва ли будут отличаться на разных континентах.

_MG_5703
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5682
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5691
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5672
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5663
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров

Воспринимай буквально

Его крупноформатная живопись с ироничными пейзажами тоже вполне может существовать вне постсоветского контекста. Картина в данном случае воспринимается как нарочито мещанская вещь, необходимая составляющая солидного интерьера и маркер благополучия — и неважно, что художник изобразил носорога или летающую тарелку. Пейзажи на полотнах скопированы с этикеток популярных сигарет, минеральной воды или водки — настолько массовых и привычных товаров, что детали их упаковки «невидимы»: покупатель может перепроверить цену, срок годности, но не станет всматриваться в изображение и тем более замечать там некую аномалию.

Картина в данном случае воспринимается как нарочито мещанская вещь, необходимая составляющая солидного интерьера и маркер благополучия.

Возвращаясь к теме тела, можно проследить еще один частый мотив в творчестве художника — спорт. Персонажи Проценко плавают, прыгают, бегают, всячески демонстрируют свои мышцы. На видео Irritants (2007 год, в соавторстве с Ильей Чичканом) культуристки репетируют свои выступления на фоне «Лекции о ничто» Джона Кейджа — музыкального произведения, где каждая строка состоит из определенного количества тактов, которые и формируют композицию. Для работы над мультимедийной инсталляцией «Пенальти» Проценко и вовсе пригласил футболиста Александра Шовковского: профессиональный вратарь забивал голы в символические ворота из белого полотна, которые «защищал» сам художник.

_MG_5683
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5689
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5706
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5711
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5714
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5725
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5733
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5734
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5743
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5747
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5782
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5778
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5773
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5765
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров
_MG_5748
Выставка «Кирилл Проценко. Пылкий» в Мистецьком Арсенале. Фото: Евгений Никифоров

Порой автор выступал как исследователь человеческого тела — он препарировал Горацио Нельсона и Ромео на пирографиях 1994 года. Снова выбрав персонажей, прочно засевших в массовом сознании, Проценко обыграл то, что мы знаем об их теле: британский вице-адмирал Нельсон повредил глаз в бою, а Ромео умер от выпитого яда. «Твоя улыбка» выглядит как стоматологический снимок: все зубы черные, ну и что — улыбка ведь украшена розами. «Влюбленные сердца» — это два реалистичных изображения человеческих сердец, хотя и на фоне пальм и романтичного алого заката.

С темой умирания и психологического состояния Проценко обращался все с той же ироничной буквальностью. В 1997 году он создал фотопроект No comment, в котором на полароидных снимках «задокументировал» способы самоубийства, выступив в роли главного персонажа. А в 2003-м появились его шутливые фотоаллюзии на разные типы здоровья — физическое, психологическое, эмоциональное.

С темой умирания и психологического состояния Проценко обращался все с той же ироничной буквальностью.

Из серии No comment, 1997 год. Фото: онлайн-архив Исследовательской платформы PinchukArtCentre

Разнообразие медиумов и сфер деятельности сейчас не кажется чем-то необычным, но все равно количество проектов Проценко поражает. С видео и музыкой он работал еще со времен «Паркоммуны» и зарождения украинского видео-арта. Речь не только о собственных роликах и легендарных вечеринках, но и о создании музыкального лейбла «Термос», а также совместного с Иваном Москаленко арт-медиа «Радио Евразия». Для нескольких киевских заведений художник разработал дизайн интерьера — пиццерии Napule, сети ресторанов «Якитория» и бара Gogol BARdello, который принадлежал фронтмену группы Gogol Bordello Евгению Гудзю.

Проценко умер в 2017 году. Некоторые из его интерьеров уже не существуют, а сайт с архивом работ и вовсе недоступен. Но сказать, что его звезда «закатилась», — невозможно. Она зависла падая.

Новое и лучшее

587

683

297
609

Больше материалов