Фотопроект

Тридцать шесть видов Говерлы

Дмитрий Куприян создал аналог «Тридцати шести видов Фудзи» Хокусая, но вместо Фудзиямы снял Говерлу. Фотограф работал над проектом три года. В итоге получилась медитативная серия о самой высокой горе Украины.

Говерла — самая высокая гора Украины, которая, по аналогии со священной горой Фудзи в Японии, овеяна преданиями. Эти две горы имеют практически идеальные конические очертания и похожие силуэты. Вдохновляясь «Тридцатью шестью видами Фудзи» Кацусики Хокусая, фотограф Дмитрий Куприян создал собственную подборку видов, чтобы напомнить украинцам о сакральности Говерлы.

Дмитрий Куприян

Украинский фотограф-документалист. Работал фотографом в УНИАН и украинских СМИ, сейчас занимается персональными проектами. Выставлялся в Украине, Грузии, Италии, Венгрии.

— Эту серию я начал снимать в апреле 2017 года. Это было мое первое восхождение на Говерлу и на соседнюю гору — Петрос. С тех пор я пятнадцать раз ездил в те места и дважды поднимался на Говерлу.

Сейчас, на мой взгляд, Говерла является не сакральным местом, а скорее туристическим объектом для украинцев. Но мне бы хотелось, чтобы было иначе и люди отправлялись в горы за новым духовным опытом.

В 2010 году меня вдохновила серия гравюр Кацусики Хокусая «Тридцать шесть видов Фудзи». Затем я стал искать нужные образы в книгах («Латышские дайны» с иллюстрациями), альбомах, фотографиях и картинах — у меня перед глазами все еще стоят старые раскрашенные снимки Парижа, изображения из книги «Тридцать шесть видов Эйфелевой башни» Анри Ривьера и альбом с рисунками животных «Путешествия по Исландии» Эггерта Оулафссона и Бьярни Палссона.

Говерла — одна из нескольких гор в Черногорском хребте, со всех сторон она закрыта другими хребтами и не слишком выделяется среди них. Иногда я даже путал ее с соседней вершиной, с Петросом. Кроме того, Говерлу часто закрывают облака, и тогда приходится ждать просвета. Было сложно отыскать интересный сюжет, но еще сложнее — запечатлеть Говерлу.

Туристы в горах заняты своими делами, и другие путешественники их не слишком занимают. А вот местные жители заинтересованы в беседе. Им интересно услышать о новостях из мира, как они говорят, «из Украины» (почему-то они как будто отделяют себя от остальной части страны). Именно местных я и стараюсь снимать.

Когда я только подумывал о съемке, я представлял себе пасущих скот гуцулов, трембиты, карпатские пейзажи… Но в реальности обычные люди занимались обычными делами. Никто не ходил в гунях, как гуцулы на фотографиях. Пастухи на выпасах были обуты в обычные галоши и одеты в штаны и рубашку. А на трембите играли только в Рождество.

Я увидел женщину, сидящую ко мне спиной. Неожиданно она обернулась — в руках у женщины был нож — и спросила: «Ну что, нашел любовь?»

Однажды, когда я спускался с полонины Кукул, откуда открывается вид на Петрос и Говерлу, я увидел женщину, сидящую ко мне спиной. Неожиданно она обернулась — в руках у женщины был нож — и спросила: «Ну что, нашел любовь?» В этом моменте было что-то магическое.

Сейчас я напечатал и раскрасил 19 фотографий — делал по одной в месяц. Мне предстоит печатать снимки еще по крайней мере полтора года, и за это время я хочу снять еще несколько сюжетов в Карпатах.

Новое и лучшее

862

46

183
246

Больше материалов