Фотопроект

Да на тебе лица нет: Что будет, если оставить на фото только ретушь

Фотографу Андрею Ломакину часто присылали портреты на обработку — люди просто хотели красивые аватарки. Однажды, сопоставляя исходники с улучшенными изображениями, он решил вычесть одно из другого и получил вместо аватарок аватары — маски цифрового мира.
Андрей Ломакин

Украинский фотограф, живет и работает в Киеве. Занимается репортажной фотографией с 2001 года, с 2014-го работает над персональными документальными и арт-проектами. Обладатель Гран-при «Фотограф года Украины 2016» за серию «Амулет» (2015). Выставлялся в США, Канаде, Франции, Греции, Швеции, Германии и других странах, публиковался в The New Yorker, Der Spiegel, Re:public, Macleans, Wired.

Этот проект пришел на наш конкурс новаторской фотографии Bird in Flight Prize. Он не стал финалистом, но заинтересовал редакцию, поэтому мы решили рассказать о нем отдельно.

— Как фотограф я вырос в мире документальной фотографии и фотожурналистики. Мире со своими правилами, исключающими любое вмешательство в изображение (или событие). Контраст и насыщенность — вот и весь постпродакшн. Со временем стало очевидно, что любая фотография довольно субъективна и, так или иначе, не представляет собой точную копию реальности. А тщательный просмотр галерей World Press Photo дал ясно понять, что правила легко «растягиваются» в нужную сторону. Кто-то обходится простенькой виньеткой, а кто-то довольно жестко манипулирует с освещением и цветом. Инструменты из темной комнаты с красным фонарем переехали в светлую. С плотной серой шторой, планшетом и калиброванным монитором.

Немного копнув в этом направлении, я выяснил, что все мои знания о цвете в цифровом мире (а именно он представлял для меня главный интерес) поверхностны и ошибочны. Я жадно принялся изучать инструментарий — друзья и ютуб дали направление. Это оказалось бездной, которая поглотила меня полностью. За цветом настал черед ретуши, и спустя некоторое время я практически перестал фотографировать и занялся обработкой чужих съемок. Часть заказов составляли хедшоты — всем нужны красивые аватарки для соцсетей и сайтов.

Во время ретуши результат всегда сверяют с оригиналом — на выходе все должно быть естественно и незаметно. Для этого сравнивают два изображения на разных слоях, «сырое» и отретушированное. Попеременное их включение позволяет видеть разницу между ними. Однажды я вычел одно из другого и получил картину моего вмешательства в оригинальный снимок. Так появился проект «Аватар».

Цифровой мир всегда будет немного фальшивым. Здесь мы лучше своих «аналоговых копий»: умнее, добрее, справедливее, привлекательнее. Наш виртуальный образ начинается с аватарки — обычно это немного приукрашенный портрет. Чуть меньше морщин, пигментных пятен и темных кругов под глазами. Приятные светлые лица, оцифрованные и улучшенные дубликаты реальных людей — по словам Жана Бодрийяра, «более привлекательные, более настоящие, чем их образцы, словно лица покойников в похоронных бюро».

В процессе ретуши портретов этот невидимый мейкап всегда оставляет цифровой след — неоновые россыпи пикселей как результат вычитания оригинала из улучшенной копии, симулякра, маскирующего нашу реальность.

Цифровой мир всегда будет немного фальшивым. Здесь мы лучше своих «аналоговых копий»: умнее, добрее, справедливее, привлекательнее.

Новое и лучшее

195

8

19
151

Больше материалов