Опыт

У вас на платье мое граффити: Какие права есть у уличных художников

Никто толком не знает, как регулировать авторские права на уличное искусство: традиционные нормы к нему неприменимы, а новые еще только складываются. Пока одни получают прибыль от чужого стрит-арта, ссылаясь в суде на вандализм авторов и фотографии с мест преступления, другие не могут покрасить стену собственного здания, потому как на ней что-то нарисовано. Bird in Flight разобрался, что можно и чего нельзя делать с муралами и уличными инсталляциями.

Стрит-арт против корпораций

В июле суд Копенгагена обязал Volkswagen выплатить компенсацию Ай Вэйвэю за незаконное использование его работы в рекламе: концерн снял фотосессию на фоне инсталляции Soleil Levant, которую китайский художник создал ко Всемирному дню беженцев. До обращения в суд Ай Вэйвэй целый год пытался урегулировать вопрос миром, но безуспешно. «Авторские права художника должны быть защищены независимо от того, в музее он выставляется или на улице», — заявил после вынесения вердикта директор галереи Шарлоттенборг, на фасаде которой размещена инсталляция.

Судя по количеству подобных новостей, корпорации к этой идее пока не привыкли. Так, в прошлом году в центре аналогичного скандала оказалась H&M: она сняла свою новую рекламную кампанию на фоне граффити художника Джейсона Уильямса (Revok), не только не получив согласия автора, но даже не поставив его в известность. Художник направил в компанию требование удалить все материалы, но вместо того чтобы извиниться и удовлетворить просьбу, H&M подала на Уильямса в суд. В ее заявлении говорилось, что раз граффити было нанесено незаконно (то есть без согласования с городскими чиновниками), значит, это не произведение искусства, а вандализм. Так что ни о каких авторских правах и речи быть не может.

Такое хамство возмутило художников. За Уильямса вступились коллеги, начались призывы к бойкоту H&M. «Если прецедент будет создан, миллионы произведений искусства по всему миру окажутся абсолютно беззащитными перед корпорациями, — писал известный эксперт по стрит-арту Роджер Гастман. — Арт-сообщество не должно позволить им использовать наше искусство в своих корыстных целях. Если мы закроем на это глаза сейчас, завтра остальные художники обнаружат, что их работы вовсю используются в рекламе брендов, которые они ненавидят, — и сделать уже будет ничего нельзя». H&M пришлось извиняться и отзывать иск.

«Авторские права художника должны быть защищены независимо от того, в музее он выставляется или на улице».

AP_17171648661627
Работа Ай Вэйвэя, июнь 2017 года. Фото: James Brooks / AP Photo / East News

Компания Moschino поступила еще циничнее: разместила принт с граффити художника Джозефа Тирни (Rime) сразу на нескольких платьях, костюмах и сумках своей новой коллекции и нигде не упомянула имя автора. В суде адвокаты модного дома привели в качестве аргумента «дело Черного Георгина», одно из самых громких убийств в истории Америки: «После того как фотографии расчлененного тела жертвы появились во всех газетах, имел ли право убийца подать на них в суд за нарушение авторских прав?»

Чистые руки

Таких историй — десятки. Бренды одежды, кофейни, производители видеоигр беззастенчиво используют работы уличных художников. В 2014 году тот же Уильямс и двое его коллег выиграли суд против бренда Roberto Cavalli, разместившего их совместный рисунок на одном из платьев. Художнице Майе Хаюк пришлось судиться сразу с двумя компаниями по поводу одного и того же мурала: бренд Coach использовал его в своем онлайн-магазине, а Sony Music — в рекламе гастрольного тура певицы Сары Бареллис. И все ответчики приводят аргумент, что раз арт-объекты создаются нелегально, значит, и закон об авторских правах на них не распространяется.

ad_02
Джейсон Уильямс (Revok) за работой. Фото: Revok, Reyes and Steel
thehundreds_revok_reyes_cavalli_4
Одежда Roberto Cavalli

Действительно, в англо-американской судебной практике нередко применяется доктрина «чистые руки» — принцип, в соответствии с которым «сторона не может добиваться судебной защиты по праву справедливости, если эта сторона нарушила один из принципов справедливости, например не была добросовестной». Вот только в законах об авторских правах нет ничего подобного. Для того чтобы произведение стало объектом авторского права, нужны всего два условия: работа должна быть оригинальной и выраженной в любой объективной форме. В тексте закона нет ни слова о том, принадлежат создателю «средства производства» или нет. В конце концов, если кто-нибудь запишет мировой хит, прокравшись в студию без спросу, это не значит, что песню смогут использовать в коммерческих целях все кому не лень.

Конечно, авторские права на уличное искусство до сих пор остаются «серой зоной». Но чем популярнее становится стрит-арт, тем чаще судьи и общественное мнение принимают сторону художников. Почти все подобные дела в последнее время заканчивались или победой истцов, или досудебным урегулированием. Правда, не все уличные художники готовы защищать свои права в суде — кто-то предпочитает работать анонимно (а в суде пришлось бы раскрыть свою личность), кого-то просто не очень волнуют проблемы копирайта.

Сверхоткрытый показ

Непонятно, как быть с кино и видео, — считать ли съемку арт-объекта коммерческим использованием. Сейчас это зависит от обстоятельств.

Несколько лет назад стрит-арт-художник Дерек Зельцер подал в суд на группу Green Day, которая во время концертного тура использовала его работу в видеоряде к одной из песен. Суд вынес решение в пользу музыкантов, не найдя в ролике коммерческой составляющей: судьи посчитали, что группа не получала от изображения выгоды, а сам художник ничего не потерял. (Впрочем, такие решения всегда несколько субъективны. В точности определить, принесло ли использованное в нерекламном видеоряде изображение выгоду — и если да, то какую, — проблематично.)

В августе 2014 года три аргентинских уличных художника подали иск против Терри Гиллиама. В его фильме «Теорема Зеро» появляется мурал, который почти точно копирует их знаменитое граффити Castillo, официально зарегистрированное в Бюро по охране авторских прав. Все закончилось досудебным урегулированием. (Кстати, режиссер не впервые получает подобные иски. Ранее известный художник и экспериментальный архитектор Леббеус Вудс обвинил его в том, что стул для пыток в фильме «12 обезьян» позаимствован с его рисунка.)

ad_05
Создание граффити Castillo
ad_04
Кадр из фильма «Теорема Зеро»

В целом таких разбирательств пока очень мало: то ли в фильмах нечасто используют стрит-арт, то ли художники не возражают. Но еще сложнее вопрос с выставками.

Во-первых, уличное искусство вписано в окружающий пейзаж. Насколько корректно «изымать» его оттуда и показывать вне этого контекста? Во-вторых, уличное искусство по умолчанию бесплатно и открыто для зрителя; и выставка, за которую с посетителей берут деньги, противоречит самой этой идее. И наконец, зачастую авторы работ не просто не получают прибыли от выставок, но даже не знают о них.

Уличное искусство бесплатно и открыто для зрителя; выставка противоречит самой этой идее.

Яркий пример — Бэнкси, на чьих граффити посторонние люди зарабатывают особенно активно. Выставки художника, к которым он не имеет никакого отношения, успешно гастролируют по миру. Скажем, в прошлом году он узнал о собственной выставке в Москве из комментария поклонника, который сходил туда и написал Бэнкси в соцсетях. Скрин этой переписки художник потом выложил в инстаграме.

Но никаких санкций для организаторов не последовало. «Не уверен, что мне стоит жаловаться на тех, кто выставляет картины без разрешения», — пошутил Бэнкси. Под тем же постом в инстаграме организаторы выставки признались, что даже не пытались уведомить автора: «Да, Бэнкси не имеет отношения непосредственно к выставке. Но он продает свои авторизованные принты коллекционерам, не запрещая выставлять их в галереях. У нас представлены именно эти авторизованные работы».

Выставлять такие авторизованные принты действительно можно без разрешения автора, если достигнуто соглашение с владельцами (в случае с Бэнкси сами коллекционеры предоставляют организаторам выставки такие принты). А вот сувенирная продукция с рисунками Бэнкси, продававшаяся на выставке без согласия художника, — определенно нарушение авторских прав. Кстати, именно из-за продажи сувениров Бэнкси в этом году впервые в жизни подал иск — против миланского музея Mudec. Суд вынес решение в пользу художника (вернее, представлявшего его интересы агентства) и постановил изъять из музея всю сувенирную продукцию с автографами и граффити Бэнкси.

Стена моя, картина ваша

Одна из самых запутанных проблем с авторскими правами на уличное искусство — взаимоотношения художника и владельца здания или земли, на которой расположен арт-объект. Уличный художник всегда рисует на чужих стенах, так что не совсем понятно: кому в итоге принадлежит работа?

Тут важно разделить авторские и имущественные права. Имущественные, то есть сам материальный объект, всегда принадлежат владельцу здания. По поводу авторских прав законодательства разных стран расходятся. Например, во Франции это зависит от того, легально или нет создается рисунок (если нет, автор теряет и имущественные, и авторские права). Но в большинстве стран авторские права всегда остаются за художником. На практике это означает, что владелец дома вправе, например, продать кусок стены с граффити, но не имеет права изготавливать и продавать сувенирную продукцию с ним (а автор, соответственно, наоборот).

Но как быть с уничтожением арт-объектов: если художник нарисовал мурал на стене, имеет ли право владелец здания закрасить рисунок или вообще снести дом?

Снести — безусловно, поскольку все права на материальный объект находятся у собственника. А вот с «закрасить» сложнее. В США подобные вопросы регулируются Визуальным законом о правах художников (ВАРА). Закон примечателен тем, что в нем вводится понятие морального права: оно обеспечивает художникам дополнительные права на их работы, даже если сами работы или авторские права на них уже принадлежат кому-то другому. В частности, согласно ВАРА автор может предъявить иск за уничтожение, изменение, порчу (намеренную или по халатности) произведения искусства — даже если ответчик владеет им на законных основаниях.

Автор может предъявить иск за порчу произведения — даже если ответчик владеет им на законных основаниях.

К примеру, в 2013 году нью-йоркские девелоперы сначала покрасили, а потом снесли принадлежавшее им старое складское здание, чтобы построить на этом месте многоэтажный жилой комплекс. Здание, известное под названием 5Points, с начала 90-х считалось бруклинской достопримечательностью — его фасад был полностью расписан местными граффити-художниками.

ad_06
Фото: theflyingtortoise.blogspot.com

После сноса 5Points 21 из 30 художников, создававших граффити, подали на девелоперов коллективный иск. В начале прошлого года он был удовлетворен, и авторы работ получили $6,7 миллиона. Интересна формулировка, которой судья объяснил решение: девелоперы должны выплатить компенсацию не потому, что снесли здание (на это они как собственники имели полное право), а потому что закрасили работы неоправданно рано, за 10 месяцев до сноса.

К сожалению, не весь стрит-арт подпадает под ВАРА и не все суды так благосклонны — особенно если работы были размещены без договоренности с собственником. К примеру, группа нью-йоркских художников и скульпторов незаконно разместила несколько арт-объектов в общественном саду. Когда участок позже был продан под застройку, скульпторы через суд попытались остановить сделку и уничтожение сада, сославшись на ВАРА. Но суд постановил, что ВАРА не распространяется на произведения, самовольно размещенные на чужой собственности (при этом делается разница между «движимыми» и «недвижимыми» предметами искусства: если арт-объект возможно переместить, уничтожать его нельзя, даже если он был размещен незаконно). В другой раз художница Джоан Поллара подала иск на владельцев здания, по небрежности повредивших ее мурал, но суд отклонил заявление, потому что работа была сделана на заказ, к конкретному событию, и «не представляла долгосрочной художественной ценности».

Неизвестно, будет ли когда-нибудь уличное искусство защищено так же, как «традиционное». Но, как показывает история с граффити Гамлета Зиньковского, которое закрасили коммунальные службы, после чего на этом месте раз за разом появлялись новые работы, спрос на это в обществе есть.


Фото на обложке: Кэти Перри и Джереми Скотт в одежде Moschino, на которой без разрешения размещен принт с граффити Джозефа Тирни (Rime). Фото: Evan Agostini / Invision / AP Photo / East News

Новое и лучшее

1 832

5 146

1 380
731

Больше материалов