Архитектура

У вас отпало: Большие провалы знаменитых архитекторов

Ведра под протекающей крышей вокзала за 4 миллиарда долларов, «смертельный луч „Вдары“» и 80-килограммовые куски бетона, отпавшие от фасада, — это результат работы самых дорогих и известных мировых архитекторов. Bird in Flight рассказывает, какие ошибки допускали в своих проектах Сантьяго Калатрава, Заха Хадид, Фрэнк Гери и другие звезды архитектуры.

В мире всего несколько десятков архитекторов, которых называют starchitects — «знаменитости мира архитектуры». Города конкурируют за право работать с ними, ведь их здания, самые заметные и дорогие, привлекают туристов и инвесторов. Но не все проекты звездных архитекторов удачные — функциональность и надежность иногда становятся жертвой вычурного дизайна. Постройки могут выглядеть впечатляюще, а при ближайшем рассмотрении оказываются покрытыми трещинами и подтеками. Сантьяго Калатрава, Рафаэль Виньоли, Фрэнк Гери, Заха Хадид, Томас Хезервик — все они попадали в скандалы из-за ошибок, за что порой платили деньгами, но не репутацией.

Сантьяго Калатрава

Стиль испанского архитектора Сантьяго Калатравы легко узнаваем: его здания отличаются изогнутыми формами, напоминающими живой организм, и часто выглядят космически. Одна из главных работ Калатравы — «Город наук и искусств» в Валенсии. Комплекс футуристических зданий с музеями, лекториями и гигантским концерт-холлом, выросший на месте заброшенного порта, стал одной из главных достопримечательностей города.

Mehdi Chebil_Polaris Images_PolarisEast News_calatrava_valencia_gorohov_gorokhov
Дворец искусств королевы Софии — оперный зал «Города науки и искусств» в Валенсии, архитектор Сантьяго Калатрава. Фото: Mehdi Chebil / Polaris Images / East News

Но проект понравился не всем: местные политики обвинили архитектора в чрезмерном расточительстве. Изначальный бюджет в 300 миллионов евро по итогу вырос больше чем в три раза, причем финансировался проект из бюджета Валенсии. Расходы часто растут, но у Калатравы еще и с постройками начались проблемы. Спустя 8 лет после открытия оперного зала «Города науки и искусств», похожего то ли на инопланетный корабль, то ли на гигантский шлем конкистадора, его крыша стала протекать, а с фасада посыпалась облицовочная плитка. Власти Валенсии подали на Калатраву в суд, но архитектор добровольно возместил убытки городу, и до рассмотрения дело не дошло.

Это не единственный иск от бывших клиентов Калатравы. Так, власти Венеции, где он спроектировал стеклянный мост через Гранд-канал в 2008 году, подали в суд на архитектора за перерасход бюджета и травмоопасный дизайн. В 2019-м, после длительных рассмотрений и нескольких апелляций, суд признал Калатраву и инженера Сальваторе Венто виновными в конструктивных недостатках моста, из-за которых бюджет строительства вырос с 7 до 11,4 миллиона евро. Обоих оштрафовали — на 78 тысяч и 11 тысяч евро соответственно.

Depositphotos_418092946_l-2015_urody_evropy_kondratieva
Мост трудно преодолеть людям в инвалидном кресле и с детской коляской. Красный сферический лифт, который должен был исправить ситуацию, появился лишь спустя пять лет после открытия моста и просуществовал столько же: в начале 2019-го суд признал, что конструкцию нужно демонтировать, так как большую часть времени она сломана. Это обошлось городу в дополнительные 44 тысячи евро. Фото: Depositphotos

Еще один мост Калатравы, в Бильбао, тоже стал предметом разбирательств в суде, но в этот раз истцом выступил сам архитектор. В 2007 году власти города решили соорудить дополнительный спуск с моста по проекту другого архитектора, и Калатрава подал в суд за нарушение авторских прав. В ответ мэр Бильбао заявил, что мост Калатравы вообще-то не очень. За 10 лет с момента постройки в 1997 году расходы на содержание моста для города составили 250 тысяч евро, включая возмещение ущерба поскользнувшимся на стеклянном покрытии. Так что, мол, имейте совесть, синьор Калатрава, и так за вами переделывать пришлось. Суд встал на сторону архитектора и назначил ему компенсацию в размере 30 тысяч евро, хотя решил и не обязывать город демонтировать надстройку, как того хотел Калатрава.

SPAIN-BILBAO-ABANDOIBARRA-ARCHITECTURE
Мост Субисури, или Кампо-Волантин, в Бильбао, архитектор Сантьяго Калатрава. Фото: Rafa Rivas / AFP

Власти испанского города Овьедо судились с архитектором из-за проекта конгресс-холла, где в процессе строительства рухнули опорные сооружения. Суд признал вину проектировщика в неправильном расчете конструкций, апелляцию Калатрава проиграл и был вынужден заплатить 3,3 миллиона евро.

Читайте также: «Черная вдова», башня-бородавка и район-пастереллёз: Архитектура, которую ненавидят в Европе

Calle Montes Photononstop Photononstop via AFP_calatrava_gorohov_gorokhov
Конгресс-холл в городе Овьедо, архитектор Сантьяго Калатрава. Фото: Calle Montes / Photononstop / AFP

Также подали иск к Калатраве владельцы испанской винодельни «Исиос» — для них он спроектировал здание со своей фирменной изогнутой крышей, которая стала трескаться и протекать. Виноделы потребовали от архитектора 2 миллиона евро на ремонт. До суда дело не дошло, сторонам удалось найти компромисс.

Еще одно скандальное здание Калатравы — Oculus — транспортный хаб Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Это, вероятно, самый дорогой вокзал в мире — бюджет строительства составил 4 миллиарда долларов. Глава портовой администрации Нью-Йорка и Нью-Джерси, которая владеет хабом, отказался присутствовать на официальной церемонии открытия в 2016 году. Он заявил, что праздновать такое расточительство не очень уместно. Бюджет строительства удвоился с 2004-го, когда здание начали проектировать, потому что Калатрава, к примеру, настоял, чтобы сталь для конструкций привезли с определенного завода в северной Италии. Впрочем, гигантский бюджет не спас крышу здания от протеканий: спустя три года после открытия посетители супердорогого транспортного хаба вынуждены были обходить расставленные по холлу ведра.

EAST NEWS_calatrava_gorohov_gorokhov
Испанская винодельня «Исиос», архитектор Сантьяго Калатрава. Фото: East News
WENDY CONNETT ROBERT HARDING PREMIUM ROBERTHARDING VIA AFP_calatrava_new_york_gorohov_gorokhov
Транспортный хаб Oculus Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, архитектор Сантьяго Калатрава. Фото: Wendy Connett / Robert Harding Premium / AFP

Рафаэль Виньоли

Сразу в двух зданиях уругвайского архитектора Рафаэля Виньоли обнаружилась схожая проблема. Отель «Вдара» в Лас-Вегасе и офисное здание на улице Фенчерч в Лондоне имеют вогнутый фасад, покрытый зеркальным стеклом. При таком дизайне поверхность работает как рефлектор, направляя вниз отраженный пучок солнечных лучей. Посетители отеля смогли прочувствовать это на себе, когда вода в бассейне стала сильно нагреваться, а пластиковые стаканчики и пакеты — буквально плавиться на солнце. Это явление даже получило название «смертельный луч „Вдары“». Администрация отеля придумала самый простой способ решения проблемы — установила гигантские зонтики. Судя по тому что на TripAdvisor у отеля все еще появляются комментарии в стиле «слухи про смертельный луч — правда», срабатывает это не всегда.

Лондонское здание Виньоли — небоскреб Walkie Talkie — отличается тем, что в особо жаркие летние дни может расплавить части машин, оставленных на парковке. Кроме того, в 2015-м небоскреб на Фенчерч-стрит получил Кубок Карбункула, ежегодную британскую премию, которую до 2018 года вручали «самому уродливому зданию, построенному в Великобритании за последние 12 месяцев».

ETHAN MILLER GETTY IMAGES NORTH AMERICA GETTY IMAGES VIA AFP_gorohov_gorokhov_vdara_vinioly
Отель «Вдара» в Лас-Вегасе, архитектор Рафаэль Виньоли. Фото: AFP
Charlie Harding Robert Harding Premium robertharding via AFP_walkie_talkie_vinioly_gorokhov_gorohov
Небоскреб Walkie Talkie архитектора Рафаэля Виньоли закрыли сеткой еще до завершения строительства. Фото: Charlie Harding / Robert Harding Premium / AFP
NEIL EMMERSON ROBERT HARDING HERITAGE ROBERTHARDING VIA AFP_london_walkie_talkie_vinioly_gorohov_gorokhov
Спустя время на вогнутом фасаде установили металлические жалюзи, которые решили проблему. Фото: Neil Emmerson / Robert Harding Heritage / AFP

Фрэнк Гери

Похожие проблемы с отражением света были и у Фрэнка Гери, архитектора-постмодерниста, известного своим увлечением абстракциями и неправильными формами. Одно из самых знаменитых его строений — Музей Гуггенхайма в Бильбао, благодаря успеху которого даже возник термин «эффект Бильбао». Так говорят, когда депрессивные города с промышленными территориями полностью преображаются благодаря новому суперпривлекательному культурному и туристическому объекту.

На волне успеха музея Фрэнк Гери решил предложить что-то подобное для концерт-холла Уолта Диснея в Лос-Анджелесе. Однако то, что не всплыло в Бильбао, где здание располагалось на открытом пространстве у реки, оказалось критичным для Лос-Анджелеса, где объект находился в плотной городской застройке. Вогнутые фасады, покрытые блестящим металлом, прекрасно отражали свет, делая пребывание в соседних зданиях некомфортным. Ошибку пришлось исправлять, заменив облицовочный материал некоторых панелей поглощающим больше света.

lossy-page1-7694px-Modernist_architect_Frank_Gehry's_Walt_Disney_Concert_Hall,_Los_Angeles,_California_LCCN2011634987_gorokhov_gorohov
Концерт-холл Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, архитектор Фрэнк Гери. Фото: Carol McKinney Highsmith / Wikimedia Commons

Со знаменитым музеем в Бильбао тоже не все обстояло гладко. Фасад здания выполнен из титановых панелей, которые перед установкой обработали специальными химикатами. Остатки вещества вступили в реакцию с кислородом и начали темнеть, из-за чего поверхность строения стала покрываться бурыми пятнами, похожими на ржавчину. Гери заявил, что это ошибка владельцев объекта: «Мы умоляли их вымыть здание сразу после завершения строительства, но они этого не сделали». Стоит отметить, что вымыть все эти причудливые изгибы на гигантском фасаде — не самая легкая задача.

Andrea Pistolesi AGF Photononstop via AFP_gehry_bilbao_gorokhov_gorohov
Музей Гуггенхайма в Бильбао, архитектор Фрэнк Гери. Фото: Andrea Pistolesi / AGF / Photononstop / AFP
SPAIN-BILBAO
Бурые потеки на облицовке музея в 2001 году. Фото: Rafa Rivas / AFP

Еще одна архитектурная неудача Гери — кампус Массачусетского технологического института. Здание абстрактной формы, которую сам Гери охарактеризовал как «вечеринку пьяных роботов», оказалось очень сложно строить и использовать. Вскоре после сооружения в 2004-м конструкция стала покрываться трещинами, а перекрытия начали подтекать. Вдобавок ко всему лед, падающий зимой с наклонных крыш кампуса, блокировал эвакуационные выходы. В 2007 году университет подал в суд на архитектора и компании, выполнявшие строительство. Гери ответил, что возведение таких объектов — задача сложная, людей вовлечено много и ошибок не избежать, но в этом проекте они незначительные. В то же время строители утверждали, что предупреждали архитектора о возможных проблемах со столь сложной конструкцией, но он оставался непреклонен. Судебный спор урегулировали спустя три года после того, как были исправлены все недочеты.

Gehry_Francisco Anzola_Wikimedia_commons_MIT_gorohov_gorokhov
Кампус Массачусетского технологического института, архитектор Фрэнк Гери. Фото: Francisco Anzola / Wikimedia Commons

Заха Хадид

Британско-иракский архитектор прославилась благодаря своим зданиям со сложными, футуристическими формами, и на сегодня это, пожалуй, самое известное имя в современной архитектуре. Основанная Захой студия продолжает работать и после ее смерти в 2016 году, оставаясь в топе мировых архитектурных компаний. Однако проблемы случались и у нее.

Здание оперы в китайском городе Гуанчжоу, построенное по проекту Хадид, начало рассыпаться всего через год после открытия. С прозрачных фасадов стало падать стекло, а в стенах появились серьезные трещины. Но вину возложили не на архитектора, а на подрядчика, выполнявшего работы. Подбор материалов и сама технология не соответствовали высоким требованиям дизайна. Китайская компания-подрядчик оправдывалась, что удовлетворить запросы мисс Хадид было крайне сложно.

Похожая история случилась с еще одним проектом авторства Zaha Hadid Architects — библиотекой Венского университета экономики и бизнеса. Спустя чуть больше года после открытия, состоявшегося в октябре 2013-го, с фасада футуристического здания дважды отпадали гигантские бетонные панели. Как и в случае с оперой в Гуанчжоу, вина была возложена на исполнителей работ.

He jiajie Imaginechina Imaginechina via AFP_guanchzhou_opera_zaha_hadid_gorokhov_gorohov
Опера в Гуанчжоу, архитектор Заха Хадид. Фото: He Jiajie / Imaginechina / AFP
HE JIAJIE IMAGINECHINA IMAGINECHINA VIA AFP_guanchzhou_zaha_hadid_gorohov_gorokhov
Опера в Гуанчжоу, архитектор Заха Хадид. Фото: He Jiajie / Imaginechina / AFP
zaha_hadid_gorokhov_gorohov
Библиотека Венского университета экономики и бизнеса, архитектор Заха Хадид. Фото: Юрий Артюхов

Томас Хезервик

Стиль британского архитектора и дизайнера Томаса Хезервика броский и даже эпатажный. Его скульптуры и архитектурные объекты обычно становятся достопримечательностями, а пресса не скупится на лестные эпитеты в адрес «гения дизайна». Но и у Хезервика есть своя история проколов.

Абстрактная скульптура B of the Bang, возведенная в Манчестере в 2005 году, начала рассыпаться через шесть дней после открытия. Скульптуру огородили, чтобы многотонные стальные стержни случайно никого не задели при падении. В 2007-м администрация Манчестера подала в суд на компанию Хезервика и добилась от него компенсации в размере 1,7 миллиона фунтов за ремонтные работы. Однако арт-объект это не спасло — в 2009 году власти города демонтировали его, устав постоянно чинить.

BRITAIN-ART-SCULPTURE-B OF THE BANG 2
Скульптура B of the Bang, архитектор Томас Хезервик. Фото: Paul Barker / AFP

Неудачи преследуют еще одну скульптуру Хезервика — Vessel, установленную в Нью-Йорке по заказу компании «Хадсон Ярдс». Объект, состоящий из множества лестниц и смотровых платформ, напоминает огромную вазу. Сразу после открытия площадки в 2019-м оказалось, что дизайнеры не подумали про людей с инвалидностью, под нужды которых был приспособлен только один лифт. Протесты активистов привлекли внимание Генеральной прокуратуры США, которая обязала владельцев объекта оборудовать его дополнительными лифтами и подъемниками. Однако нашлись проблемы посерьезнее: с гигантской смотровой площадки в самом центре города стали прыгать самоубийцы. В январе 2021 года после третьего случая суицида скульптуру закрыли для посетителей, пока что временно.

Wendy Connett Robert Harding RF robertharding via AFP_vessel_heatherwick_gorohov_gorokhov
Скульптура Vessel, установленная в Нью-Йорке, архитектор Томас Хезервик. Фото: Wendy Connett / Robert Harding RF / AFP

Новое и лучшее

1 240

168

101
94

Больше материалов