Архитектура

«Рисуй, что говорят» — киевский архитектор о том, почему плохих зданий в Украине будет только больше

Этим летом Верховная Рада Украины приняла в первом чтении законопроект о реформировании сферы градостроительства, против которого высказались многие архитекторы. Одна из них — Анна Кирий на примере собственного опыта объяснила, как новый законопроект увеличит количество зданий, удобных только застройщикам.
Анна Кирий архитектор
Анна Кирий

Основательница архитектурного бюро, заместитель главы Архитектурной палаты НСАУ.

В декабре прошлого года на Bird in Flight вышла статья «25 худших современных зданий Киева», где я нашла свое имя среди авторов неудачных проектов. Публикация была очень популярна: она затрагивала болезненную для киевлян тему хаотичной застройки и разрушенной эстетики города. История задела за живое и архитекторов, которых коллеги фактически обвинили в случившемся.

Я отвечаю на эту статью спустя почти год, потому что тема стала еще более актуальной. Летом в первом чтении был принят законопроект № 5655, который, помимо прочего, уничтожает авторские права любого архитектора в Украине.

Но обо всем по порядку.

«Дом с облаками»

Над жилым домом на улице Сечевых Стрельцов, 84а, я стала работать в начале 2009 года. Заказчика представляли два партнера: один — владелец земельного участка, а другой — директор компании, которая планировала инвестировать средства в строительство.

Мы договорились о сотрудничестве и начали работу над проектом. Задача не отличалась оригинальностью: втиснуть в проект как можно больше квадратных метров. Мы изучили исходные данные (перечень из десятков позиций), определили основные параметры здания по архитектурно-планировочному заданию и предельную высотность в соответствии с историко-градостроительным обоснованием. Получилось решение на 32 квартиры со стеклянными плоскостями главного фасада — они должны были предоставить жильцам прекрасный вид на город. Силуэт здания был обусловлен требованиями инсоляции, а также облегчением объема с увеличением этажности.

обеспечение помещений достаточным количеством солнечного света

oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок
oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок
oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок
oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок
oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок
oblaka Anna Kyrii Анна Кирий Дом с облаками
Визуализация здания 2009 года после нескольких раундов правок

Спустя множество согласований мы завершали стадию «Проект» — после нее заказчик может получать разрешение на строительство, а уже потом разрабатывать рабочую документацию. И вдруг появились российские инвесторы, которые, как оказалось, все это время финансировали проект.

Они решили, что нужно изменить архитектурные решения, особенно фасады. Среди пожеланий было сделать дом в классике, обязательно добавить колонны, пилястры, карнизы и ковку, а на главном входе посадить львов — только так, по их словам, квартиры могут продаваться «задорого». При этом вентилируемый фасад надо было заменить штукатуркой, потому что так дешевле, а стеклянные плоскости превратить в стены с окнами.

Каждое совещание завершалось давлением, шумом и скандалами. Аргументы новых инвесторов были примерно такие: «Ты себе когда дом будешь делать, будешь строить свою современную архитектуру, а здесь рисуй, что говорят». Так в проекте на фасадах появились карнизы и пилястры. Когда все возможности компромисса были исчерпаны, начались угрозы. После очередного скандального совещания охранник инвестора, провожая меня, сказал, что у них уже был такой «борзый архитектор», которому прострелили коленные чашечки, и теперь он не может ходить. Меня вынудили подписать отказ от авторских прав на объект.

Охранник инвестора сказал, что у них уже был «борзый архитектор» и ему прострелили коленные чашечки.

Но история на этом не закончилась: через некоторое время заказчики получили положительное заключение экспертизы и разрешение на строительство. Разработку документации по объекту доверили архитектору из штата генподрядчика. На информационном стенде строительства отмечалось, что я автор проекта, а авторский надзор осуществлял уже другой человек.

Кто в течение пяти лет руководил процессом строительства и разработкой проектной документации, мне неизвестно. Знаю, что генподрядчик делал эту документацию под себя, а главные архитекторы несколько раз менялись. В результате на доме появились дополнительные этажи, дешевые белые металлопластиковые окна ужасной конфигурации, штукатурный фасад вместо вентилируемого, стены с крохотными окнами вместо панорамных. Террас, которые давали воздух зданию и комфорт жителям, стало вдвое меньше, и они уменьшились в размерах.

Еще через пару лет здание вдруг начали разрисовывать в принт с облаками. Я позвонила бывшему заказчику — он, довольный, принес мне альбом проектных решений другого архитектора, где полдома было раскрашено в облака и на главном входе добавили много ковки.

oblaka_nikiforov_3 Дом с облаками
Здание в 2020 году. Фото: Евгений Никифоров
oblaka_ Дом с облаками Анна Кирий
Сравнение того, каким здание должно было быть по проекту и каким его построили

Построенный объект далек от того, который прошел все согласования в 2009 году. Как архитектор я считаю, что главные проблемы дома даже не с высотностью (хотя без лишних этажей он бы только выиграл) — а с совершенно развалившейся архитектоникой. Сначала ее развалил искаженный ритм террасированных объемов, а затем этот ужасный принт в облака.

Примечание Bird in Flight: Мы поговорили с другими участниками проекта. Бывший директор управляющей компании ТОВ «Будінвест», представлявшей инвестора в 2009 году, попросил не называть его имени, но подтвердил, что Анну сменили, когда инвестор выбрал другую управляющую компанию. По его словам, тогда же на строительстве начали экономить. Связаться с нынешним руководством компании ТОВ «Будінвест» нам не удалось. Архитектор, под чьим логотипом вышел альбом «с облаками», сказал, что в его компанию обращались только за интерьерами, но они не были реализованы, а маркетинговую стратегию дома, в которой появились облака, разрабатывала консалтинговая компания по заказу застройщика.

На поводу у застройщика

До 2011 года проектирование здания сопровождалось множеством согласований. При этой системе были возможны коррупционные схемы, но она давала некоторые предохранители от недобросовестности застройщиков.

После принятия в 2011 году закона «О регулировании градостроительной деятельности» все согласования и предохранители заменили персональной ответственностью архитекторов и других ответственных исполнителей. Архитекторы стали рисковать штрафами за нарушения в проектной документации, застройщики перестали тратить деньги и время на согласование проектов в различных инстанциях.

В 2017 году застройщики получили частные экспертизы строительства вместо государственных. Только качество архитектуры стало еще хуже, потому что создание объекта из сотрудничества постепенно превратилось в войну: сначала с заказчиками за качество архитектуры, затем с генподрядчиками за воплощение проектных решений. Если раньше согласовательные инстанции чаще всего были союзниками архитекторов, то после 2017 года архитектор стал единственным человеком, противостоящим аппетитам застройщика.

Сейчас у архитектора остаются авторские и имущественные права интеллектуальной собственности на проект, но, по сути, он лишен авторитета, влияния и силы — при этом несет материальную, административную, криминальную и моральную ответственность за завершенный строительный объект. Это несправедливо. Я сталкиваюсь со случаями, когда генподрядчик предлагает взятку за отказ от авторских прав на объект, чтобы он мог строить все что угодно без согласования с архитектором. И если вы думаете, что отказ от взятки не дает им строить аварийные конструкции, то ошибаетесь.

Архитекторы, которые не согласны слепо выполнять требования застройщика, работают под огромным давлением (часто генподрядчик и вовсе является работодателем архитектора). Задача застройщика — выжать из любого участка максимум квадратных метров (а если он недобросовестный — заодно продумать махинации, которые позволят украсть деньги на строительстве). Мы работаем на конкурентном рынке, но выигрывает не тот, кто сделает лучшее архитектурное решение, а тот, кто предложит больше квадратных метров по более низкой цене — или молча нарисует все, что попросят.

Выигрывает не тот, кто сделает лучшее архитектурное решение, а тот, кто предложит больше квадратных метров.

В ходе проекта могут появляться новые инвесторы со своими представлениями о нем. Но архитектор уже связан договором и не может выйти из проекта из-за финансовых или других санкций — даже если его заставляют выполнить другое задание, перечеркивающее авторский замысел.

Могут менять и архитекторов. При этом неясно, кто остается автором проекта, над которым успели по чуть-чуть поработать несколько человек. Кто автор здания на Сечевых Стрельцов, 84а: тот, кто разработал стадию «Проект»? Те несколько человек, которые делали «рабочку» после отказа от авторских прав предыдущего архитектора? Тот, кто разрисовал дом в облака? Спросите у каждого из них, и я уверена — никто не захочет быть автором этого проекта.

Я убеждена, что автором может быть только один человек, который провел свое произведение от идеи до воплощения, — или коллектив, если люди об этом добровольно договорились. Но не существует коллективного авторства, которое застройщик делегирует кому угодно по своему усмотрению, — как не существует коллективной ответственности.

При чем здесь законопроект № 5655?

Сейчас авторское право по умолчанию принадлежит архитектору, и это дает хоть какую-то возможность настаивать на своем. Авторство охраняется Конституцией и международным правом; Международный союз архитекторов определяет авторство как моральное право на целостность произведения и защиту от постороннего вмешательства — но в будущем нас и этого планируют лишить.

Законопроект № 5655, против которого объединилось архитектурное сообщество, полностью легализует схему, реализованную в процессе строительства «дома с облаками». Если сейчас застройщику, по крайней мере, приходится договариваться, давить или прибегать к угрозам, чтобы отобрать авторские права у архитектора, то законопроект устраняет это ​​«неудобство»: все имущественные права интеллектуальной собственности на проектную документацию или сразу принадлежат застройщику, или он будет забирать их бесплатно на этапе подписания договора о проектировании (каждый договор теперь должен обязательно определять владельца имущественных прав на проектную документацию).

Законопроект убирает и еще один предохранитель, сдерживающий хаотичную застройку, — архитектурно-строительный контроль. Теперь застройщик сможет заказывать градостроительный контроль в созданных им же структурах.

С принятием этих норм станет невозможным участие в проектировании каких-либо международных компаний. Рассчитывать на то, что в строительстве воплотится намерение отечественного автора проекта, тоже наивно. Застройщик получит право на любом этапе менять архитектора на более дешевого или лояльного — и выбирать того, кто будет осуществлять авторский надзор. Как такой надзор вообще можно назвать авторским, если его осуществляет не автор?

Частный интерес окончательно съест публичное пространство и комфорт города.

Какие риски видим в этом мы, архитектурное сообщество? Во-первых, никто не гарантирует безопасности зданий, потому что не существует коллективной ответственности. Во-вторых, новый законопроект создает систему, где каждый застройщик будет возводить то, что хочет, а не то, что на самом деле нужно горожанам. Так частный интерес окончательно съест публичное пространство и комфорт города.

Менее всего мне бы хотелось, чтобы эта колонка привела к очередному хейту в адрес архитекторов. При этом очень хотелось бы настоящей профессиональной дискуссии по поводу существующего законодательства и новых инициатив. В ней должны принять участие архитекторы, хотя законодатели их сознательно удаляют.

Последствия существующей системы мы все наблюдаем на наших улицах — и многое из этого невозможно исправить. Давайте, по крайней мере, думать, как не допускать такого в будущем.

Хочу обратиться к своим коллегам, которые читают эту колонку: объединяйтесь вокруг Архитектурной палаты НСАУ, развивайте нашу профессиональную организацию, высказывайтесь хотя бы по одному. Пока мы молчим, у нас понемногу забирают последнюю мотивацию работать, а у общества — право на комфортные и красивые города.


Фото на обложке: Евгений Никифоров

Новое и лучшее

150

246

152
125

Больше материалов