Кино

Просто фантастически: Почему второй сезон «Ведьмака» стоит смотреть даже тем, кому не понравился первый

Первый сезон «Ведьмака» раскритиковали: фанатам саги он показался слишком не по канону, новичкам — чрезмерно запутанным. Данил Леховицер посмотрел второй сезон и рассказывает, как создателям сериала удалось исправить большинство ошибок и, возможно, наконец угодить всем.

Казалось, что после завершения «Игры престолов» «Ведьмак» станет главным фэнтези с политическими интригами и драконами, но этого не случилось. Проблемы начались еще до выхода сериала — фанатам не угодил исполнитель главной роли Генри Кавилл. Если в той же «Игре престолов» Джон Сноу существовал только в воображении читателей, то ведьмак из восьмитомника Сапковского обрел вполне реальные черты, появившись в компьютерных играх. Третья часть Wild Hunt и вовсе канонизировала образ Геральта — он должен быть самоироничным и бородатым. То есть фанатам не понравился даже не собственно Кавилл, а то, что его ведьмак не носит бороду.

Кроме того, в первом сезоне можно было увидеть темнокожих эльфов и чародеек индийских кровей, тогда как поклонники книг Сапковского настаивают, что большинство государств и их жители списаны со стран континентальной Европы.

Критиков и фанатов разочаровало то, как разворачивалось само повествование первого сезона. «Ведьмак», при всех производственных мощностях и опытных сценаристах, напоминал рассказ дебютанта, куда молодой писатель попытался набросать как можно больше тем. Создателям было важно наметить главную сюжетную линию — воспитание княжны Цири и войну королевств Севера с Югом, — которая в полной мере начинается только в третьей книге Сапковского. Но они не могли пропустить первые две, бывшие сборниками рассказов.

«Ведьмак» напоминал рассказ дебютанта, куда молодой писатель попытался набросать как можно больше тем.

В итоге из «Ведьмака» вышел неровный роман вперемешку с отдельными историями. Местами сезон походил на мистический детектив в духе «Сверхъестественного»: весь эпизод Геральт мог выслеживать монстра, определять его вид по ведьмачьему бестиарию, а в конце убивать. При этом внимание перетягивали несколько более важных повествований.

Наконец, главной проблемой «Ведьмака» стало намеренное усложнение таймлайнов. В сериале было три-четыре главные сюжетные линии, которые, как казалось, развивались параллельно, — и только к середине сезона шоураннеры намекнули, что их разделяют годы или даже десятилетие. Фанаты, читавшие книги, сразу поняли соотношение времен, а вот неофиты растерялись. После волны критики создатели пообещали, что продолжение станет более линейным. Так и случилось.

Второй сезон оказался сдержаннее: нет больше заигрывания с временными линиями, обширной географии или сложных повествовательных конструкций. В первом все завершилось эпичной битвой и встречей ведьмака с княжной Цири. Теперь же они направляются на зимовку в Каэр Морхен — крепость, где обучают ведьмаков школы Волка и где будут происходить все основные события.

Продолжение «Ведьмака» напоминает довольно просто устроенный, но оттого не менее увлекательный телероман. У шоу появился магистральный сюжет — опекунство Геральта над Цири и сбывающееся пророчество, оно же Предназначение, о роли девочки, которая, вероятно, станет причиной надлома реальности. Другими словами, здесь есть большая история и теперь это и в самом деле походит на средневековое фэнтези.

Продолжение «Ведьмака» напоминает довольно просто устроенный, но оттого не менее увлекательный телероман.

Пусть наблюдать за тем, как Геральт объясняет, кто такая стрыга, как бороться с волколаком и где живут кикиморы, было увлекательно, но даже в играх о ведьмаке, в которых сражения с монстрами являлись основой геймплея, понятно, что его роль не в этом. Судьба Геральта — как раз и быть наставником, игроком политической сцены, советником королей, воином, способным остановить Предназначение.

Изменился и сам персонаж. Кавилл, большой фанат саги Сапковского и видеоигр по ее мотивам, много работал над ролью, но раньше его ограничивало корпоративное видение Netflix. Герой первого сезона был маскулинным, немногословным (преимущественно он говорил со своей лошадью Плотвой) персонажем, в то время как книжный Геральт всегда мог посмеяться над собой. Во втором сезоне градус серьезности немного поубавился — как раз потому, что сам Кавилл попросил сделать героя более приближенным к литературному первоисточнику. Словом, кажется, так выглядит добросовестная работа над ошибками.


Фото: Netflix / Courtesy Everett Collection

Новое и лучшее

29 972

4 784

5 409
6 127

Больше материалов