Почему это шедевр

Глянец, принцесса Диана и немножко харассмента: Карьера Марио Тестино

На протяжении четырех десятилетий карьере Марио Тестино мог позавидовать любой коммерческий фотограф: съемки королевской семьи, сотрудничество с главными фешн-брендами и дружба с Анной Винтур. Все было идеально, пока его не обвинили в сексуальных домогательствах тринадцать мужчин — моделей и бывших ассистентов. Ладо Почхуа рассказывает, как скромный мальчик из Перу, мечтавший стать католическим священником, докатился до такой жизни.

«Супер-Марио», как иногда называют Марио Тестино, начал свою карьеру после нескольких лет активной ночной жизни в его родном городе Лима, Перу. Случайный разговор со стилистом британского Vogue привел его к первому заказу.

Тестино — коммерческий фотограф. Он нисколько не тяготится тем, что останется в истории как мастер гламура. Работы Тестино — воплощенные мечты современного человека о преувеличенной, слегка агрессивной, полной цвета и позерства красоте.

Тестино — коммерческий фотограф. Он нисколько не тяготится тем, что останется в истории как мастер гламура.

Деконструкция звезд

Покоривший мир безупречными образами звезд, Тестино на вопрос «Вы сняли идеальную фотографию?» ответил: «Нет. Я максималист».

Тестино — перфекционист, увлеченный современным искусством. Он прекрасно понимает разницу между коммерческой фотографией и искусством. «Художник размышляет и затем действует. Фотографы моды действуют и затем размышляют», — сказал Тестино в одном из многочисленных интервью.

Он один из немногих фотографов моды, которые размышляют и планируют съемку. В результате все мировые звезды выстраиваются к нему в очередь: Леди Гага, Мадонна, Жизель Бундхен, Кейт Мосс.

Марио Тестино ведом разрушением и деконструкцией. «Обычно перед съемкой я планирую весь процесс в голове. На съемочной площадке я пытаюсь „полировать“ свой план, обсуждая его со всеми, кто участвует в съемке, — от парикмахеров до технического персонала. Как только начинается сессия и я добиваюсь совершенства, я тут же пытаюсь уничтожить этот имидж. Я ищу уникальность, а не идеал. Это противоречие и создает мою фотографию».

ROYALS_0020-1112x1400
+
ROYALS_0019-1122x1400

Лучший пример метода Тестино — снимки принцессы Дианы. Леди Ди была одной из самых фотографируемых женщин в мире, но Тестино удалось создать очень интимный портрет принцессы — раскованной, молодой, счастливой, обласканной светом. Фотографии эти уникальны и принесут Тестино мировую славу и расположение королевской семьи.

Счастливой и расслабленной выглядит и Мадонна на самой тиражируемой работе Тестино — обложке альбома Ray of Light. Альбом побьет все возможные рекорды: по всему миру будут проданы 16 миллионов копий. Журчащая музыка в аранжировках модного тогда Уильяма Орбита абсолютно соотносится с фотографиями Тестино.

Леди Ди была одной из самых фотографируемых женщин в мире, но Тестино удалось создать очень интимный портрет принцессы — раскованной, молодой, счастливой, обласканной светом.
INYOURFACE_PRESS_08-1102x1400
130-1112x1400
00030_0881-1081x1400

Начало

Он родился в 1954 году в обеспеченной семье и стал вторым из шестерых детей. «Мы всегда говорили дома по-испански», — вспоминает Тестино. Отец фотографа — итальянец, мать — ирландка. Путешествия, одежда и знание языков — вот что привлекало Марио в детстве. «Никто в моей семье не фотографировал. Мы были семьей, не очень ориентированной на визуальный мир. Когда я впервые взял камеру в руки и начал фотографировать, я не знал никого, кто бы этим занимался профессионально». Карьера Тестино началась в конце 1970-х в Лондоне, где он устроился ассистентом к театральному фотографу Джону Викерсу.

«Помню мою первую камеру — это был „Никкормат“, который я купил в Амстердаме. Если я хотел раскрепощенный имидж, то использовал легкие камеры, если сдержанный — тяжелую камеру на штативе». Однако как Тестино признается в многочисленных интервью, техническая сторона фотографии его совершенно не волнует. Он долго не умел пользоваться студийным светом и снимал моделей при естественном освещении. В зимнем Лондоне, где дни темны и коротки, это превратилось в проблему. «Сегодня я полностью полагаюсь на ассистентов в технических вопросах, это позволяет мне концентрироваться на съемке людей».

Как человек своего времени, Тестино эклектичен. Сесил Битон, Энди Уорхол, Хельмут Ньютон, фешн-фотограф Билл Кинг и даже Караваджо — все эти мастера окажут огромное влияние на Тестино. В знаменитом портрете Кейт Мосс (2002) можно увидеть следы уорхоловского портрета Мэрилин Монро, в портрете Кирстен Данст (2008) — композицию и визуальный язык Сесила Битона и его портрет Марлен Дитрих, в полуобороте Мадонны с обложки Ray of Light — портреты Караваджо. В групповой съемке Тестино часто использует динамизм Билла Кинга, в ню — чувственность Ньютона.

Тестино — человек противоречий. Воспитанный как католик, он до сих пор прикован к обрядам и красоте церкви, в то же время он живет со своим бойфрендом и бизнес-партнером Яном Олсеном. «Вы не поверите, но я собирался стать священником», — часто повторяет фотограф.

DYU0042J_08-1400x1088
00040_0951-1400x1062 (1)
66-1400x1049
42-1400x1050
431-1400x933
NPG_441-1400x1117
00020_0301-1400x1030
501-1400x962

Гражданин мира

Очаровательному, легкому на подъем, остроумному Тестино всегда сопутствовала удача. Любимец редакторов, он легко перемещается из столицы в столицу, участвуя в создании постоянно меняющегося имиджа «глобальной деревни», где каждый крупный город — пригород другого.

«Недавно мы болтали по телефону, он снимал для Vogue в своем родном Перу, и я спросила его, чем он занят, — писала о Марио редактор американского Vogue Анна Винтур. — За две недели он успел слетать в Лос-Анджелес, Пекин и Нью-Йорк плюс еще несколько городов. Кочевая жизнь подходит ему: это человек, который в семнадцатилетнем возрасте покинул Лиму, чтобы учиться в Лондоне, где оказался в бедняцкой норе, зарабатывал на жизнь, работая официантом, и проводил все свободное время в лондонском полусвете. Он процветает в неустроенности и постоянном движении».

Из Лондона в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Милан, из Милана в Париж. «Где бы я ни жил, я был вынужден учить местный язык — португальский, английский, французский, итальянский, потому что, когда я был молодым, никто не понимал испанский, кроме латиноамериканцев».

72-919x1400
1--1116x1400
62-928x1400

Тестино — полиглот не только лингвистический, но также и эстетический. Перемещения между континентами имели свои преимущества: у фотографа нет своей студии, он не привязан к месту.

«Я понял, что, оставшись в Лондоне, я бы имел всего несколько клиентов. В 28 лет я решил путешествовать, чтобы работать с клиентами со всего мира. Внезапно я обнаружил, что остался без студии. Пришлось снимать помещение в каждом новом городе. Этот тренд работы в съемных помещениях появился с моим поколением, так как мы перемещаемся по всему миру».

Англия научила Тестино эксцентричности, Америка показала, как удовлетворять клиентов, Франция придала стилю Тестино элегантность. «Я работаю с разным материалом — как художник, работающий с масляными или акриловыми красками. Я могу создать американский прагматизм, французский высокий стиль, Англию со странными новыми идеями, Италию с ее коммерческой модой».

Англия научила Тестино эксцентричности, Америка показала, как удовлетворять клиентов, Франция придала стилю Тестино элегантность.
CA10016M_021-1141x1400
00060_042-1067x1400
8282dfcc90ffcf1fd87b7ade7fb12b491ac4e7c5_1100

Любовь с модой

«В моих отношениях с Гуччи, Берберри или Версаче бывают моменты, когда я понимаю женщину, которую пытаются создать модельеры. Забавно — я никогда не вижу свои фотографии так, как их видят другие люди. Трудно быть самому себе судьей».

Машина моды никогда на останавливается. Западная культура одержима мифологией, и загадка имиджа заставляет издателей, редакторов и фотографов работать в режиме нон-стоп. Обложка глянцевого журнала — главный двигатель торговли, мечта многих звезд и самый престижный заказ для фотографа.

Тестино — автор сотен подобных работ. Каждый фотограф, снимая обложку, сталкивается с одной и той же проблемой: на имидж будет наложен текст, меняющий визуальный язык фотографии. Как вдохнуть жизнь в модель, спрятанную за буквами и цифрами? Тестино разработал свой метод: все фотографии для обложек сняты в движении. Чаще всего это минимальное движение вперед, на зрителя. Модели словно разрывают сетку из слов. Лучший пример — обложка американского Vogue 2010 года с Леди Гагой. Кажется, что еще немного — и Гага сделает шаг вперед, выйдет за рамки, оживет.

«Я всегда верила, что Тестино — это Сесил Битон нашего поколения, постоянно пересекающий линию, которая отделяет моду от портретной съемки, располагая в центре каждой фотографии полное знание о субъекте и фотографии»,— писала Анна Винтур. Немногословная, вечно скрытая за солнцезащитными очками, загадочная Винтур, рассуждая о Тестино, становится мягкой и романтичной.

41-1400x927
00090_120219_128-1400x905
00050_042-1400x933
DBX0002A_111-1400x906
00030_120219_096-1400x907
00050_077-1400x933

Финал?

Но времена изменились.

«Модели-мужчины утверждают, что фотографы Марио Тестино и Брюс Уэббер сексуально эксплуатировали их», — сообщила 13 января респектабельная The New York Times. Широкая публика узнала то, о чем в мире моды шептались десятилетиями.

«В отчетах, относящихся к середине 1990-х годов, тринадцать мужчин — ассистентов и моделей, которые работали с фотографом Марио Тестино, фаворитом английской королевской семьи и Vogue, — сообщили The Times, что он подвергал их сексуальным домогательствам, которые в некоторых случаях включали в себя ласки и мастурбацию».

Та самая Анна Винтур и Vogue отказались от работы с Тестино. Трудно сказать, что будет дальше с карьерой и наследием фотографа; но слова Анны Винтур «Мы глубоко обеспокоены этими обвинениями и относимся к этому очень серьезно. В свете этих обвинений мы не будем заказывать новые работы у Марио Тестино в обозримом будущем» звучат как смертный приговор.

00130_161120_095_MT_4-1050x1400
Mario_Testino_Undressed_Berlim_6
Mario_Testino_Undressed_Berlim_3

Новое и лучшее

20 341

104

305
586

Больше материалов