Почему это шедевр

Юрий Соломко: Анатомический атлас

Юрий Соломко — один из видных представителей украинского искусства 90-х, участник сквота «Паркоммуны». Его творчество легко опознать по географическим картам и атласам, которые художник совмещает с обнаженной натурой и политическими зарисовками. Татьяна Жмурко рассказала, как работы Соломко стали символом нового искусства, зачем он привлекал к съемкам людей с инвалидностью и при чем тут Чернобыль.

На снимках вы видите искалеченные тела: нет пальцев или ноги, огромные шрамы. Вместо родинок или рисунка вен кожа покрыта схематичным изображением рек, железных дорог и сухопутных границ. Это «Планета людей» Юрия Соломко — жестокая, травмирующая, но не лишенная чувственности и сострадания. Истерзанные человеческие тела неожиданно приобретают вселенский масштаб, а их очень личные истории обрастают странами и океанами.

Творчество художника начиналось в конце 1980-х в легендарном сквоте на улице Парижской коммуны в Киеве. Это было время постчернобыльского флера, неверия и одновременно полной творческой свободы — такой, которая бывает, только когда нет ни галерей, ни достойной критики. Время для экспериментов и поисков.

«Утренний туалет». Офсетная ламинированная карта на холсте, масло. 1991 год
«Юдифь и Ленин». Полиграфическая ламинированная карта на холсте, масло. 1992—2010 годы
«Поцелуй украдкой». Офсетная ламинированная карта на холсте, масло. 1991 год
«Галантная пара — 2». Офсетная ламинированная карта на холсте, масло. 1991 год. Коллекция НХМУ

Эротика на карте СССР

Работы Юрия Соломко легко узнать по обыгрыванию географических карт. К такому решению его подтолкнул случай: путешествуя по родному Крыму летом 1991 года, Соломко безуспешно пытался купить карту местности, чтобы спланировать маршрут. Вместо нее книжные магазины предлагали стандартную политическую карту мира, висящую в каждой школе и госучреждении, — с огромным оранжевым пятном СССР. Именно ее художник взял за основу своих работ.

Сюжеты для первых «карт» Соломко позаимствовал из книги Маркиза де Сада «Жюстина». Подобная литература только появлялась на полках магазинов, символизируя либерализацию. Интимные сценки с гравюр XVII—XVIII веков, которыми была проиллюстрирована «Жюстина», в работах художника сталкивались с иной реальностью — политической, создавая новые смыслы.

По иронии свою первую работу — «Утренний туалет» Соломко закончил за несколько месяцев до распада Советского Союза. Она стала мощным образом новой реальности и силы искусства, разрушающей старое.

«Карта — один из сильнейших символов, созданных цивилизацией, — утверждает художник. — Здесь так много всего соединено, что при работе с одним из слоев под ним обязательно появляется что-то новое. Единственное, чего нет в карте, — нематериальных, невизуальных понятий. Например, такого понятия, как время. Нет карты эмоций, переживаний. А вот для этого существует картина. Я склонен думать, что любая картина — и есть карта чувств».

«Я склонен думать, что любая картина — и есть карта чувств».

«Турция», из серии Motherland
«Средиземное море», из серии Motherland
«Полезные ископаемые», из серии Motherland
«Египет», из серии Motherland
«Африка», из серии Motherland

Мать-земля

Свой метод живописных проекций — так его окрестил художник — Соломко использовал в фотографии, по большей мере постановочной. К этому его подтолкнула творческая резиденция в Кливленде, в которую художник отправился в 1996 году. В это время Соломко начинает создавать работы совмещая географические карты и снимки человеческого тела. Так появились серии Motherland и «Планета людей».

Motherland — первая серия, в которой художник обращается к теме человеческого тела как воплощения тела Земли. Проецируя географические символы и знаки на тело беременной женщины, художник превращает линии и изгибы человеческого тела в очертания ландшафтов. Так таинство зарождения человеческой жизни становится метафорой таинства создания Земли и всего живого на планете.

Еще дальше художник пошел в серии «Планета людей», создав яркий образ покалеченной, измученной техногенными катастрофами Земли. Моделями для этого проекта стали люди с инвалидностью, полученной из-за аварий, катастроф или болезней. Тела героев художник «размещает» на картах горячих точек планеты, изуродованных войнами и природными катаклизмами. Например, женское тело с удаленной грудью переносится в Аральское море, олицетворяя то, как плодородный регион превратился в пустыню.

Сегодня, когда экология становится «новой религией», мы склонны видеть в работах Соломко исключительно экологическую «мораль». Но для бурных 1990-х и начала 2000-х это был еще и поиск ценностных ориентиров, моральных граней, нащупывание границ дозволенного. После Чернобыльской катастрофы мир, казалось, установил собственные рамки и правила, не имеющие ничего общего с прежними человеческими. Жуткий телесный натурализм, личная трагедия человека словно прикрываются бездушными символами и знаками, напоминая сухую советскую статистику, нивелирующую миллионы личных трагедий.

«Севастополь», из серии «Планета людей»
«Чернобыль», из серии «Планета людей»
«Тихий океан», из серии «Планета людей»
«Одесса», из серии «Планета людей»
«Аральское море», из серии «Планета людей»
«Берег Западной Африки», из серии «Планета людей»
«Мир», из серии «Планета людей»
«Нью-Йорк», из серии «Планета людей»
«Ирак», из серии «Планета людей»
«Антарктика», из серии «Планета людей»

Регенерация

Художник умышленно вызывает шок и неприятие, сопоставляя несопоставимое, но неизменно обращаясь к истокам. «Тело человека с инвалидностью — это мощный визуальный раздражитель, который никого не оставляет равнодушным. И вот, сопоставив образы с картами, мне удалось перевести личные страдания и переживания в планетарный масштаб», — говорит автор.

Сегодня, когда экология становится «новой религией», мы склонны видеть в работах Соломко исключительно экологическую «мораль».

Провокативна и серия «Регенерация». Это студийная съемка девушки, потерявшей ноги в результате несчастного случая. Соломко помещает ее в особое эстетическое пространство, надевая на нее маски и парики, окружая цветами и блестящими драпировками, тем самым втягивая обнаженное тело в некую маскарадную игру, театральное шоу — что-то среднее между модой и кунсткамерой. Художник словно создает ей прикрытие от реального мира, в котором человек с увечьем вынужден жить в изоляции и оставаться в невидимой зоне.

Придуманные Соломко образы попадают в визуальный диссонанс, заостряя внимание на неявных, спрятанных смысловых слоях. В ходе игры трагическое, личное, репрессированное, укрытое за множеством масок и тканей нивелируется, уступая место красоте в ее античном, академическом понимании, согласно которому внешнее и внутреннее существуют в неразрывной связи. Именно эта основа, присутствующая во всех работах художника, неизменно направляет самые шокирующие и разрушительные вещи в созидательное русло.

«После бала», из серии «Регенерация»
«Демониз», из серии «Регенерация»
«Баба-яга», из серии «Регенерация»
«Карнавал», из серии «Регенерация»

Изображения предоставлены художником.

Новое и лучшее

1 379

9

20
6 469

Больше материалов