Почему это шедевр

Александр Архипенко: Скульптор, построивший женщину

Сначала Архипенко придумал «скульптурную живопись», создав, по сути, первые инсталляции. Затем — живопись «подвижную», прообраз современных рекламных билбордов. Его считали представителем кубизма, но сам он настаивал, что не видит себя в рамках одного конкретного направления или метода и что поле его экспериментов гораздо шире.

Будучи новатором и экспериментатором по натуре, украинско-американский скульптор Александр Архипенко избегал устоявшихся жанровых клише, отдавая предпочтение разработке собственных стилей и медиумов. Многие его произведения совмещают элементы инсталляции, рельефа и живописи, что делает автора одним из первых современных художников в сегодняшнем смысле этого слова.

Например, уже в начале 1910-х Архипенко создал свою собственную (и во многом уникальную) художественную форму — так называемую скульптурную живопись, ломающую классические представления о скульптуре. Он отказался от использования привычных материалов — бронзы, мрамора и гипса — в пользу стекла, фанеры, металла, то есть материалов нарочито непластичных, таких, которые естественным образом приводят к геометризации форм. Вероятно, именно поэтому его и называли кубистом.

Зачастую «скульптурная живопись» выглядела как панель с установленными на ней элементами разной формы и цвета. Художник не прятал стыков и гвоздей, тем самым делая видимым процесс создания работ. По сути, произведения «скульптоживописи» были не чем иным, как первыми инсталляциями. В отличие от классической практики Архипенко не ваял и не высекал скульптуру, а создавал произведение совмещая различные, в том числе найденные, элементы. Так, в работе «В будуаре», изображающей две женские фигуры, можно разглядеть и маленькую вклеенную фотографию самого художника, «сигнализирующую» о присутствии автора.

Рождение контрформы

Пожалуй, главной скульптурной находкой художника стало использование сквозных отверстий, или попросту контрформы. Архипенко начал заменять объемные части в скульптурных произведениях, такие как голова или торс, пустотами, что впоследствии стало его уникальным, фирменным стилем.

«Традиционно считалось, что скульптура начинается там, где материал соприкасается с пространством. Таким образом, пространство понималось как своего рода рамка вокруг массы. Игнорируя эту традицию, я экспериментировал, используя обратную идею, и пришел к выводу, что скульптура может начинаться там, где пространство окружено материалом», — писал Архипенко.

Главной скульптурной находкой художника стало использование сквозных отверстий.

Художник понимал несуществующую форму не как пустоту, а как символ недостающей формы, которая не может материализоваться, но остается в памяти. По словам самого Архипенко, его открытие уходит корнями в детство. Однажды, когда родители Александра купили две идентичные вазы и, принеся домой, поставили их рядом, он заметил между ними третью — нематериальную — вазу, состоявшую из пустого пространства.

Нана — богиня Земли

В своих воспоминаниях Архипенко часто возвращается в юные годы, проходившие в дореволюционном Киеве. Так, практически каждый день по дороге в школу будущий художник проходил мимо огромной вросшей в грунт каменной бабы — дохристианской скульптуры богини Земли, которую местная детвора именовала Наной. Много лет спустя в парижском этнографическом музее Архипенко откроет для себя целое множество походивших на Нану «богинь» — монолитных, с подчеркнутыми детородными органами или же, наоборот, максимально упрощенными, грубо примитивными формами.

Именно архаические скульптуры стали для Александра источником вдохновения и в каком-то смысле точкой отсчета для собственных экспериментов. Прообразы архаической пластики можно отчетливо рассмотреть в его ранних произведениях, которые выделяются массивностью и гипертрофированностью форм.

В 1909 году Архипенко приехал в Париж, куда в то время стремился любой мало-мальски амбициозный художник-авангардист. Он поселился в легендарной колонии художников «Улей» (по-французски — La Ruche) и оказался в самой гуще авангардной тусовки в разгар популярности «Авиньонских девиц» Пикассо, ознаменовавших появление нового живописного течения — кубизма. Во Францию Архипенко приехал в первую очередь учиться, но вскоре открыл собственную студию на Монпарнасе. Он быстро стал одним из ведущих модернистских художников-скульпторов довоенной Европы, начал разъезжать с выставками и вести несколько классов параллельно.

Излюбленной темой для Архипенко оставалось женское тело. Скульптор создал десятки вариаций изображения женских фигур: стоящие, сидящие, смотрящие в зеркало, женщины-вазы… При этом монолитные и грубые, подобные богиням плодородия, формы из раннего творчества постепенно становились все более утонченными и изящными, обретая особую чувственность и превращаясь в конечном итоге в хрупкий символ женского начала.

Излюбленной темой для Архипенко оставалось женское тело.

Анжелика, Америка и «архипентура»

В 1921-м Архипенко женился на немецкой художнице-скульпторе Анжелике Бруно-Шмитц, и два года спустя супруги эмигрировали в Америку.

Поначалу атмосфера и сравнительная беззаботность Нового Света завораживали Архипенко. Он восторженно отзывался о США как о стране, не изможденной войной, где будет производиться великое искусство будущего: «Америка будоражит мое воображение и воплощает больше гибкости, живости, витальности и движения, чем любое другое место на земле!» Впрочем, заокеанская жизнь художника складывалась не так хорошо, как ему бы хотелось. Успех и признание в Европе мало о чем говорили американской публике, а местная арт-среда имела своих фаворитов и правила, в которые Архипенко не всегда вписывался.

В Нью-Йорке художник работал над своим новым изобретением — «архипентурой», или «подвижной живописью». По замыслу автора, сложная механическая конструкция должна была приводить в движение тонкие цветные полосы, которые, вращаясь, формировали бы различные композиции. Архипенко был уверен, что находка принесет ему славу и деньги, но в депрессивные 1920—1930-е годы американское общество не оценило ее по достоинству. Будучи прообразом повсеместно используемых сегодня рекламных билбордов со сменными изображениями, «архипентура» нашла практическое применение лишь несколько десятилетий спустя.

Несмотря на сложности и творческие поражения, Александр Архипенко продолжал активно работать. Он открыл для себя новый материал — плексиглас, экспериментировал со световыми скульптурами, а на жизнь успешно зарабатывал преподаванием. В 1960 году, не смущаясь полувековой разницы в возрасте, он женился на студентке. Умер художник на пороге своей мастерской в Нью-Йорке, не покидая рабочего места.

«Идея использования простых форм возникла из моих увлечений. Очень люблю простые вещи и все, что ясно и просто», — признавался Архипенко. И пусть в своих произведениях скульптор добивался максимальной простоты и лаконичности, его жизненный путь и эксперименты предельно далеки от тривиальности.

«Идея использования простых форм возникла из моих увлечений. Очень люблю простые вещи и все, что ясно и просто».

Новое и лучшее

1 261

24

1 171
6 363

Больше материалов