Критика

«„Бабий Яр. Контекст“ вызовет адский срач в Украине»: Журналисты и кинокритики — о новом фильме Сергея Лозницы

Украинский режиссер Сергей Лозница получил награду «Золотой глаз» на Каннском кинофестивале за документальный фильм «Бабий Яр. Контекст» о Холокосте в Украине. Эту награду вручают за лучший документальный фильм, участвующий в одной из секций кинофестиваля. В отечественный прокат картина выйдет осенью 2021 года. Пока у украинских зрителей нет возможности увидеть ленту, Bird in Flight обратился к четырем кинокритикам и журналистам с просьбой рассказать, чего от нее ожидать.

Фильм «Бабий Яр. Контекст» основан на архивных материалах и создан при поддержке Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр». Лента рассказывает об убийствах евреев нацистами в Киеве в годы Второй мировой войны и о событиях, которые этому предшествовали. Премьера состоялась 11 июля вне основной программы Каннского кинофестиваля.

Вскоре после премьеры режиссер фильма Сергей Лозница дал интервью журналисту Лукьяну Галкину. В разговоре Лозница среди прочего сказал, что жители Киева не сопротивлялись массовым расстрелам евреев во время Второй мировой. Пока в соцсетях обсуждали высказывания режиссера, картина удостоилась награды Каннского кинофестиваля. Премия «Золотой глаз», которую присудили ленте, существует с 2015 года — ее вручают за лучший документальный фильм.

Без имени-2
Фото: Atoms & Void / Festival de Cannes
Без имени-1
Фото: Atoms & Void / Festival de Cannes
Без имени-3
Фото: Atoms & Void / Festival de Cannes
Без имени-4
Фото: Atoms & Void / Festival de Cannes

***

Как для фильма, в названии которого есть слово «контекст», контекста как раз недостаточно.

Алексей Тарасов

Колумнист, кинокритик, главный редактор и ведущий шоу «Це розкіш» на «Радио НВ».


— «Бабий Яр. Контекст» снят в фирменном стиле Лозницы, в документальных фильмах которого нет закадрового текста и минимум титров, объясняющих, что происходит на экране.

Мне кажется, что конкретно в этой картине режиссер переоценивает знания зрителей о событиях в период с 1941 по 1943 год. Скажем, лента открывается сценами взрывов — и мы должны догадаться, что нам показывают отход советских войск, которые взрывали за собой мосты.

Как для фильма, в названии которого есть слово «контекст», контекста как раз недостаточно. Нигде не объясняется, почему Львов приветствовал гитлеровские войска: украинские националистические силы надеялись получить государственность в рамках фашистской Германии. «Бабий Яр. Контекст» вызовет ожесточенные дискуссии после своей премьеры в Украине, или, как принято сейчас говорить, — адский срач.

***

Это на самом деле художественный фильм, а не документ — арт-проект, провокация.

Виктор Глонь

Программный координатор Киевского международного кинофестиваля «Молодость».


— Безусловно, это очень талантливая работа для погружения в реалии. Но когда Лозница, представляя фильм, говорит, что снял картину собственными силами с помощью спонсоров или партнеров, а Украина хоть не мешала, но и не помогала, это создает опасный контекст. Может сложиться впечатление, что у нас кто-то не хочет, чтобы правду об Украине услышали в мире. В действительности люди протестуют не потому, что хотят скрыть информацию об участии украинцев в убийстве евреев. Претензия к тому, кто именно делает проект и за какие деньги.

Это на самом деле художественный фильм, а не документ. Он не призван поднять пласт истории. Это скорее художественное произведение, арт-проект, провокация. Мы немного говорили с Лозницей, и его мотивация мне понятна: он хотел бы, чтобы обработка информации, связанной с трагедией Бабьего Яра, происходила быстрее. В этом есть логика, но Лозница забывает о контексте, в котором сейчас находится Украина, о войне, которую против нас ведет Россия. Иногда, пытаясь сделать доброе дело, мы говорим правду и забываем о последствиях, которые эта правда будет иметь, и о том, каким образом она будет подана.

Как для художника это впечатляющий фильм, сделанный профессионально и качественно. Средствами изображения и монтажа Лозница создает визуальный нарратив. Это и есть кино, которое даже не нуждается в словах. Визуально изящный, четкий и сильный рассказ. В целом картине больше подошло бы название «Бабий Яр. Без контекста».

***

Украинскому зрителю будет трудно оценивать сугубо «творческую» составляющую картины.

Никита Козлов

Продюсер, глава международного отдела Киевского международного кинофестиваля «Молодость».


— «Контекст» — это будто слово-паразит, по крайней мере в серьезной исторической науке. Во многом контекст является конструктом, и в случае фильма Лозницы конструктом очень выборочным и ограниченным, тенденциозным в соответствии с израильской историографией и политической повесткой. А также очень смешанным и непоследовательным. Думаю, в некоторой степени это продиктовано имеющимися архивными материалами. В картине фигурируют Львов, Киев, Харьков, Луцк, где ситуация была разная и чей региональный контекст также отличается, но в фильме он вовсе не подан.

На премьерном показе, как это принято в Каннах, были овации. Сергей Лозница представил фильм частично как раскрытие определенной «правды» о Бабьем Яре. Именно поэтому я и говорю о довольно узком взгляде на те события.

Стоит отметить, что ленту, несмотря на продолжительность и архивную специфику, легко смотреть из-за удачного темпоритма и вообще мастерской работы. Впрочем, как бы мы ни хотели, нет ничего вне политики. Поэтому трудно оценивать сугубо «творческую» составляющую картины, особенно украинскому зрителю.

Общее впечатление — этот фильм к серьезной дискуссии и сопереживанию привести не может; скорее, он приведет к взаимным оскорблениям в медиа и будет возведен в ранг провокации.

***

При всем мастерстве режиссера контекст у картины достаточно советский.

Катерина Слипченко

Кинокритик, член жюри Международной федерации кинопрессы FIPRESCI.

— Этот фильм — хроника, смонтированная без каких-либо комментариев, стилистически продолжающая «Процесс». При всем мастерстве режиссера контекст у картины достаточно советский: история изложена как в старых учебниках.

В фильме есть прямые обвинения националистов. Он начинается со встречи нацистов во Львове с цветами и лозунгами «Слава Гітлеру, слава Мельнику». Этот контекст там довольно активно присутствует, хоть и не прямо, — Лозница никогда не делает прямых заявлений в лоб. В интервью и комментариях он подчеркивает, что это наша общая с россиянами история и общее пространство. Так, название фильма транскрибировано с русского языка, а в Каннах картина была представлена с российским режиссером (Ильей Хржановским. — Прим. ред.).

Съемки казненных людей в тюрьме на Лонцкого — то, из-за чего немцев и встречали с цветами во Львове, — тоже есть. Вообще, в фильме собраны очень сильные кадры из хроники, среди них — много редких. Например, съемка подрыва Крещатика: раньше было принято молчать о том, что советская власть взорвала Крещатик, а кадры хроники это подтверждают.


Фото: Продюсер Мария Шустова, режиссер Сергей Лозница и продюсер Илья Хржановский на Каннском кинофестивале, 11 июля 2021 года / Valery Hache / AFP

Новое и лучшее

1 220

6

949
6 320

Больше материалов