Фотопроект

Золотая клетка: Серия Джаянти Сейлер о людях и диких зверях в неволе

Американский фотограф Джаянти Сейлер шестой год снимает тех, кто использует диких животных ради наживы, и тех, кто пытается их защитить и отпустить на волю.

Джаянти Сейлер

Родилась и живёт в штате Флорида. Окончила факультет искусств Университета Флориды. Училась в школе дизайна Роуд Айлэнда. Публиковалась в The New York Times, The Daily Telegraph, Boston Magazine и других изданиях.

Много лет я была волонтёром в организациях, которые спасают и выхаживают диких животных. Это натолкнуло меня на мысль о съёмках. Для меня это был своего рода способ заглянуть за кулисы, понять, что происходит на самом деле.

Я снимала в центре для хищных птиц и в научном центре во Флориде. Я была поражёна альтруизмом и выдержке ветеринаров и опекунов — на работе они встречались с огромным количеством смертей.

Seiler_Of-One-and-The-Other_2
На голову птице надет клобучок, чтобы она была расслаблена во время осмотра.

Некоторые птицы, которых не выпускали из клеток, пытались привыкнуть к неволе. Их мимика напоминала человеческую.

Seiler_Of-One-and-The-Other_5

Мне хотелось запечатлеть нежные взаимоотношения между опекунами и животными. Эти люди прилагают огромные усилия, чтобы уберечь животных от вреда.

Птицы содержатся в этих центрах поодиночке, они должны быть дистанцированы ото всех, так как это важно для выживания в дикой природе. Увы, реальность такова, что всем птицам места не хватает, и тех, кого не получится выпустить на волю, приходится усыплять. Несмотря на старания, вернуться в дикую природу может всего треть.

Seiler_Of-One-and-The-Other_11
Seiler_Of-One-and-The-Other_16

Пока я работала над этим проектом, мне удалось попасть в зоопарк Dade City Wild Things во Флориде, где за деньги можно погладить тигрёнка Тони и поплавать с ним. Я попробовала, и это открыло мне глаза. Проект стал для меня очень личным.

Пока я была с Тони, я наслаждалась его красотой дикого животного, но было заметно, что с ним обращаются не очень ласково.

На сайте организации, которая занимается защитой прав животных, я прочитала, что такие аттракционы — оскорбительные и бесчеловечные, что с животными там обращаются плохо и заставляют их много работать. После этого я почувствовала себя соучастницей и жертвой одновременно.



Это тигрёнок по имени Дахлиа. Хозяева круглосуточно выставляли его напоказ на набережной в Дейтоне.

Фото человека в обнимку со зверем стоит рядом с фото, где его эксплуатируют, чтобы задать вопрос, к чему приводит нарушение границ в отношениях с дикими животными.

Seiler_Of-One-and-The-Other_7
Seiler_Of-One-and-The-Other_15

Мне захотелось провести черту между обожанием и эксплуатацией.

Из своего личного опыта общения с дикими животными я знаю, что ты чувствуешь единение с ним, но какой ценой?

Как дикие животные в центрах реабилитации отделены от их опекунов, так и человек отделён от дикой природы. Сохранять дистанцию важно не только из-за безопасности, но и потому, чтобы животное научилось жить без человека. Только тогда, когда они научатся охотиться и обходиться без опекунов, их отпустят на волю.

Seiler_Of-One-and-The-Other_13

На моих фотографиях — владельцы частных зоопарков, таксидермисты, охотники, работники центров реабилитации животных и приютов. Я старалась изучить всё по этой теме. Я общалась с людьми, чья жизнь противоречит моим убеждениям. Я старалась никого не осуждать, потому что видела, что эти люди тоже любят животных. Например, частные зоопарки выступают за сохранение и защиту животных, хотя они пытаются их одомашнить разводя в неволе.


Я начала этот проект в 2011 году, когда стала волонтёром в центрах реабилитации диких животных, и до сих пор над ним работаю. Его важность в том, чтобы показать, какой урон люди могут нанести дикой природе.

Это противоречивая и многогранная тема, и я хочу, чтобы зритель мог посмотреть на неё с разных сторон.

Обниматься с тигрёнком — это здорово, но такое тесное общение уничтожает в диких зверях природные инстинкты.


Картинка, на которой таксидермист держит голову оленя, — это ироничная попытка рассказать о сложности наших отношений с животными. Мужчина на снимке либо восхищается собственной работой, либо испытывает раскаяние.

Seiler_Of-One-and-The-Other_8

А вот снимок — полная противоположность предыдущему. На нём Шана Сантьяго купает парализованного пса. Собака родилась с заражением крови и не должна была выжить. Её бы усыпили, если бы не приют для животных, в котором она живёт уже 15-й год.

Seiler_Of-One-and-The-Other_3

А это владелица приюта Флоренс Соут. Здесь она как будто святая в окружении спасённых кошек. Приют она сделала у себя дома.

Seiler_Of-One-and-The-Other_10

Парень и львёнок — из гастролирующего цирка. Я хотела романтизировать этот момент, чтобы показать, что потискать львёнка хочет каждый, но все должны подходить к этому с пониманием и осторожностью.

Seiler_Of-One-and-The-Other_4

Seiler_Of-One-and-The-Other_21
Дианн из центра для хищных птиц пытается выманить птицу из клетки.

Seiler_Of-One-and-The-Other_17
Сотрудник большого приюта для диких кошек стоит у клетки с пумой. Эта фотография — о желании общения с дикой природой, но какой ценой?

Я оказалась между энтузиастами, которые выступают против того, чтобы показывать животных за деньги, и владельцами таких аттракционов, считающими, что людям надо знать, как устроена дикая природа. Снимая и тех, и других, я заняла нейтральную позицию и попыталась показать обе точки зрения.

Seiler_Of-One-and-The-Other_20
Владелец передвижного зверинца с медведями-гризли, пойманными на Аляске.

Ниже — фотографии с аукциона во Флориде. Дети знают, что животные, о которых они заботились, которых они растили, однажды пойдут на убой. Они растут вместе с животными, и это момент взросления, который мне хотелось запечатлеть.

Seiler_Of-One-and_The-Other_1
Seiler_Of-One-and-The-Other_6
Seiler_Of-One-and-The-Other_12
Seiler_Of-One-and-The-Other_18

Один из сложнейших вопросов: ответственны ли мы за любую форму жизни, которую нужно защищать от исчезновения, или же вымирание — это закон природы, естественный отбор?

Seiler_Of-One-and-The-Other_14
Эд Стрейт из Флориды превратил свой дом в реабилитационный центр для животных. Филин — один из его постояльцев.
Seiler_Of-One-and-The-Other_9
Он же — на бамбуковом дереве во дворе.

Это проект о диалоге между теми, кто, как Эд, помогает животным вернуться в дикую природу, и теми, кто эксплуатирует их ради наживы, содержит в плохих условиях и заставляет целыми днями развлекать публику.


Seiler_Of-One-and-The-Other_19
Этот мужчина выращивает тигров у себя на заднем дворе. Он вынужден использовать их, чтобы зарабатывать на их содержание.

В моём проекте нет однозначных ответов, скорее, больше вопросов. Я прошу зрителей пересмотреть отношение к животным и реже нарушать границы в общении с ними.

Новое и лучшее

Больше материалов