Музыка

Все не как у людей. Какая она — музыка для животных и от животных

Существует масса исследований о том, как музыка влияет на организм человека. Она успокаивает и расслабляет, в некоторых ситуациях даже настолько, что может заменить седативные препараты. Другие композиции, наоборот, возбуждают нервную систему и делают человека более решительным. А что насчет животных? Существует ли музыка специально для них? Какие песни включать питомцам, а какие их скорее испугают? Может ли сверчок играть в группе, а совы — выпустить свой альбом? Специально для Bird in Flight журналистка и авторка телеграм-канала о психике «эго из лего» Александра Пономаренко исследовала эту тему.

В книге «Музыкальный инстинкт. Почему мы любим музыку» английский ученый Филип Болл рассказывает о влиянии музыки на человеческий мозг, о том, что звуковые волны могут натолкнуть на воспоминания, придать сил, облегчить боль, заставить плакать или смеяться и даже влюбиться. Главное, что музыка в принципе позволяет нам испытывать определенные эмоции, — в этом-то и суть искусства. Но слышать песни может не только человек.

Люди обычно пишут музыку ориентируясь на внутренний комфорт. Нам нравится такое звучание, которое попадает в наш акустический и вокальный диапазон, а мелодии слишком высокой или низкой тональности, как правило, неприятны для уха. Особое значение имеет и темп: для человека он должен быть близок к ритму сердца. У животных же другие диапазоны высоты звука и сердечные ритмы, более того — они отличаются и у разных видов. Та музыка, на которую реагируют насекомые, может никак не повлиять на млекопитающих, а «любимые песни» рыб оставят равнодушными птиц.

К тому же в отличие от человека животное не воспринимает музыку как вид искусства и не привносит в набор звуков субъективную оценку. Как устроена психика животных — отдельная тема для исследований, и до сих пор нет ответа на вопрос о том, может ли музыка вызвать у них трепет или катарсис. Определенные звуки влияют на животных скорее физиологически, чем психологически. Такое наблюдение сделал ученый Чарльз Сноудон, зоопсихолог Университета Висконсина, США. По его словам, реакция животных зависит от музыкальности. «Мы используем легато (длинные тона), чтобы успокаивать маленьких детей, стаккато (короткие отрывистые тона) — чтобы что-то им запрещать. У животных точно так же музыкальные элементы помогают передавать эмоции и устанавливать коммуникацию», — говорит Сноудон.

Мы используем длинные тона, чтобы успокаивать маленьких детей, короткие отрывистые — чтобы что-то им запрещать. У животных так же.

Еще специалист отмечает, что мы часто проецируем на животных свои музыкальные вкусы: «Люди думают, что если им нравится Моцарт, то и собака полюбит такую музыку. Если они предпочитают рок, то уверены, что и животному он по душе». Хотя иногда человеческая музыка действительно может благотворно влиять на животных, и это проверили опытным путем.

Картина «Голос его хозяина» художника Фрэнсиса Барро 1899 года. На ней пес Ниппер слушает фонограф. Позже работа Барро стала логотипом граммофонной компании. Фото: Wikimedia Commons

Обезьяны: своя музыка и Metallica

В 2009 году вышеупомянутый Сноудон и композитор Дэвид Тэй решили проверить, как обезьяны игрунки реагируют на музыку. Сначала «фокус-группе» из 14 тамаринов включали тридцатисекундные фрагменты произведений: адажио для струнных Сэмюэла Барбера, фортепианный отрывок из альбома The Fragile индастриал-рок-группы Nine Inch Nails, трек Of Wolf and Man, записанный Metallica, и The Grudge в исполнении Tool. Обезьяны отреагировали только на Metallica — неожиданным успокоением, другие композиции их не заинтересовали.

Затем Сноудон и Тэй включили животным песни, которые создали специально для них. Такие мелодии имели звуковые особенности, слышимые в криках обезьян (повышение и понижение тона). Исследование показало, что тамарины бездельничали и ели больше, когда слышали музыку с успокаивающими звуками. Похожие звуки в природе издают животные, когда находятся в безопасности. Музыка, напоминающая крики обезьян, вызывала у них возбуждение и тревогу.

Вокализация песен для обезьян на три октавы выше, а темп вдвое быстрее, чем у человеческой музыки. Поэтому для нас «обезьяньи мелодии» звучат пронзительно и неприятно, а животным они вполне по душе.

Коты: мурлыканье под классику

После успеха с музыкой для обезьян Сноудон и Тэй решили поэкспериментировать на других животных и создали специальные произведения, которые должны были понравиться кошкам.

Котята рождаются глухими, но со временем они развивают музыкальность, когда слышат щебетание птиц, мурлыканье своих братьев и сестер, а также мяуканье других кошек, включая мать. Голос кошек на октаву выше, чем человеческий, а еще они в принципе более чувствительны к звуку. Тридцать две мышцы кошачьего уха могут улавливать мельчайшие вариации звука: если мышь зашуршит в 10 метрах от вас, кошка точно поймет, что на обед. Поэтому для этих животных человеческая музыка — как шумящий океан, они не отличают рок от регги или попсу от классики, но чутко реагируют на звуки своих собратьев. Это и легло в основу создания «Музыки кошек» (Music For Cats).

Коты не отличают рок от регги или попсу от классики, но чутко реагируют на звуки своих собратьев.

В 2020 году американские ученые решили проверить, как работают подобные произведения. Двадцать одной кошке в ветеринарной клинике включали либо кошачью музыку («Арию Скутера Бира» Дэвида Тэя), либо классическую («Элегию» Габриэля Форе), либо не включали ничего. При прослушивании «Музыки кошек» животные были гораздо спокойнее.

До, во время и после звучания композиций ученые измеряли уровень стресса животных. В качестве субъективных характеристик взяли специальный поведенческий опросник и мнение хозяина кошки, а физиологическим показателем стало отношение нейтрофилов к лимфоцитам в крови. Исследование помогло подтвердить, что «Музыка кошек» может быть полезным терапевтическим инструментом, чтобы уменьшить у животных страх и тревогу от разлуки или одиночества.

Собаки: разные стили музыки

В отличие от котов (и Моргенштерна), которые не делят музыку на жанры, собаки вполне могут отличить тяжелую музыку от попсовой. Это подтверждает исследование Деборы Уэллс, психолога из Королевского университета в Белфасте. «Собаки по-разному ведут себя под нашу музыку. Например, под классику демонстрируют более расслабленное поведение, а под хеви-метал, наоборот, оживляются», — комментирует Уэллс NBC News.

Поведение собак тяжелее исследовать, поскольку их породы сильно отличаются по размеру, вокальному диапазону и частоте сердечных сокращений. Чарльз Сноуден говорит, что из-за этого крупные псы более восприимчивы к обычной музыке, чем маленькие, ведь голос лабрадора по диапазону даже ближе к голосу мужчины, чем к голосу чихуа-хуа.

Крупные псы восприимчивее к обычной музыке, ведь голос лабрадора по диапазону даже ближе к голосу мужчины, чем к голосу чихуа-хуа.

Можно самому проверить, как ваш пес отреагирует на человеческую музыку. Так, стриминговая платформа Spotify подготовила специальный плейлист для домашних питомцев (и не только для собак, кстати).

Акулы: дэт-метал и низкие частоты

Вот кто-кто, а акулы — те еще металлисты. Это выяснили авторы Bride Of Jaws, документального шоу для Discovery, которые попытались чипировать самку акулы по прозвищу Жанна Шарк. Во время съемок последнего выпуска команда решила привлечь животное тяжелой музыкой. Рецепторы акул улавливают вибрации низкой частоты — именно благодаря этой суперспособности хищники находят жертв. А вибрации от музыки жанра дэт-метал как раз похожи на те, что исходят от бьющейся рыбы.

Поэтому защищенный от попадания воды динамик опустили под воду и включили песни группы Darkest Era. В результате к колонке подплыли две большие белые акулы. Это случилось в 2015-м, а четыре года спустя Kiss решили повторить эксперимент и поиграть для акул в Индийском океане. Концерт был благотворительный, фанаты остались довольны, но акулы пропустили все веселье.

Носороги: рок для спокойствия

Еще одними любителями тяжелой музыки можно назвать носорогов. Только они в отличие от собак не оживляются, слыша быстрые композиции, а наоборот, постигают дзен. Тяжелая музыка помогает им жить в зоопарке, где уровень шума может быть слишком высоким для их чувствительных ушей. Об этом пишет Эдвард Уилсон в своей книге «Будущее Земли. Наша планета в борьбе за жизнь». В одной из глав идет речь о том, как носороги оказались на грани вымирания. Сотрудники индонезийских природных парков помогают спасти животных от браконьеров, и Уилсон посетил одно из таких мест, чтобы увидеть выживших носорогов.

Тяжелая музыка помогает носорогам жить в зоопарке, где уровень шума может быть слишком высоким для их чувствительных ушей.

Поздно вечером его привели в примыкавшее к зоопарку пустое здание склада, стены которого гудели от громкой и казавшейся абсолютно неуместной рок-музыки. Уилсону объяснили, что музыка создавала шумовой фон для защиты носорогов. Дело в том, что неподалеку находился аэропорт Цинциннати и периодически на небольшой высоте над этим местом проносились самолеты, к шуму которых в любой момент могли присоединиться сирены полицейских и пожарных машин с прилегающих улиц. Внезапный шум глубокой ночью мог напугать носорогов, спровоцировав приступ паники, попытку к бегству и травмы.

«Лучше уж раздражение от рок-музыки, чем бурная реакция на резкие звуки, напоминающие шум падающего дерева, шорох лап подкрадывающегося тигра — сигналы серьезной угрозы в естественной среде обитания — или звук шагов охотников, особенно если учесть, что люди — сначала древние охотники, а теперь браконьеры — охотятся на суматранских носорогов уже более 60 тысяч лет», — пишет он.

Творчество животных

C музыкой для животных все примерно понятно. А могут ли сами они создавать музыку? Долгое время считали, что именно творчество отличает человека от животного в психическом плане. Наше отношение к музыке формируют культурная среда, социальная повестка, мода, личная история и настроение — иными словами, все то, что формирует и наше бессознательное. Оно же и помогает создавать музыку. Так, человек способен направлять свои агрессивные импульсы в конструктивное русло (когда избыток агрессии позволяет творить, а не разрушать). Но у животных это работает по-другому: агрессия помогает им защищать потомство, завоевывать территорию и устанавливать иерархию.

Игру слонихи на губной гармошке можно объяснить тем, что у слонов самый большой мозг среди всех млекопитающих (развитые гиппокамп и кора, которые отвечают за обучаемость и запоминание). К творческому порыву и сублимации это не имеет отношения, точно так же, как и «участие» животных в музыкальных коллективах. Например, есть грайндкор-группа Insect Grinder, где в роли вокалиста выступает сверчок; попугай поет в коллективе Hatebeak, а в состав Caninus вошли два питбуля. Все это необычно только для тех, кто слабо понимает, как устроен процесс создания песен. Звуки животных можно взять откуда угодно, что, собственно, и сделал Merzbow, в чьих записях появляются семплы звериных голосов, а также звуки кур и голубей, которых он сам разводит. Другой музыкант под ником Valentin The Mad записал дэт-метал-трек с кабанами.

Кстати, по поводу свиней. В 2021-м в Великобритании специально для них сделали первый в мире музыкальный фестиваль. Это благотворительная акция от приюта Pigs in the Wood. Главными гостями были свиньи, которые свободно ходили среди посетителей, слушали музыку и ели угощения.

То есть без участия и влияния людей музыка от животных вряд ли существовала бы. А так мы можем уснуть под пение тайваньских лягушек или отправить другу на ночь глядя альбом с пением совиных.


Фото на обложке: Adrian Dennis / AFP

Новое и лучшее

873

82

660
344

Больше материалов