Почему это шедевр

Рейхстаг воскрес: Работы Христо и Жанны-Клод

Монументальные и эпичные — работы художников Христо и Жанны-Клод часто ошибочно принимают за ленд-арт, а пару называют «упаковщиками». 

Грандиозные инсталляции Христо и Жанны-Клод стоят на пересечении живописи, архитектуры и скульптуры. Их работы находят прекрасными даже зрители, считающие себя далекими от современного искусства, а история этого творческого союза заставляет верить в родство душ.

Христо Явашев и Жанна-Клод де Гийебон родились в один день — 13 июня 1935 года: он в Болгарии, она в Марокко. Окончив художественную академию в Софии, Христо нелегально эмигрирует в Париж и подрабатывает написанием портретов на заказ. Одной из заказчиц оказывается мать Жанны-Клод. Девушка учит Христо французскому, а он учит ее истории искусств. Они будут все создавать сообща и не расстанутся вплоть до смерти Жанны-Клод в 2009 году — через 50 лет после их первой встречи.

The Mastaba - Christo and Jeanne-Claude looking for a possible site for The Mastaba
Христо и Жанна-Клод

Пакет нужен

В Париже Христо быстро включается в художественный процесс и входит в движение новых реалистов, продолжающих идеи реди-мейда и дада. Вдохновившись скульптурами Жана Дюбюффе, поп-артом и дюшановским реди-мейдом, он довольно быстро находит свою «фишку» — технику ампакетажа. Ее суть — в заворачивании повседневных вещей в упаковку, что придает им качества классической скульптуры — акцент на форме, пластике, а также на фактуре драпировок.

Поначалу Христо использует полиэтилен и прячет в него все, что придет на ум. В его пакетах побывали мотоцикл, швейная машинка, деревья, статуи, портрет Жанны-Клод и даже женщина. Последнее — оммаж художнику Иву Кляйну, который придумал использовать женское тело в качестве кисти, а не объекта изображения. Свертки, ловко перетянутые бечевкой, напоминают собранные впопыхах пожитки беженцев. Иногда загадочные, иногда совсем очевидных очертаний, упакованные предметы художник сравнивает со своей непростой эмигрантской судьбой: «Как и я, они бедны, несчастны, преходящи, и в скором времени их не станет».

В 1962 году Христо и Жанна-Клод строят баррикаду из нефтяных бочек на одной из самых узких улиц Парижа. Это был протест художников против возведения Берлинской стены, воплощение их опасений, что начнется Третья мировая война. Нефтяная бочка — та же упаковка, только железная — становится здесь предметом искусства. Незаконный «Железный занавес» простоял всего несколько часов.

Художники приходят к выводу, что истинная свобода их искусства возможна только в рамках, предоставляемых капитализмом, — и в 1964 году вместе с сыном Кириллом эмигрируют в Нью-Йорк.

Christo 56 Oil Barrels 1966-67 183 x 94 1:2 x 94 1:2 (465 x 240 x 240 cm) Kröller-Müller Museum, Otterlo, The Netherlands Photo- Kröller-Müller Museum © 1967 Christo
Нефтяные бочки, Музей Крёллер-Мюллер, Оттерло, Нидерланды. Фото: Kröller-Müller Museum © 1967 Christo
Christo Package 1961 Fabric and ropes on board 51 1:4 x 70 7:8 x 13 (130 x 180 x 33 cm) Kröller-Müller Museum, Ottlerlo, The Netherlands Photo- Kröller-Müller Museum © 1961 Christo
Упаковка, 1961 год, Музей Крёллер-Мюллер, Оттерло, Нидерланды. Фото: Kröller-Müller Museum © 1961 Christo
Christo with Wrapped Woman, 1961 at the home of Yves and Rotraut Klein 1962 Photo- Shunk-Kender © 1962 Christo
Христо с обернутой женщиной в доме Ива и Ротро Кляйн, 1962 год. Фото: Shunk-Kender © 1962 Christo
Christo Wrapped Motorcycle 1962 Polyethylene, rope and motorcycle 38 1:4 x 67 x 19 5:8 (97 x 170 x 50 cm) Collection Philippe and Denyse Durand-Ruel, France Photo- Archive © 1962 Christo
Упакованный мотоцикл, 1962 год, коллекция Филиппа и Дениз Дюран-Руэль, Франция. Фото: Архив © 1962 Christo

Мимолетность свободы

Дальше — больше. Христо и Жанна-Клод делают ставку на монументальность и стремятся упаковать целые здания и природные объекты, будь то мост Пон-Неф в Париже, побережье в Сиднее или острова в Майами. Объем работ и количество материала поражают, и при этом художники заботятся о том, чтобы после деинсталляции все материалы были полностью переработаны.

Для монументальных творений полиэтилен сменяется тканью. Огромные куски полотна, чаще всего белого цвета, отсылают к истории классического искусства, в котором главную роль играют холст и драпировки. «Ткань создает формальность. Вот почему мы используем ее во всех проектах, — объясняет Христо. — Все обернутое становится абстракцией сущности объектов, а все тривиальное и несущественное спрятано». Также ткань отсылает к кратковременности и хрупкости любого произведения искусства.

Огромные куски полотна, чаще всего белого цвета, отсылают к истории классического искусства, в котором главную роль играют холст и драпировки.

L'Arc de Triomphe, Wrapped - L'Arc de Triomphe, Wrapped (Project for Paris) Place de l'Etoile – Charles de Gaulle (1)
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo
L'Arc de Triomphe, Wrapped - The Arc de Triumph, Wrapped, Project for Paris, Place de l'Etoile, Charles de Gaulle
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo
L'Arc de Triomphe, Wrapped - The Arc de Triumph (Project for Paris, Place de l'Etoile – Charles de Gaulle) Wrapped
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo
L'Arc de Triomphe, Wrapped - The Arc de Triomphe, Wrapped, Place de l'Etoile, Charles de Gaulle, Paris
Упакованная Триумфальная арка (проект в Париже, на площади Шарля де Голля). Фото: Андре Гроссманн © 2018 Christo

Многие работы Христо и Жанны-Клод связаны с природными объектами, но ленд-артом их назвать нельзя. Художники постоянно повторяют, что для них очень важен зрительский опыт прогулки, взаимодействия с инсталляциями, их включение не только в физическую реальность, но и в реальность других людей. Христо и Жанна-Клод выстилают долгие пешие пути, позволяют пройтись по воде или же устанавливают тысячи врат, обрамляющих дорожки нью-йоркского Центрального парка, — все для индивидуального переживания работы зрителем.

Несмотря на непременный ключевой мотив, работы Христо и Жанны-Клод никогда не повторяются. Для художников принципиально, что каждая инсталляция уникальна и кратковременна. «Временный характер проекта бросает вызов бессмертию искусства. Всем этим проектам присущ сильный аспект отсутствия, самостирания, они уйдут, как наше детство, как наша жизнь», — говорит Христо. В этой недолговечности, иррациональности факта существования художники видят истинное проявление свободы. «Свобода — это враг собственности, а собственность равна постоянству, потому свобода — враг постоянства», — отмечает Жанна-Клод.

Для художников принципиально, что каждая инсталляция уникальна и кратковременна.

SONY DSC
Плавающие пирсы на острове Сан-Паоло
The_Floating_Piers_from_Rocca_di_Monte_Isola_-_P1000799
Плавающие пирсы на острове Сан-Паоло
Iseo_Floating_Piers_1
Плавающие пирсы на острове Сан-Паоло © Марсио Де Ассис
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Ворота © Flickr
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Ворота © Flickr
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Ворота © Flickr
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Ворота © Flickr
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Ворота © Flickr

Художник как продюсер

Стремлением к свободе объясняется и тот факт, что художники создают проекты исключительно на собственные доходы от продажи эскизов и прототипов проектов, чтобы не зависеть от спонсоров и меценатов. Все места под проекты Христо и Жанна-Клод берут в краткосрочную аренду — таким образом те переходят в полную собственность художников на это время. Также паре важен свободный доступ зрителя, потому вход на все проекты бесплатный.

Творчество Христо и Жанны-Клод поднимает вопрос о создании произведений как продюсировании — цепи договоренностей, бюрократической канители, социальных связях и таланте убедить кого-то в чем-то абсолютно бесполезном. Например, чтобы установить сорокакилометровую «Бегущую ограду» в Калифорнии, супруги убедили в ее целесообразности всех 59 фермеров, на землях которых задумали воплотить эту идею.

Сами художники разделяют процесс создания проекта на два периода: software и hardware — период идеи и период воплощения. Так как софт-период длится много лет и неизвестно, какой из проектов успешно реализуется, Христо и Жанна-Клод всегда работают над несколькими одновременно. Пара даже летает на разных самолетах, чтобы в случае чего ее труд был завершен. «Идеи могут быть у всех, но идея — ничто, — утверждает Жанна-Клод. — Чтобы осуществить ее, нужно обладать огромным даром во многих сферах». Произведения Христо и Жанны-Клод из-за сложности воплощения можно отнести к архитектурным проектам.

The London Mastaba - The London Mastaba, Serpentine Lake, Hyde Park, 2016-18
«Лондонская мастаба», озеро Серпентин, 2016—2018 годы. Фото: Вольфганг Волц © 2018 Christo
The London Mastaba - The Mastaba (Project for London, Hyde Park, Serpentine Lake) (2)
«Лондонская мастаба», озеро Серпентин. Фото: Андре Гроссман © 2017 Christo
The London Mastaba - Workers installing barrels on the vertical side of the London Mastaba
Рабочие устанавливают бочки на вертикальной стороне «Лондонской мастабы». Фото: Вольфганг Волц
The London Mastaba - The London Mastaba, Serpentine Lake, Hyde Park, 2016-18 (2)
«Лондонская мастаба», озеро Серпентин, 2016—2018 годы. Фото: Вольфганг Волц © 2018 Christo

Одним из самых долгих и трудных проектов, но от этого и самым значительным стал «Обернутый Рейхстаг» в Берлине. Задуманный в 1971 году, он был осуществлен спустя 25 лет, в 1995-м. Рейхстаг воплощает собой единственную структуру, которая находилась под юрисдикцией американцев, французов, британцев, советов и двух Германий; это символическое место встречи западного и восточного блоков. Вот почему идея обернуть Рейхстаг стала прецедентом и до сих пор вызывает страстные дебаты об искусстве в парламенте. А для Христо, вынужденного поделить собственную судьбу ножом холодной войны, этот проект становится глубоко личным. «В обертывании Рейхстага в этот самый период необычно то, что обернутая структура, произведение искусства, ознаменует момент перехода — перехода к движению, когда люди снова будут использовать здание через несколько лет, и здание будет местом, где Германия будет вести свою политику», — говорит Христо о 1995 годе, когда в реставрированный после войны Рейхстаг возвращается немецкий парламент.

Серебристая ткань развевается ветром перемен, фиксируя момент единения мира под знаменем искусства и свободы.

Пара даже летает на разных самолетах, чтобы в случае чего ее труд был завершен.

3715921978_2893e6ac7f_o
Упакованный Рейхстаг © Flickr
3715922286_84ea7a5ccd_o
Упакованный Рейхстаг © Flickr
Wrapped Reichstag
Упакованный Рейхстаг © Flickr
3715919414_1e32186169_o
Упакованный Рейхстаг © Flickr

Фото: Flickr, Christo and Jeanne-Claude

Лекция Ольги Бабич «Как провести коммерческую съемку и не облажаться»

Новое и лучшее

13 594

5 387

1 101
1 479

Больше материалов