Почему это шедевр

Параска Плитка-Горицвит: Украинская Вивьен Майер

Художница Параска Плитка-Горицвит прошла сталинские лагеря, после чего почти всю жизнь прожила в гуцульском селе Криворивня. На ее снимках изображена жизнь целых поколений односельчан — дни рождения, праздники, религиозные обряды и похороны. Долгое время ее архив считался утерянным, но шесть лет назад его нашли. 17 октября в киевском центре «Мистецький Арсенал» откроется выставка, посвященная «Гомеру Гуцульщины».

Об украинской народной писательнице, художнице и фотографке Параске Плитке-Горицвит заговорили относительно недавно. Ее биографическая история и история ее фото- и художественного архива действительно завораживают. Ее называют «Гомером Гуцульщины»: под псевдонимом Горицвит (так на украинском языке называется растение адонис) она писала сказки, стихи, создавала рукотворные книги, скульптуры, делала этнографические зарисовки, занималась живописью, графикой. Среди ее работ есть даже иконы.

Но больший интерес сегодня прикован к ее фотографиям. Частично они были показаны на фестивале Odesa Photo Days, а теперь архив представят на выставке «Преодоление гравитации», которая 17 октября откроется в комплексе «Мистецький Арсенал».

2 Paraska 2
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

Быль и небыль

Жительница карпатской Криворивни Параска Плитка-Горицвит вернулась в родное село после 10 лет заключения в сталинских лагерях и запечатлела его традиции, обряды, жителей и природу. Целый гуцульский мир возникает на многочисленных снимках Плитки-Горицвит, иллюстрируя десятилетия и эпохи. После того как автор умерла в 1998 году, ее фотоархив считался утраченным, однако несколько лет назад часть материалов была найдена.

Ее фотоархив считался утраченным, однако несколько лет назад часть материалов была найдена.

Художница родилась в 1927 году в семье кузнеца Штефана Плитки и его жены Анны, которая была вышивальщицей. Известно, что Параска окончила всего четыре класса школы, но смогла получить домашнее образование. Она хорошо пела, играла на различных музыкальных инструментах (которые сама впоследствии изготавливала), владела техническими знаниями, говорила на иностранных языках. Когда началась Вторая мировая война, она работала переводчиком в сельской канцелярии. В 1943-м уехала в Германию, где стала заниматься домашним хозяйством в немецкой семье. Потом вернулась в родное село и присоединилась к Украинской повстанческой армии. Она работала связной под псевдонимом «Ласточка».

Когда советские войска заняли территорию Западной Украины, многие повстанцы были арестованы — так произошло и с Плиткой-Горицвит. Зимой 1945 года ее отправили в Сибирь, а оттуда — в спецлагерь в Казахстане.

img957_5
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img128
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img711
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img949
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

Несмотря на то что сейчас о Параске Плитке-Горицвит стали говорить больше, вокруг ее биографии все еще много мифов. Куратор выставки и исследовательница Катерина Радченко рассказывает, что они часто противоречат самому архиву художницы: «‎Один из мифов — что она вела отшельнический образ жизни. Но на фотографиях видно, что она начала снимать практически сразу же после возвращения из лагерей. Чаще всего фотографировала семью и односельчан. Участвовала в коллективных работах — в лесу или во время сбора урожая. К Параске приезжало много студентов, деятелей культуры и этнографов. Она переписывалась с шестидесятниками — писателями, художниками, архитекторами из разных городов Украины. Исходя из всей этой информации, нельзя говорить об аскетичности, но стоит говорить об избирательной коммуникации: она самостоятельно отбирала круг своего общения. Параска жила в нескольких метрах от родительского дома и всегда поддерживала очень теплые отношения с родителями и сестрой, о чем свидетельствуют дневниковые и лирические записи, фотографии».

Миф об одиночестве мог возникнуть, потому что у нее не было ни мужа, ни детей. Иногда это объясняют историей о вечной любви: якобы в лагерях девушка познакомилась с грузинским художником, в которого влюбилась, но из-за неодобрения родителей утратила с ним связь. Освободившись по амнистии в 27 лет, Параска поселилась отдельно и больше никогда не влюблялась. Но эта версия — тоже миф. «‎‎Нет ни единого доказательства того, что это случилось, — поясняет Радченко. — Не осталось ни одного письма, ни одной фотографии, ни одного стихотворения».

Возможно, многие односельчане не хотели общаться с бывшей политической заключенной — ведь это могло усложнить их жизнь и привлечь к ним внимание спецслужб. Радченко уточняет, что такое отношение было и к другим политическим заключенным: например, похожим образом сложилась судьба близкой подруги и односельчанки Параски — Теодосеи Плитки-Сорохан, которая жила неподалеку и также была всю жизнь одинокой.

В своем роде Параска Плитка-Горицвит — украинская Вивьен Майер, фотограф-самоучка, обладающая способностью как быть в среде, так и отстраниться от нее.

img170
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

Все сама

Архив Параски Плитки-Горицвит — это улыбающиеся портреты ее односельчан, от младенцев до стариков. Фотографии она раздавала людям, которых снимала. Плитка-Горицвит запечатлевала и рождения, и похороны, и религиозные праздники, и семейные торжества. Все, что ее окружало, было на ее кадрах. Она будто искала что-то своим взглядом, создавая бесчисленные снимки с одним и тем же сюжетом, один за другим.

Все, что ее окружало, было на ее кадрах.

Неизвестно, как Параска начала снимать и почему. «‎Возможно, это было влияние людей из лагеря, — предполагает Радченко. — Ведь там ее окружала интеллигенция, какие-то разговоры с этими людьми могли подтолкнуть художницу к фотографии. Возможно, это было влияние самого региона: Верховинский район до войны принадлежал Австро-Венгрии и пользовался популярностью среди фотографов — в Карпатах было больше фотостудий, чем в Одесском регионе. В Карпаты приезжали фотографы из Австрии и Польши, они снимали ландшафты, фольклор, делали открытки и развивали направление фотоэтнографии».

Вернувшись на родину, Параска Плитка-Горицвит устроилась на работу в лесничество. На первую зарплату она купила фотокамеру «‎Смена», на вторую — фотоувеличитель. Долгое время она не могла проявлять пленку и печатать снимки у себя дома, так как электроэнергию в ее жилище провели лишь в 1970-е годы. Поэтому свои первые фотографии она печатала в лесничестве.

img937_4
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
1 Paraska 1
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img971_2
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
4 Paraska z matiryu
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

«Тогда было очень легко научиться все делать самой, — отмечает Радченко. — Было много советской литературы, которая объясняла фотографические процессы. В библиотеке Параски Плитки-Горицвит мы нашли несколько учебников, объясняющих технологические фотопроцессы. Многое она узнавала из переписки. Например, в письмах ей рассказывали о том, как проявлять ту или иную фотопленку. Кроме того, ей также присылали пленку и бумагу, вырезки из журналов о фотографии. Пути ее вдохновения и получения информации — это переписка с друзьями, ее окружение, что впоследствии повлияло на ее творчество и воплощалось в синтезе гуцульских традиций и новых направлений»‎.

У Параски не было огорода, она не вела хозяйство, все ее время занимало творчество — письмо, книги, картины, рисунки и фотография. В 1970-х годах она водила экспедиции по Карпатам. Плитка-Горицвит интересовалась политикой, ей нравилась философия, она увлекалась культурой и традициями Индии. В ее архиве нашли огромный альбом, посвященный космосу.

Параска жила в селе, но это не мешало ей быть в курсе новых технологий и тенденций. «‎По ее фотографиям мы видим взвешенный подход и понимание того, как человек должен себя вести в кадре. На снимках 1960-х мы видим, что она использовала фигурную вырезку — это было популярно в 1950—1960-х годах. Иногда она разукрашивала фотографии — это тоже было популярно именно в современный ей период. Она создавала маски для фотоувеличителя, чтобы подчеркнуть центральный объект в кадре; делала коллажи-виньетки; тушью подписывала негативы, создавая второй слой, — все эти эксперименты отражали тенденции, существовавшие в 1950—1970-х в СССР», — говорит Екатерина Радченко.

img989 дивная женщина с детьми
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img238
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

Четыре тысячи снимков

Когда группа исследователей нашла фотографии Параски Плитки-Горицвит, они были очень грязными, часть материала оказалась повреждена. Из-за этого невозможно подсчитать, сколько пленок отсняла художница, сколько она отобрала. ‎Некоторые порезаны по одному кадру, в других кадры накладываются один на другой, а некоторые практически уничтожены. Иногда Плитка-Горицвит отсылала пленки друзьям в Киев и просила, чтобы они проявили и напечатали их в городе.

Сегодня ее фотоархив включает больше четырех тысяч работ. «‎Я считаю, что снимки Параски — это прекрасный и мощный материал для исследования‎, — отмечает Радченко. — Если мы говорим о женщинах-фотографах в Украине, то сталкиваемся с тремя проблемами. Первая: женщины-фотографы были, но не осталось их архивов в доступе, можно найти максимум несколько снимков в частных коллекциях. Вторая: творчество женщин, которые фотографировали в Западной Украине, в частности во Львове и Ивано-Франковске, сейчас принадлежит к художественному наследию Польши. Третья: снимки женщин-фотографов, которые родились и работали в Украине, но в какой-то момент эмигрировали, сегодня стали частью наследия Австрии, Австралии, Великобритании, Франции. К сожалению, рассказывая о всем ХХ веке, мы можем пересчитать снимавших женщин по пальцам одной руки. Имя Параски будет среди них, поэтому то, что архив нашелся, невероятно круто».

img017
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
3 Batky Parasky
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
1.2-11
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
img201
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит

Архив художницы принадлежит общине села Криворивня — ведь именно его историю в людях и обрядах она снимала. На этих бесчисленных кадрах действительно изображены целые поколения, одно за другим. Фактически — история всего села второй половины прошлого века.

На этих бесчисленных кадрах действительно изображены целые поколения, одно за другим.

«Когда мы говорим об истории, мы должны понимать, что есть официальный нарратив, а есть настоящая история, которая в архивы не входит, — поясняет Радченко. — Архив Параски — свидетельство „неофициальной“‎ истории, более правдивой. Этот архив показывает авторский взгляд на регион 1950—1990-х годов. На фотографиях мы видим, как менялись вкусы, мода, политика, влияние или отсутствие влияния. Но помимо этого исторического/документального значения фотографии Параски Плитки-Горицвит все-таки имеют и эстетическую ценность. Это видно в ее подходе к работе с пространством и людьми».

Сейчас дом Плитки-Горицвит является неофициальным музеем ее творчества. Криворивня раньше была известна тем, что сюда часто приезжала украинская интеллигенция, здесь снимал свой фильм «Тени забытых предков» Сергей Параджанов. Теперь это еще и место с уникальным музеем интересной художницы.

2.2-9
Фотографии из архива Параски Плитки-Горицвит
Чем примечательна Нан Голдин и ее «Баллада о сексуальной зависимости»
65 714

Новое и лучшее

4 453

1 225

2 918
796

Больше материалов