Почему это шедевр

Виолетта Бубелитте: Тело против

Литовская художница Виолетта Бубелитте известна у себя на родине, но недооценена за рубежом. Она исследует свое тело, но отрицает, что ее работы об обнаженной натуре или женской эмансипации. Катерина Яковленко разбирает ее фотографии.

Без соблазна и борьбы

Почти тридцать лет — с 1981 года — литовская художница Виолетта Бубелитте фотографирует собственное тело, представая перед зрителем обнаженной в пустом или полупустом пространстве. Критик Йоланта Марцишауските-Юрашене относит снимки Бубелитте к литовской гуманистической фотографии, авторы которой «погрузились в экзистенциальную медитацию». Другой критик — Виргиниус Кинчинаитис называет работы Бубелитте «медитативными психографическими ритуалами».

Преимущественно черно-белые фотографии не показывают сексуальный образ, не говорят об эротике или влечении. Этой молодой девушке не нужно ни с кем флиртовать или притворяться: ведь она одна перед камерой. Возможность быть наедине с собой и своими мыслями делает действия и намерения художницы перед фотоаппаратом честными и правдивыми.

Она также не манифестирует сексуальную свободу и не говорит о правах художниц или женщин в обществе. Даже в повседневной жизни она обходит стороной эти вопросы, настаивая, что ее кадры не являются феминистскими. Хотя вся ее практика и биография — рассказ о становлении женщины в маскулинном обществе, каким бы прогрессивным оно ни было.

Эксперимент над собой, над собственными возможностями и желаниями стал главным интересом Виолетты Бубелитте, а собственное тело — пластилином, из которого художница лепит истории. Но если на первых своих фотографиях она представляется серьезной, взвешенной и холодной, то в более поздних сериях Бубелитте часто ироничная, смешная, саркастичная. Она будто играет сама с собой, разыгрывает роли — так, как если бы она играла в театре. Не зря художница называет свои снимки «актами» и обозначает их номерами, а в ее кадрах время от времени появляется ткань, напоминающая кулису.

60572969_112657989957768_8606105418747346944_o

Взгляд внутрь

Для литовской фотографии позднего советского периода обнаженная натура не является чем-то удивительным, многие художники обращались к женскому телу, чтобы проиллюстрировать свои идеи. Однако Виолетта Бубелитте сделала собственное тело предметом постоянных художественных поисков. Ей важно, что его формирует, на что оно способно, как оно меняется и взрослеет.

Виолетта Бубелитте родилась в Вильнюсе в 1956 году. В юношестве профессионально занималась конным спортом (это стало второй главной темой в ее творчестве). Свои первые фотографии она пробовала делать с подругами, однако результат ее не совсем устраивал. Спустя какое-то время она предстала перед собственным объективом.

Виолетта Бубелитте сделала собственное тело предметом постоянных художественных поисков.

От любительских снимков Виолетта перешла к профессиональной фотографии. Двадцать лет она работала фотокорреспонденткой, в основном в ежедневной газете Verslo žinios. Бубелитте была успешна — даже получила звание почетного фотографа Международной федерации художественной фотографии (FIAP), — но из-за плотного графика не могла заниматься художественной практикой. Лишь выйдя на пенсию она вернется к автопортретам.

Без названия (9) копия
Фото: Музей МО
Без названия (8) копия
Фото: Музей МО
Без названия (7) копия
Фото: Музей МО
Без названия (4) копия
Фото: Музей МО
Без названия (3) копия
Фото: Музей МО

На снимках Бубелитте видно, как ее тело трансформируется. Она не делает его идеальным, не обращается к ретуши. Молодое подтянутое тело на поздних фотографиях покрывают складки и морщины. Такое тело говорит не только о возрасте, оно говорит о приобретенном художницей опыте, о ее жизни.

Такое тело говорит не только о возрасте, оно говорит о приобретенном художницей опыте, о ее жизни.

Во многих ее снимках присутствует зеркало — буквально иллюстрируя «стадию зеркала» в теории Жака Лакана, когда ребенок начинает узнавать себя. Только Бубелитте узнает себя лучше с каждым «актом». Ее автопортреты — это попытка заглянуть внутрь себя, рассмотреть своих демонов и свои субличности.

Без названия (1) копия
Фото: Музей МО
Без названия (2) копия
Фото: Музей МО
Без названия (10) копия
Фото: Музей МО
Без названия (12) копия
Фото: Музей МО

Прикройтесь

Бубелитте настаивает, что ее работы не об обнаженной натуре: если бы она хотела показать свое тело голым, она бы стала не художницей, а натурщицей.

«Я не утверждаю, что персонаж на фотографиях имеет мой внешний вид, но это не демонстрация меня. Будучи подростком, я была очарована пантомимой, и теперь меня это привлекает. То, что вы не можете выразить словами, может быть выражено движением и пластичностью. Это то, что я делаю со своими фотографиями. И по сей день тело является для меня креативным инструментом — в настоящее время я часто ссылаюсь на старение тела в своей работе. Ну, я работаю с тем, что у меня есть…» — говорит художница.

«Я не смотрю на себя, на свою личную жизнь, я не фиксирую изменения внешности, я не возвращаюсь, чтобы посмотреть на фотографию как на зеркало, спрашивая, как я выгляжу, кто я есть. Я создаю персонажа, который живет другой жизнью, нежели я. Это мизансцены, одноактный театр, моноспектакли на бумаге. Позировать — моя роль, я импровизирую против фотообъектива», — продолжает она.

В 1980-е годы снимки Бубелитте цензурировали и объявляли аморальными, художнице указывали на ее безнравственное поведение. Казалось бы, сегодня подобные кадры уже не должны вызывать удивления: известно, что нагота — инструмент для художественного эксперимента. Но общество так до конца и не привыкло к художественной ценности таких работ — например, социальные сети запрещают публиковать изображения обнаженного тела, музеи некоторых стран отказываются их показывать. Каждый новый скандал с «баном за соски» актуализирует работы Виолетты Бубелитте.

61300813_116728052884095_3434132562845368320_o

Новое и лучшее

184

170

35
364

Больше материалов