Фотопроект

Кто живет в Освенциме

Американский фотожурналист Дэнни Гитис провел четыре месяца в польском городке Освенциме. Здесь он попытался избавиться от ночных кошмаров и выяснил, каково это — жить в городе с ужасным прошлым.

Польский Освенцим, также известный как Аушвиц-Биркенау, был крупнейшим нацистским лагерем смерти. С 1941 по 1945 год на его территории убили более 1,4 миллиона человек. Из них 1,1 миллиона были евреями. Вместе с тем Освенцим — это один из древнейших польских городов с 800-летней историей, в котором находился концлагерь. К началу Второй мировой войны больше половины жителей города были евреями. Более 90% евреев Освенцима были убиты в концлагере.

Сегодня в бывший концлагерь, который превратился в музей-мемориал, ежегодно приезжает около миллиона туристов. Большинство из них интересуются исключительно музеем и не обращают внимания на город, в котором этот музей находится. Последним евреем, жившим в Освенциме, был Шимон Клугер, он умер в 2000 году.

Фотожурналист Дэнни Гитис провел четыре месяца в городе, пытаясь избавиться от ночных кошмаров, связанных с Холокостом. Его заинтересовал вопрос — каково это, жить в городе, у которого печальная слава. На его снимках Освенцим выглядит типичным провинциальным польским городом: свадьбы, похороны, религиозные ритуалы и повседневная суета. И лишь изредка вдали появляется тень лагеря, с которой его жители смирились, но о которой никогда не смогут забыть. «Для меня Польша стала символом нацистского террора, практически истребившего евреев, которые жили на этих землях. Мне хотелось переосмыслить последствия Холокоста в современном контексте», — говорит фотограф.

Дэнни Гитис

Фотограф из Бруклина. Снимает для The New York Times, Rolling Stone, Time, Billboard, СNN.

— В старшей школе я отправился в путешествие по Польше — в основном мы посещали именно лагеря смерти. Мы не очень погружались в контекст, и когда я вернулся в Америку, единственными моими чувствами от поездки были гнев и грусть. У меня не было широкого понимания того, как Холокост влияет на современную Польшу. Чуть позднее меня начали мучить кошмары, связанные с Холокостом. Уже когда я повзрослел и стал профессиональным фотожурналистом, я решил, что пришло время разобраться с этой травмой и посетить польский город Освенцим. Камера была всего лишь инструментом, который помог мне приблизиться к моим страхам.

Land of Os: Living in the Shadow of Auschwitz
Бабушка и внучка позируют для портрета у себя дома в Освенциме. Их жилище находится в 10 минутах ходьбы от Аушвица
Land of Os: Living in the Shadow of Auschwitz
Мать и сын на своем огороде, где они выращивают землянику, в деревне, граничащей с Освенцимом
Land of Os: Living in the Shadow of Auschwitz
Молодая пара ждет заката на берегу реки в Освенциме

Я провел около четырех месяцев в Освенциме. Это древний город, и до войны половина его жителей были евреями, здесь жили многие поколения еврейских семей. Было несколько синагог и яркое сообщество — нацисты его, конечно же, уничтожили. Люди на моих работах — современные жители города. Это долгая и сложная история, и у каждого человека есть свой взгляд на то, что значит жить там. Отчасти это объясняется тем, что социально-политический климат в Польше резко менялся с каждым новым поколением.

Насколько я знаю, моя семья не была в Освенциме. Им «повезло» — их отправили в трудовые лагеря. Но Освенцим — эпицентр нацистского террора и плана по уничтожению еврейского народа, поэтому я счел уместным отправиться именно сюда.

Освенцим — древний город, и до войны половина его жителей были евреями, здесь жили многие поколения еврейских семей.
16720.story_x_large
Курсант американской академии Вест-Пойнт помогает очистить еврейское кладбище в Освенциме в ходе образовательной программы Холокоста, предлагаемой военными США
16724.story_x_large
Уличный торговец продает воздушные шары в Освенциме во время праздника польского рабочего
16721.story_x_large
Современное кладбище в Освенциме с дымовыми трубами химического завода вдали. Фабрика была построена нацистской Германией во время войны, для ее запуска использовали заключенных из Освенцима. После войны новое коммунистическое правительство расширило промышленный комплекс, в нем было занято около 12 тысяч человек. После падения коммунизма в Польше фабрику приватизировали, на ней работает около 1,5 тысячи человек
16726.story_x_large
Женщины готовятся к пасхальной процессии возле старой церкви на городской площади Освенцима. Церковь находится через дорогу от восстановленной синагоги и образовательного центра

Это был невероятный опыт, который оказал на меня терапевтическое воздействие. Мои кошмары ушли. Я почувствовал связь с моим наследием, со страной, родом из которой половина моей семьи. Я не просто столкнулся со своим страхом геноцида, но и увидел, как Польша сама излечилась. Например, в Кракове сейчас расцветает еврейская община, и мне посчастливилось подружиться с директором Еврейского общинного центра.

На нескольких моих фотографиях концлагерь Освенцим виднеется на заднем плане. Так это было и для меня: ты живешь нормальной жизнью, но тебя все равно преследует тень прошлого. Это был монстр, которого я никогда не знал. Когда я посмотрел на него вблизи, он стал менее абстрактным, и я смог понять, что это значит для меня. Город Освенцим живет в тени лагеря. Это создает мощную стигму, которая ограничивает экономический рост, несмотря на миллионы туристов, которые проезжают рядом и бывают в нем. Это большая часть личности, несмотря на попытки переопределить себя. Таким образом, это невидимая сила, пронизывающая прошлое, настоящее и будущее, даже если ты никогда не был в самом концлагере.

Ты живешь нормальной жизнью, но тебя все равно преследует тень прошлого.
16729.story_x_large
Пожилой мужчина из Освенцима пристегивает свой велосипед возле указателя на Освенцим II — Биркенау
16734.story_x_large
Знаки на стоянке через улицу от музея Аушвица
16737.story_x_large
Несколько многоквартирных домов в центре Освенцима иногда называют «Манхэттеном»
16708.story_x_large
Угольный дым поднимается над бывшей штаб-квартирой СС в Аушвице II — Биркенау, в которой теперь располагается католическая церковь деревни Бжезинка. Большой крест над зданием виден на горизонте лагеря и был опротестован многими еврейскими организациями как попытка «христианизации» Холокоста
Land of Os: Living in the Shadow of Auschwitz
Контролируемый поджог поля в деревне Бжезинка, на фоне виден концлагерь Освенцим II — Биркенау

Новое и лучшее

2 608

305

442
8 584

Больше материалов