Опыт

Детали вечеринок: Как выглядят глаза под колесами и презерватив под микроскопом

Ночная жизнь Берлина с нового ракурса, МДМА под микроскопом и глаза под кетамином — в портфолио Герганы Петровой.

Когда заходит речь о снимках ночной жизни и клубной культуры, многие фотографы выбирают простой путь. Идеально, если при этом ты находишься в эпицентре событий — например, в Берлине. Пленочная мыльница, рейв и наркотики — это уже своего рода клише, жанр, в котором фотографы не пытаются изобрести что-то новое. Портфолио болгарского фотографа Герганы Петровой отличается от устоявшегося канона: в первую очередь — вниманием к деталям. Если это тема наркотиков и допинга, то на снимках можно увидеть кокаин под микроскопом и опьяненные глаза посетителей клубов. Если это портрет с вечеринки, то яркий и в расфокусе, но при этом достаточно личный и сделанный в упор — кажется, что ты сам становишься участником рейва.

Гергана Петрова

Фотограф, художник. Родом из Болгарии, жила и училась в Берлине, Барселоне, Пекине. Работала в VICE, была ассистентом Нан Голдин. Выставлялась в Болгарии, Германии, Италии и Бельгии.

— Когда я была моложе, мне нравилось фотографировать своих друзей на вечеринках. Теперь у многих свои семьи, и эти люди перестали туда ходить, а я сосредоточилась на снимках природы. Не только потому, что это самая потрясающая вещь, которая окружает нас ежедневно, но и потому, что она чрезвычайно хрупка. Своими фотографиями я хочу запечатлеть эту красоту и создать что-то вневременное.

Я практически не снимаю незнакомцев: ощущаю дискомфорт, когда приближаюсь к ним. Обычно я фотографирую друзей — мне кажется, что с ними результат получается более интимным и реальным. Если я не нахожусь с человеком на одном эмоциональном уровне, то делаю слабые работы.

Я снимала проекты, посвященные ночной жизни, в трех городах: Барселоне, Берлине и Пекине. Берлин очень темный и серый в течение дня, его не очень интересно фотографировать, зато ночью город наполняется огнями, в нем можно встретить ярких личностей. В Барселоне все было по-другому — меня очаровали рассветы и то, как выглядят сооружения в этом свете. Я просыпалась, когда еще было темно, и проводила почти каждое утро на пляже, фотографируя. Довольно медитативный опыт.

После жизни в Западной Европе и Азии я поняла, что лучше всего чувствую себя дома в Софии — ничто не может заменить дом. Каждый город дает вам новый захватывающий опыт, но после того как ощущения от него теряют остроту, вы обнаруживаете, что есть одна важная вещь, которую вы не можете найти вне дома, — душевное спокойствие.

Когда я работала в VICE, мой фоторедактор постоянно требовала от меня крутого контента. Я познакомилась с коллегой сестры, который дал мне доступ к своей лаборатории и микроскопу. Я начала со всяких девичьих штук вроде помады и лака для ногтей, а потом мой редактор добавила шаурму, МДМА, травку, презервативы и другие вещи, которые характеризуют ночную жизнь Берлина.

Удивительно, как легко фотографировать тех, кто принял наркотики: люди сразу соглашаются. Когда я снимала «Опьяненные глаза», то ждала перед клубами, просила сфотографироваться тех, кто выходил, и спрашивала, под чем они. Я брала камеру на домашние вечеринки — в этом случае все было еще проще. Берлин — сумасшедший город в плане наркотиков: каждый их принимает и никто не стесняется об этом говорить.

Удивительно, как легко фотографировать тех, кто принял наркотики: люди сразу соглашаются.
Drug_eyes_ptrva_IMG_9867
Кетамин
Drug_eyes_ptrva_IMG_9873
Кокаин
Drug_eyes_ptrva_IMG_0071
Амфетамин
Drug_eyes_ptrva_IMG_1263
Таблетки, кетамин, амфетамин
Drug_eyes_ptrva_IMG_1532
Кокаин, ЛСД
Drug_eyes_ptrva_IMG_9796
Кетамин

Когда я работала ассистентом Нан Голдин, то увидела, что она постоянно вносит правки. Она делала выборку из десяти фотографий, которую считала отличной, а уже на следующий день была убеждена в том, что выборка — дерьмо. Важно быть верным себе и честным в том, что вы делаете. Если вы смотрите на снимок и считаете его честным, этого более чем достаточно, чтобы назвать его искусством.

Я хочу, чтобы мои фотографии были понятны без объяснений, на эмоциональном уровне. Слова для меня — это барьер в общении.

Сезанн сказал, что если он когда-либо найдет свой стиль, то прекратит рисовать, и мне симпатична эта идея. Мы не должны останавливаться на чем-то одном, это убивает творчество и свободу.

Я хочу, чтобы мои фотографии были понятны без объяснений, на эмоциональном уровне.
ptrva_Scan-170915-0003
ptrva_Scan-160217-0004
ptrva_Scan-160920-0013
ptrva_Scan-160421-0002
ptrva_Scan-151020-0009
ptrva_Scan-160624-0007-selfportrait

Новое и лучшее

1 877

1 159

272
4 372

Больше материалов