Опыт

Бэтмен тоже плачет

Черти, Бэтмен, пришельцы и волшебники — при помощи фотошопа, вспышки и подручных средств американский художник Джейкоб Хопт создает психоделические картинки на серьезные темы. Bird in Flight спросил художника, как он придумывает свои работы и что все это значит.

За, казалось бы, простыми картинками Джейкоба Хопта скрываются дни, потраченные на разработку сюжетов, прорисовку скетчей, создание костюмов и постобработку. Результат напоминает бэд трип, но на деле практически каждая работа Джейкоба — это разговор на серьезную тему, завернутый в яркую китчевую упаковку. В его работах история о грустном Бэтмене — попытка справиться с депрессией, персонажи из ролевых компьютерных игр — рассказ об эскапизме и стертых гранях между реальностью и иллюзией, пришельцы — вечный вопрос о вере в потустороннее.

«Я не жду ничего от зрителей, они мне ничего не должны. Искусство — это подарок, который можно принять, отвергнуть или проигнорировать, — говорит Джейкоб. — Но я надеюсь, зрители видят серьезность в моей работе, даже если их первая реакция — это смех».

Джейкоб Хопт

Художник из США. Участник групповых и персональных выставок в Канаде, США, Великобритании. Публиковался в GUP Magazine, Ordinary, Der Greif.

— Меня часто спрашивают, почему я снимаю, а не рисую, — видимо, мои карточки не совпадают с общими ожиданиями от фотографии. Но меня интересует фотография, потому что она больше подходит для перформансов.

19
18

Мои снимки о трансформации, напряженности, о парадоксах, когда границы реального искажаются и подвергаются сомнению. Мои работы кинематографичны и эмоциональны. Я хочу отобразить в них переживания и чувства — например, эмоции от фильма «Терминатор 2: Судный день» и сцены, в которой Т-800 опускается в расплавленный металл и прощается с Джоном Коннором, подняв вверх большой палец.

Обычно я делаю много эскизов, прежде чем покупать реквизит, костюмы и фоны. Иногда картинка сама складывается в голове и мне не надо ее прорисовывать.

Я не жду ничего от зрителей, они мне ничего не должны. Искусство — это подарок, который можно принять, отвергнуть или проигнорировать.
16
11
17
6

Когда я начал работать над серией Blood Quest, я часто посещал магазин Asian City в Солт-Лейк-Сити. Здесь продают разные азиатские товары: конфеты, посуду, одежду, оружие. Я купил кучу оружия, которое использовал как реквизит на фотографиях. Из-за этих покупок я чувствовал, что живу в ролевой игре. Правда, в отличие от ролевых игр тут приходится делать все лично и потом ходить с игрушечным оружием по городу.

На создание костюмов вдохновляют фан-конвенции вроде Comic Con. Но привлекают меня не те костюмы, которые мастерски выполнены; мои любимые — те, что сделаны из подручных средств. Вроде костюма Халка, изготовленного из зеленого спандекса с приклеенными глазами и неуклюже прорисованными деталями.

Представьте, что вы наткнулись на одного из таких персонажей поздно ночью на своей кухне. Из-за своего несовершенства эти костюмы смешные и страшные одновременно. Такой наряд выглядит словно человекоподобный робот — похоже, но пугающе.

Из-за своего несовершенства эти костюмы смешные и страшные одновременно. Такой наряд выглядит словно человекоподобный робот — похоже, но пугающе.
5
14

Ролан Барт считал, что художник мертв. Художественное произведение должно говорить само за себя, его возможные интерпретации бесконечны. Я беспокоюсь, когда зрители сразу же находят ответы. Я не включаю тексты в свои работы, потому что хочу, чтобы зритель жил в неведении как можно дольше.

Когда я работаю над проектом, то одновременно испытываю целый спектр эмоций — радость от того, что создаю; давление из-за того, что неправильно распоряжаюсь собственным временем; вину, если долго не создаю; стремление узнать больше о себе и о том, что делает меня тем, кто я есть. Я также фотографирую, чтобы выйти за рамки привычной реальности, чтобы остаться наедине с собой или, наоборот, поработать с друзьями.

Мне нравится превращать идею в объекты, и я создаю, чтобы притворяться, строить свой мир, позволять вопросам оставаться без ответа, тратить время на размышления, проявлять восхищение, позволять себе любить что угодно, чувствовать себя под контролем и достигать новых уровней честности.

Я беспокоюсь, когда зрители сразу же находят ответы.
13
20
12
15

Мне нравится Бэтмен. Он как Дракула, если предположить, что Дракула — положительный герой. Я родился в 1989 году, когда вышел первый фильм Тима Бертона о Бэтмене. Родители подарили мне бэт-пушку, чтобы отпраздновать мой первый поход на горшок. Я был фанатом мультсериала «Бэтмен». Я не могу вспомнить время в моей жизни, когда я не знал, кто такой Бэтмен. В каком-то смысле у меня не было выбора, кроме как стать Бэтменом. Я не просто ношу костюм Бэтмена — я идентифицирую себя с ним.

Момент с переодеванием стал для меня средством борьбы с депрессией. Мне было трудно говорить о ней и признать, что у меня проблемы. Я решил побороть это состояние с помощью юмора, сделать эту грусть частью своей работы. Культура супергероев не предполагает, что у них может быть депрессия или эмоциональные проблемы. Даже Бэтмен, который является одним из самых грустных супергероев, едва ли допускает такие мысли. Монтажная склейка — и вот он борется за добро. К сожалению, в реальной жизни монтаж не предусмотрен.

В большинстве версий истории Бэтмена он часто сталкивается со своим трагическим прошлым, но вместо того, чтобы что-то сделать, предпочитает его игнорировать. Мне кажется, что серия «Мрак» — это такой шаг навстречу реальности со стороны Бэтмена. И когда я переодеваюсь в Бэтмена, которому хреново, то чувствую себя немного лучше, так как понимаю, что даже супергерои плачут.

7
4
3
2
1
8
9
Игра: «Что почем: Знаете ли вы цену вещам»

Новое и лучшее

662

143

798
1970

Больше материалов