18+
Вдохновение

Римальдас Викшрайтис: «Если бы не фотография, я бы точно спился»

Римальдас Викшрайтис прославился снимками сел в постсоветской Литве. В интервью Bird in Flight фотограф рассказал, как он сумел втереться в доверие к сельским жителям, и почему они позволили снять историю своего упадка.

Завтра в Киеве начинается Месяц литовской фотографии, где можно будет посмотреть как работы молодых фотографов, так и мастеров. Один из них — документалист Римальдас Викшрайтис.

Викшрайтис известен снимками жизни в селах Литвы. Запечатленные им пьянство, грязь и бедность выглядят до абсурда гротескно. Работами Викшрайтиса восхищался Мартин Парр, называя их безумными и выступая за то, чтобы литовскому художнику присудили премию «Открытие» на фестивале в Арле.

Накануне открытия его выставки, которое состоится 23 сентября в галерее «Цех», Bird in Flight публикует интервью Римальдаса Викшрайтиса Анастасии Леоновой. В нем фотограф рассказал, почему, несмотря на мрачность, в его работах много жизни и за какую еще тему он бы с удовольствием взялся.

Увлечение фотографией и первые снимки

Римальдас Викшрайтис родился в 1954 году в литовской деревне Синтаутай, на границе с Калининградской областью, — родные места стали отправной точкой в его фотографическом пути. Увлечение фотографией началось в 17 лет, когда Римальдас на первые заработанные деньги купил советскую камеру «Смена-8» и начал снимать своих друзей и соседей в родном селе. После изучения фотографии в Вильнюсском техническом училище № 47 в течение десяти лет он работал коммерческим фотографом, в основном занимаясь свадебными портретами. Затем Викшрайтис снимал деревенскую жизнь, путешествуя по стране с фотоаппаратом, привязанным к велосипеду.

С чего для вас началась документация деревенской жизни?

В деревне, где мы жили с родителями, я начал снимать для своего удовольствия. Мне тогда было 17 лет. В моей семье фотографом был дядя, но еще в детстве я понимал, что он делал неинтересные снимки. Незадолго до того как я купил свою первую камеру, я познакомился с мэром. Мы ходили по делам: он закалывал свиней, а я потихоньку фотографировал. Так в 1982 году получилась моя первая серия снимков.

Позже, когда мне надоела бытовая фотография, я понял, что хочу стать художником. Начались мои поиски нового языка и темы. Меня тогда особенно вдохновляли немецкие фотографы, но в стране не было ни журналов, ни книг по фотографии.

Из серии «Гримасы утомленного села», 2004 год

О людях

Кадры пьянства и забоя скота могут выглядеть отталкивающими или даже пугающими, но несомненно живыми и настоящими: фермер с цыпленком на спине наклоняется к мертвой свинье с паяльной лампой; молодая девушка смотрит в окно поверх отрубленной головы козла; беззубый мужчина пытается укусить ухо другого пьяного, который кусает ухо свиной головы в миске. Все эти люди — в основном друзья и знакомые автора, столкнувшиеся с одиночеством, бедностью и безысходностью, а водка стала их единственным утешением.

Вы подбираетесь довольно близко к людям, когда снимаете. Вы их знаете?

Снимаю я в основном знакомых и близких мне людей. Я никогда не делал постановку — я документалист. В то время я еще не мыслил себя художником. Мне однажды подарили велосипед, и я с камерой объездил все ближайшие деревни. Местные люди становились мне друзьями. Они знали меня, доверяли, вероятно потому, что многие уже слышали об этом «парне на велосипеде» от своих друзей. Некоторые прогоняли, так как не понимали и боялись фотографии.

Приходится, наверное, много пить?

О да. Но когда я был молодым, я любил компании. И когда я снимал свадьбы (в советское время это была моя работа), то пил на полную катушку, как говорится. Если бы не фотография, я бы тогда точно спился. Но я хотел реализовать свои амбиции. А их у меня много.

Из серии «Гримасы утомленного села», 1998 год
Rimaldo_Viksraicio_fotografija_rimaldas_interview
Vienkiemio-godos_Darzininkai-2002copy_rimaldas_interview
Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы
R. Viksraitis (6)_rimaldas_interview
Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы

Признание

С 1983 года Викшрайтис организовал пятьдесят персональных выставок в Литве и за рубежом. Среди его работ выделяют серии «Забой скота«, «Ню в заброшенной усадьбе», «Луг в 11 утра», «Этот безумный мир», «Гримасы утомленного села», «Хуторские дети», «Хуторские мечты». В 2009 году Римальдас Викшрайтис, номинированный Мартином Парром, выиграл премию Discovery на фестивале в Арле, что принесло ему всемирную известность.

Когда мир впервые увидел ваши снимки?

Мои фотографии двадцать лет, вплоть до 1990 года, не брали ни на один фестиваль. Боялись. Мне часто говорили, что мои снимки «на грани порнографии». Но я пока еще не сделал ни одной порнографической картинки. Многие не понимали и не принимали мою работу. В первые годы меня очень поддерживал Александр Мацияускас. Подбадривал меня и говорил, чтобы я снимал так, как хочу. А потом, в 1985 году, я был принят в Каунасский отдел Союза фотохудожников Литвы. Позже состоялась моя первая выставка в Словакии и множество групповых выставок в Литве.

Как вы познакомились с Мартином Парром?

Я участвовал в выставке литовской фотографии на фестивале в Каунасе, где был представлен вместе с Луцкусом. Позже эту выставку провели в лондонской галерее White Space. Там ее увидел Мартин Парр. А в 2009 году он номинировал меня на премию «Открытие года» в Арле.

Farmstead Children_Kudirkos naumiestis_2003_rimaldas_interview
Из серии «Гримасы утомленного села», 2003 год

О литовских деревнях

Фоном для образов Викшрайтиса служит упадок деревенской жизни после развала Союза. Многие молодые люди покинули эти деревни в поисках работы в городе; оставшиеся пребывали в отчаянии.

Вам всегда нравилась жизнь в деревне или вы когда-то жили в городе?

Я уже десять лет в городе живу. Когда надоест, то перееду. Я часто переезжал, потому что мне на одном месте скучно. Надо свою жизнь как-то разбавлять. Пока я езжу, я чувствую жизнь.

Что вы сейчас наблюдаете в литовских деревнях? Что-то изменилось за то время, пока вы снимаете?

Деревни умирают. Люди там доживают свои последние дни. В прошлом году приезжало немецкое телевидение, которое захотело побывать в деревнях, где я снимал. Я показывал им, как мы жили, комнату, в которой была моя первая лаборатория двадцать лет назад. Почти все разрушено, многих уже нет в живых. Я позже хотел исследовать сельскую жизнь за пределами Литвы, чтобы продолжить серию. Снимал в Испании — Барселоне и Мадриде. Там я столкнулся с проблемой наркомании в деревнях. Однажды я часов пять не мог отделаться от наркоманов, которые предлагали покурить. Хотел поснимать, но не терплю наркотики. Пришлось убегать.

Вы хотели еще что-нибудь фотографировать?

Хотел снимать женский футбол. Я сам около двенадцати лет увлекался футболом. Даже мечтал стать знаменитым футболистом. В то время в друзьях у меня были только девочки, и я тренировал команду по женскому футболу. Я был их другом. Они купались голые, играли и так ко мне привыкли, что не обращали на меня внимания, пока я их снимал. Все мои одноклассники хотели потом посмотреть эти фотографии. Я девочек любил. Потом мои мечты о футболе провалились, потому что я не смог ходить из-за болезни. Эти девочки заботились обо мне, опекали меня.

Я занялся фотографией, потому что хотел жить свободно. Стал фотографом. Вот такой я человек.

Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы
R. Viksraitis (3) copy_rimaldas_interview
Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы
4.1.1
Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы
Из серии «Гримасы утомленного села», 1989–1994 годы


Фото на обложке — Игорь Чекачков. Произведения Римальдаса Викшрайтиса предоставлены организаторами Месяца литовской фотографии.

Новое и лучшее

1 821

165

309
198

Больше материалов