Архитектура

Давай жить вместе: Человечный брутализм Лины Бо Барди

Обладательницей «Золотого льва» Венецианской архитектурной биеннале стала бразильский архитектор Лина Бо Барди. Награда присуждена посмертно второй раз в истории, и это оправданно, учитывая идеальное созвучие темы — «Как мы будем жить вместе» — и личности номинантки. Потому что биография и творческий метод Лины Бо Барди — как раз ответ на этот вопрос.

Лина Бо Барди (1914—1992) является одним из недооцененных архитекторов XX века, которые получили признание только тогда, когда их работы должным образом систематизировали. Куратор биеннале и лауреат Притцкеровской премии японка Кадзуо Седжима еще в 2010-м назвала Лину Бо Барди архитектором, который больше всего повлиял на ее профессиональное становление; Седжима также написала предисловие к изданию редких работ Бо Барди. Понадобился еще десяток лет, чтобы признание стало бесспорным.

Портрет Лины Бо Барди
Лина Бо Барди. Фото: Steve Magal / Wikimedia Commons

В архитектурной плоскости Лина Бо Барди прошла путь от холодного рационализма к модернизму с этническими особенностями. В дизайнерской — осуществила маленькую революцию мебели. В издательской — основала собственное издание A Cultura della Vita и попыталась осмыслить опыт войны через иллюстрации. И наконец, в общественной — превратила свою архитектурную практику в служение людям.

Из-за мятежа и политических событий в Бразилии в 1960-х детали этого пути терялись и только сейчас начинают складываться благодаря Instituto Bardi — музею, занимающемуся творческим наследием Лины Бо Барди.

Эмиграция

После завершения обучения в Римском университете Ачилина Бо начала работать с Джио Понти — тем, который создал небоскреб Pirelli в Милане и основал журнал Domus. Впоследствии она стала заместителем редактора.

Во время Второй мировой войны Ачилина поняла, что сейчас нужна не как дизайнер, а как хроникер, поэтому писала и рисовала иллюстрации даже тогда, когда ее студия в Милане оказалась разрушена бомбардировкой. Тогда же она пришла к выводу, что самое главное в архитектуре — это люди, а не стены.

Лина Бо была участницей движения сопротивления в Италии, а после завершения войны вступила в коммунистическую партию. Ее квартира стала местом встречи активистов и богемы. В 1946-м архитектор вышла замуж за коллекционера и арт-дилера Пьетро Марию Барди и отправилась в Бразилию: к новым землям и возможностям.

Кресло Лины Бо Барди
Кресло Três Pés, созданное Линой Бо Барди в 1948 году. Фото: Sailko / Wikimedia Commons

Стеклянные мольберты

Первой работой в новой стране для Лины Бо Барди стал Музей искусств Сан-Паулу — работать над созданием этого центра современного искусства в Бразилии Лину пригласил медиамагнат Ассис Шатобриан. Она занималась интерьером музея, а десять лет спустя создала новый корпус. Главным требованием к его постройке было сохранить пространство площади, поэтому Лина выбрала стеклянную конструкцию на красных бетонных столбах. Площадь продолжили использовать для концертов и других мероприятий, а в галерею с нее вел стеклянный лифт. Здание стало идейным манифестом: искусство не существует отдельно от людей. Сейчас сооружение олицетворяет собой бразильский модернизм.

В галерее посетителей ждал интересный опыт, ведь Лина предложила свободную планировку и особое расположение картин. Их разместили не вдоль стен, а посреди зала в прозрачных витринах. Таким образом можно было увидеть работу со всех сторон, а если отойти подальше, то охватить взглядом сплошное художественное полотно. Эти особые выставочные конструкции назвали стеклянными мольбертами.

The SГЈo Paulo Museum of Art on Paulista Avenue, designed by Lina Bo Bardi
Художественный музей Сан-Паулу MASP по проекту Лины Бо Барди. Фото: Matt Frost / Robert Harding Premium / AFP
CineTeatro_no_Vão_Livre_do_MASP_Igor Marotti_wikimedia_commons
Культурное мероприятие на площади под музеем. Фото: Igor Marotti / Wikimedia Commons
MASP_lina_bo_bardi_Sala_Georges_Wildenstein_Dornicke_wikimedia_commons
Стеклянные мольберты, предложенные Линой Бо Барди. Фото: Dornicke / Wikimedia Commons

Прозрачный дом

Семейную резиденцию Лина Бо Барди проектировала сама. Ею стал Стеклянный дом в Морумби — канонический пример рационализма, где ныне расположен музей Instituto Bardi.

Здание было прозрачным, поэтому окружающие джунгли превратились в часть интерьера. Во время их созерцания рационализм в голове Лины Бо Барди уступал местному магическому реализму. Она понимала, что универсальных архитектурных решений нет и быть не может, зато есть разнообразие индивидуальных. Архитектор должен изучать культуру и связи людей, прежде чем приступать к проектированию чего-либо, только тогда его работа будет объединять сообщество и может считаться устойчивой. Лина Бо Барди пришла к этой мысли в 1960-е — за полвека до того, как такой подход стал мейнстримом.

В этот же период Бо Барди начала интересоваться органической архитектурой и создавать дизайн, который бы повторял природные формы. Например, ее конкурсный проект для долины Анхангабау в Сан-Паулу предусматривал перенос автомобильного трафика на акведук, который своей формой напоминал огромные деревья. Таким образом людям возвращали парк и городское пространство вокруг, а машины получали возможность двигаться быстрее. Это пример ревитализации, о котором сейчас мечтают постиндустриальные города. Лина Бо Барди придумала его в начале 1980-х.

Casa_de_Vidro_-_Instituto_Bardi_LeoINN_wikimedia_commons
Стеклянный дом Лины Бо Барди. Фото: LeoINN / Wikimedia Commons
Escadaria_da_Casa_de_Vidro_de_Lina_Bo_Bardi_Igor Marotti_wikimedia_commons
Стеклянный дом Лины Бо Барди. Фото: Igor Marotti / Wikimedia Commons
the_sling_chairs_of_the_auditorium_at_the_Teatro_Castro_Alves_Casa_de_Vidro,_Lina_Bo_Bardi_Carolina Carvalho_wikimedia_commons
Кресла, разработанные Линой Бо Барди для театра Кастро Алвеса в Салвадоре. Фото: Carolina Carvalho / Wikimedia Commons
Interior_Casa_de_Vidro,_Lina_Bo_Bardi_Carolina Carvalho_wikimedia_commons
Интерьер Стеклянного дома. Фото: Carolina Carvalho / Wikimedia Commons

Кресло-чашка

В 1951-м Бо Барди осуществила мини-революцию в мире мебели. У ее кресла-чашки было три различных положения — никто до этого не делал такие трансформеры. Оригинальное оформление кресла предусматривало металлическую чашу и черные подушки или прозрачную чашу и красные подушки. Сейчас это икона модернизма и коллекционный артефакт.

В 2013 году компания Arper создала лимитированную коллекцию кресел по эскизам Лины Бо Барди, использовав принты с ее иллюстраций. За соответствием следили специалисты Instituto Bardi. Получилось настолько современно, что эти кресла также быстро стали редкими.

Мельница-музей

В 1950—1960-х Лина Бо Барди с мужем отправилась в Салвадор, где много работала над восстановлением старинных зданий. Она не стремилась к идеальному совпадению, наоборот — подчеркивала различия старого и нового. Например, могла добавить бетонную винтовую лестницу или окно необычной формы к зданию прошлого века. Такой подход к восстановлению архитектуры опережал время и стал стандартом только сейчас. Лина же использовала его еще в 1960-х.

Параллельно архитектор изучала культуру страны и стала арт-менеджером Музея современного искусства Баии. Он расположился в бывшей соляной мельнице и зданиях на побережье, которые Лина Бо Барди восстановила своими руками. В это время окончательно сформировался ее подход: она создавала аутентичную архитектуру из местных материалов, возвращала к жизни старые здания и придавала им новый смысл.

Окно в здании театра имени Грегориу де Матуса в Салвадоре

Завод развлечений

Преобразование завода SESC Pompeia Factory в развлекательный и культурный центр раскрыло еще одну черту стиля Лины — человечность.

В отличие от зданий современников-мужчин Оскара Нимейера или Лусио Косты стекло и бетон Лины Бо Барди не брутальные. Она не склонна жертвовать комфортом людей ради изящной концепции. Поэтому бывший завод в ее руках становится дружественным к детям и пожилым людям, превращается в среду, где хорошо всем, чем бы они ни занимались. Во время работы над SESC Pompeia Factory Лина формулирует свою миссию: «архитектор — помощник общества». Архитектуру Бо Барди понимает как социальное достояние, свободное от влияния различных школ, моды или стандартов.

Lina_Bo_Bardi_SESC_Pompéia_paulisson miura_wikimedia_commons
Развлекательный и культурный центр SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons
Lina_Bo_Bardi,_SESC_Pompéia__paulisson miura_wikimedia_commons_
Развлекательный и культурный центр SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons
Lina_Bo_Bardi,_SESC_Pompéia_paulisson miura_wikimedia_commons__
Интерьер центра SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons
Lina_Bo_Bardi,_SESC_Pompéia__paulisson miura_wikimedia_commons
Интерьер центра SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons
Lina_Bo_Bardi,_SESC_Pompéia_benches_designed_for_sesc_paulisson miura_wikimedia_commons
Интерьер центра SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons
Lina_Bo_Bardi_furniture_for_SESC_Pompéia_paulisson miura_wikimedia_commons
Мебель, разработанная Линой Бо Барди для центра SESC Pompeia в Сан-Паулу. Фото: Paulisson Miura / Wikimedia Commons

За годы своей работы Лина Бо Барди помогла бразильцам незаметно сложить пазл из нескольких идентичностей. Города с колониальными усадьбами и небоскребами, с традиционными хижинами и модерновыми музеями, с людьми разного происхождения — эти противоположности стали жить в мире. Архитектура и городское планирование в данном случае — наиболее действенный социальный клей. Или как сформулировал во время присуждения награды куратор Венецианской архитектурной биеннале Хашим Саркис, «в ее [Лины Бо Барди] руках архитектура становится социальным искусством, которое объединяет».

музей афро-бразильских отношений в Салвадоре по проекту Лины Бо Барди
музей афро-бразильских отношений в Салвадоре по проекту Лины Бо Барди
Casa do Benin — музей афро-бразильских отношений в Салвадоре по проекту Лины Бо Барди. Колонны оплетены высушенными пальмовыми листьями. Фото: Gabriel Fernandes / Wikimedia Commons


Фото на обложке: alfribeiro / Depositphotos

Новое и лучшее

152

16

382
42

Больше материалов