Архитектура

Вне контекста: Почему Украина опять не представлена на Биеннале архитектуры в Венеции

В мае в Венеции состоится очередная архитектурная биеннале — престижная выставка, где свои проекты покажут 64 страны, но Украины среди них нет. Впрочем, она все же участвовала в нескольких предыдущих биеннале, однако каждый раз это заканчивалось скандалом — объясняем почему.

Как устроена биеннале

Выставка, основанная в 1893 году, все еще остается одним из самых громких событий в художественном мире. При этом биеннале часто критикуют за устаревший подход к презентации искусства в национальных павильонах. В 1980-м от художественной биеннале отделилась архитектурная. Как сказано на сайте выставки, ее миссией является «предложить и показать архитектурные решения для современных общественных, гуманитарных и технологических проблем».

У обеих биеннале одинаковая структура: основной проект — выставка на заявленную тему от назначенного куратора, параллельные проекты от мировых институций и национальные кураторские павильоны, лучший из которых получает от жюри «Золотого льва». Страны стремятся участвовать в биеннале, потому что это возможность познакомить международное сообщество с локальными архитекторами, а также влиять на мировую архитектуру.

Каждая страна-участница назначает комиссара биеннале, который должен представлять правительственное учреждение (например, Министерство культуры, Министерство иностранных дел или другую структуру). Комиссар гарантирует прозрачность организационного процесса, контролирует работу национального проекта и несет ответственность за павильон своей страны. Он также отвечает за назначение куратора, который собственно задает рамку художественному проекту.

К примеру, в соседней Польше за Биеннале современного искусства и Биеннале архитектуры отвечает Национальная галерея искусств «Захента». Традиционно организация объявляет конкурс на кураторский проект выставки. В публичном доступе можно найти информацию о жюри конкурса и формальные требования к проектам. Заявки рассматривают анонимно, а для большей объективности состав комиссии ежегодно меняют.

Павильон вьетнамских архитекторов на архитектурной биеннале в Венеции в 2018 году. Фото: Mirco Toniolo / AGF / SIPA / East News

Частный национальный павильон

Украина впервые представила себя на Венецианской биеннале современного искусства в 2001 году, а на Биеннале архитектуры — в 2002-м. Однако порядок отбора куратора национального проекта художественной биеннале Министерство культуры разработало только в 2018 году, тогда же впервые за всю историю Украины состоялся конкурс. Сам проект «Открытой группы» — «Падающая тень „Мрії“ на сады Джардини» и его реализация вызвали много дискуссий, закономерных для демократических процессов.

Зато Биеннале архитектуры так и не стала предметом публичного обсуждения. В отличие от художественной, в Украине о ней мало кто знает. Эта выставка находится в юрисдикции Министерства развития общин и территорий, которое заявляет, что «отдельный порядок отбора и утверждения проекта для представления Украины на Венецианской биеннале архитектуры пока отсутствует».

Читайте также: Колосок и вышиванка: Что не так с павильоном Украины на Экспо-2020 в Дубае

Протокола нет, а история Украины на архитектурной выставке в Венеции все же есть. Несмотря на подчинение разным министерствам, участие Украины в Биеннале современного искусства и Биеннале архитектуры тесно связано — именами людей, которые год за годом формировали украинский павильон.

В 2002-м комитет в составе двух ныне покойных архитекторов Игоря Шпары (1936—2016) и Юрия Белоконя (1950—2009) назначил Валентина Раевского, художника с архитектурным образованием, комиссаром Биеннале архитектуры. Годом ранее именно Раевский был куратором художественной биеннале, подготовка к которой проходила с громким скандалом. Сначала Министерство культуры выбрало проект «Фонда Мазоха» Игоря Подольчака и Игоря Дюрича под названием «Лучшие художники 20-го века». Но впоследствии — не без давления со стороны правительства — заменило его «Первым украинским проектом» («Палаткой») Раевского.

На протяжении всей истории участия Украины в Биеннале архитектуры нашу страну по неизвестным причинам представляли в основном художники.

Кураторами первого украинского павильона на Биеннале архитектуры в 2002 году были Олильга Милентий и Юрий Белоконь, участниками — тот самый Валентин Раевский вместе с Александром Даниленко. В 2008 году куратором снова стало «Новое творческое объединение», учредителями которого являются монументальная художница Олильга Милентий и живописец Валентин Раевский. После смерти Раевского в 2010 году Милентий продолжала свое дело в партнерстве с искусствоведом Галиной Скляренко, а в 2012-м — вместе с российским художником украинского происхождения Александром Пономаревым.

Комиссаром Биеннале архитектуры (которым по регламенту должен стать представитель правительственных структур) в течение 2010, 2012 и 2014 годов был Никита Мазаев. Информация о его отношении к государственной службе в публичном поле отсутствует, но известно, что Никита — сын Ольги Мазаевой, которая использует псевдоним Олильга Милентий.

Поэтому на протяжении всего этого времени над украинским павильоном Биеннале архитектуры по неизвестным причинам работали в основном художники. О сотрудничестве с Олильгой Милентий участники тех проектов сейчас рассказывают неохотно, объясняя свою позицию «сложным характером» последней. По их словам, бюджетных средств на эти павильоны не выделяли. Зато Милентий-Мазаева хорошо ориентировалась в организационной структуре биеннале и знала «правильных» людей для успешных договоренностей.

12_06_biennale
Украинский павильон впервые на архитектурной биеннале в 2002 году. Авторы проекта: Игорь Шпара, Юрий Белоконь, Валентин Раевский, Олильга Милентий, Eric P. Luhmann, Александр Мазуркевич, Александр Рябоконенко, Виталий Яринич. Фото: «Новое творческое объединение»
12_09_biennale
Украинский павильон впервые на архитектурной биеннале в 2002 году. Авторы проекта: Игорь Шпара, Юрий Белоконь, Валентин Раевский, Олильга Милентий, Eric P. Luhmann, Александр Мазуркевич, Александр Рябоконенко, Виталий Яринич. Фото: «Новое творческое объединение»
12_01_biennale
Украинский павильон впервые на архитектурной биеннале в 2002 году. Авторы проекта: Игорь Шпара, Юрий Белоконь, Валентин Раевский, Олильга Милентий, Eric P. Luhmann, Александр Мазуркевич, Александр Рябоконенко, Виталий Яринич. Фото: «Новое творческое объединение»

Архитектурная биеннале без архитектуры

В 2014 году общей темой международной выставки архитектуры стала «Основы: поглощая современность 1914—2014». По замыслу куратора Рема Колхаса, национальные павильоны должны были рассказать историю последних ста лет, демонстрируя уникальные национальные особенности в эпоху повсеместной глобализации.

В том году «Золотого льва» выиграл павильон Южной Кореи — за «чрезвычайные достижения в презентации нового и богатого набора знаний об архитектуре и урбанизме в условиях напряженной политической ситуации». Кураторы пригласили мультидисциплинарную группу архитекторов, урбанистов, поэтов, писателей, художников, фотографов, кинематографистов, кураторов и коллекционеров, чтобы продемонстрировать архитектурные точки пересечения и различия между Северной и Южной Кореей.

Павильон Чили, который тогда получил «Серебряного льва», сосредоточился на одном существенном элементе современной архитектуры — сборной бетонной стене. Кураторы не только показали технические аспекты системы сборных зданий, но и их связь с идеологией — панельную фабрику на тот момент социалистическому правительству Чили в 1972 году подарил СССР. Входя в чилийский павильон, посетители оказывались в интерьере одной из квартир. После этого они попадали в основное пространство, посреди которого стояла бетонная панель — символ того, как Чили впитало в себя модернизм.

Павильон Южной Кореи на архитектурной биеннале 2014 года, который выиграл «Золотого льва». Фото: Jean-Pierre Dalbera / Wikimedia Commons
Павильон Чили, который получил «Серебряного льва» на архитектурной биеннале 2014 года. Фото: Jean-Pierre Dalbera / Wikimedia Commons

Украину же вновь представляла куратор Олильга Милентий, а комиссаром был неизменный Никита Мазаев. Павильон под названием The Face of My Square посвятили Малевичу и грядущему столетию его «Черного квадрата». «Будучи соотечественниками Малевича, который родился и учился в Киеве, мы предлагаем посмотреть на эту работу [„Черный квадрат“] с новой точки зрения, определенной его собственным тезисом: „Думай о мире и живи в нем“», — комментировала свою идею Олильга Милентий.

«Было непонятно, какое отношение наш павильон имел к теме Fundamentals: Absorbing Modernity 1914—2014, да и к архитектуре в целом. Малевич, конечно, имел влияние на развитие модернизма и, как следствие, на то, как менялась Украина. Но это я скорее сам себе додумал, чем считал в павильоне. Там был какой-то большой перстень с черным квадратом в центре, какие-то клоуны с инструментами, какая-то карта», — описывает свои впечатления от увиденного в Венеции архитектор Виталий Авдеев.

Павильон Украины The Face of My Square, 2014 год

Негативные отзывы об украинском павильоне вызвали реакцию в архитектурном сообществе нашей страны. Зашла речь о необходимости конкурса, а также о «налаживании связей в архитектурной среде». Фонд «Изоляция» создал петицию, в которой требовал обнародовать подробности участия Украины в 15-й Венецианской биеннале архитектуры. В публичном пространстве вновь появились разговоры о непрозрачности назначения комиссара и произволе выбора проектов.

В ответах на многочисленные запросы «Изоляции» Министерство культуры заявило, что Биеннале архитектуры, в отличие от художественной, находится в ведомстве Министерства регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Последнее же утверждает, что не имеет полномочий для назначения комиссара павильона, отбора архитектурных проектов и финансирования такого события.

«Изоляция» решила самостоятельно организовать собственный павильон в рамках параллельной программы архитектурной биеннале. В 2016 году платформа презентовала там свой проект «Архитектура Украины (АУ) — за линией фронта». В экспозиции представили результаты исследования международной резиденции «Архитектура Украины», которая проходила в Мариуполе летом 2015 года, а также материалы и интервью, полученные из открытых источников в интернете, об архитектурных возможностях и урбанистических вызовах жизни в оккупированном Донецке. В одном пространстве были истории Мариуполя и Донецка, а также соседних городов этого региона, оказавшихся по разные стороны границы.

IMG_8704_izolyatsia_biennale_dima_sergeev
Павильон фонда «Изоляция» в 2016 году в рамках параллельной программы архитектурной биеннале. Фото: Дима Сергеев
DSC_4724_izolyatsia_biennale_dima_sergeev
Павильон фонда «Изоляция» в 2016 году в рамках параллельной программы архитектурной биеннале. Фото: Дима Сергеев
DSC_4656_izolyatsia_biennale_dima_sergeev
Павильон фонда «Изоляция» в 2016 году в рамках параллельной программы архитектурной биеннале. Фото: Дима Сергеев
DSC_4441_izolyatsia_biennale_dima_sergeev
Павильон фонда «Изоляция» в 2016 году в рамках параллельной программы архитектурной биеннале. Фото: Дима Сергеев

Как мы будем жить вместе

После публичной критики украинский «частный национальный павильон» вот уже несколько лет не фигурирует на Биеннале архитектуры. В то же время государство не создало ему никакой альтернативы: нет ни конкурсной процедуры, ни ответственных структур, ни денег.

Украинский институт еще в конце 2019-го провел ряд переговоров с Министерством развития общин и территорий (тогда Министерством регионального развития и строительства) о возможности презентации Украины на архитектурной биеннале в Венеции.

«По регламенту биеннале от каждой страны есть только одна организация, которая может быть комиссаром национального проекта. В Украине за архитектурную биеннале отвечает вышеупомянутое министерство. Однако в министерстве нет (по крайней мере, не было на тот момент) бюджета на это мероприятие и соответствующей процедуры (порядка или положения). Украинский институт обратился с предложением стать соорганизатором презентации, но эта идея не получила поддержки», — объясняет Татьяна Филевская, креативный директор института.

Пока министерства перебрасывают ответственность за архитектурную биеннале друг на друга, Украина остается вне мирового контекста архитектуры. Впрочем, возможно, такое положение дел — симптом болезненности архитектурных процессов внутри самой страны. Возможно, пассивная позиция государства является результатом недостаточного интереса или потребности архитектурного сообщества в прозрачном конкурсе или взвешенной концепции. «Как мы будем жить вместе?» — спрашивает куратор следующей архитектурной биеннале ливанский архитектор Хашим Саркис. А решили ли для себя, по каким законам будем жить вместе, именно мы?

Читайте также: Лину Бо Барди наградили «Золотым львом» Венецианской архитектурной биеннале 2021 года

Новое и лучшее

301

205

159
933

Больше материалов