Почему это шедевр

Илья Чичкан: Король планеты обезьян

Один из самых экстравагантных украинских художников и вечный хулиган Илья Чичкан возил мутировавшие эмбрионы на военный корабль в Севастополь, шил наряды из найденных на барахолках вещей для «Паркоммуны», устраивал боксерский поединок на открытии выставки и чего только не делал. А однажды он перепридумал теорию Дарвина, скрестив ее с идеями Фрейда, и создал свой художественный мир, населенный не совсем людьми.

Илья Чичкан родился в семье советских художников в 1967 году. Не получив формального художественного образования, он освоил основные навыки ремесла, помогая своему дедушке — известному советскому живописцу Леониду Чичкану.

Ранний этап творчества Ильи Чичкана тесно связан с периодом, который он провел среди художников сквота на улице Парижской коммуны (нынешняя Михайловская). Активный участник жизни сформировавшегося там сообщества, Чичкан практически до конца существования сквота не имел в нем собственной мастерской. Зато в то время он занимал целых тринадцать комнат в доме на параллельной улице Софиевской, ключи от которого ему удалось получить по договоренности с ЖЭКом. Тогда это была распространенная практика, которая позволяла художникам за небольшие деньги в обход государства арендовать пространства для жизни и работы.

Илья Чичкан. Публикация в журнале «Парад» № 2, 1998 год. Предоставлено Константином Дорошенко для архива Исследовательской платформы PinchukArtCentre

Таким же образом Чичкан и его первая жена художница Татьяна Ильяхова помогли паркоммуновцам получить помещение на Михайловской. Там, в богемной атмосфере оторванности от реальной жизни и бесконечных вечеринок, увлеченные идеями постмодернизма Александр Гнилицкий, Олег Голосий, Валерия Трубина и другие занимались разработкой нового живописного языка.

Произведения Чичкана этого периода достаточно разнообразны по форме и тематике — ему предельно точно удавалось уловить витающие в воздухе настроения и подхватить разработанные коллегами приемы. Ссылаясь на классические полотна или экспериментируя с новыми подходами и медиа, например используя «скриншоты» с видеокассет для создания живописных работ, художник объединял массмедийное и элитарное в искусстве.

Ссылаясь на классические полотна или экспериментируя с новыми подходами и медиа, художник объединял массмедийное и элитарное в искусстве.

Благодаря успешному опыты работы в рекламе и таланту к продажам Чичкану легко удавалось находить покупателей для своих произведений. Вместе с тем многим художникам тогда была свойственна невнимательность к сохранению собственного наследия, так что большинство работ Чичкана этого периода сейчас проданы или потеряны. А единицы, чудом оставшиеся в архивах, едва сохранились в памяти самого автора.

«Любовницы Кирилла», 1991 год. Холст, масло

Спящие принцы

Украинское искусство 1990-х впитало в себя настроения опасности, тревоги и ощущение травмы своего времени, избрав трансгрессивность в качестве одной из основных стратегий. Подобные состояния нашли отражение в проекте «Алхимическая капитуляция» куратора Марты Кузьмы, в отношениях с которой тогда состоял Чичкан. Выставка прошла в 1994 году на военном судне «Гетман Сагайдачный» в Севастополе. Созданная специально для нее работа «Мутанты в иллюминаторах» производит настолько же сильное визуальное впечатление, как и ее история.

Случайно разбив в машине по дороге в аэропорт колбы со взятыми в Украинском государственном медицинском университете имени А. А. Богомольца эмбрионами-мутантами, Чичкан смог беспрепятственно пройти контроль перед посадкой в самолет и доставить их в Севастополь в обычных мусорных пакетах. Трактуя лежащие в основе кураторского замысла идеи алхимии и трансмутаций, а также идею броненосца как мутации обычного корабля, художник обратился к образу мутаций человеческих. Разместив крохотные тела человеческих зародышей в иллюминаторах военного корабля, Чичкан говорил о восприятии обществом безобразного как отклонения от нормы, в том числе и в контексте трагических последствий Чернобыльской катастрофы.

«Мутанты в иллюминаторах», инсталляция, 1994 год. Иллюстрация из каталога выставки «Алхимическая капитуляция»

В созданной двумя годами позже серии фотографий «Спящие принцы Украины» он вновь использовал тела нерожденных младенцев, в этот раз в качестве моделей для презентации дешевой бижутерии. Жестокость и цинизм, столь явно проявляющиеся в этих работах, стали скорее симптоматическим отражением времени, чем осмысленной стратегией художника.

Жестокость и цинизм, столь явно проявляющиеся в работах, стали скорее симптоматическим отражением времени, чем осмысленной стратегией художника.

Чичкан обращается к теме будущего на руинах мира, пережившего техногенную катастрофу, и в более поздней работе Atomic Love — она была создана в соавторстве с Петром Вержиковским. Результатом съемок, ради которых художники специально отправились в Чернобыль, стала серия фотографий и семиминутное видео. Две фигуры, одетые в антирадиационные костюмы, безуспешно пытаются заняться любовью на фоне апокалиптических пейзажей. В их обреченных на неудачу порывах едва ли можно уловить отчаянье, они скорее выражают меланхолию и легкую растерянность.

Atomic Love, фотосерия, 2002 год

Модный художник

Помимо живописи, инсталляций и фотографий в молодости Чичкан занимался продажей собственноручно сшитых поддельных джинсов, а также вместе с художником Ильей Исуповым продавал на Андреевском спуске расписанные вручную рубашки. Эти навыки работы с одеждой он широко применял и в «Паркоммуне», одевая ее участников в экстравагантные наряды из найденных на рынках и барахолках подручных материалов. В качестве дизайнера Чичкан разработал коллекции для нескольких модных показов — они прошли в галерее «Ра», ЦСИ Сороса, Союзе художников в Киеве, а также в Загребе. Автор занимался не только разработкой коллекций, но и уделял внимание драматургии самих шоу, привлекая в качестве моделей своих друзей и светских персонажей.

В художественной практике Чичкана производство одежды проявилось через призму социальной проблематики. В 1996 году для украинской презентации на биеннале в Сан-Паулу он создал работу «Молоко за вредность», отсылающую к теме женского труда в тоталитарных коммунистических режимах. Стакан молока в день — это компенсация, которую получали работники за особо тяжелые условия труда на производстве.

Проект состоял из постановочных фотографий, на которых девушка за швейной машинкой пила молоко, а также предметов одежды, специально созданных самим художником из найденных на Сенном рынке китайских шелковых ковриков. На одежде Чичкан разместил портреты наиболее известных политических лидеров, поддерживающих идеи коммунизма, — Иосифа Сталина, Мао Цзэдуна и Ким Ир Сена. Согласно задумке, легкость материала должна была нивелировать жестокие и антигуманные методы, лежащие в основе тоталитарных механизмов.

_SI28331
Экспозиция украинского павильона на 53-й Венецианской биеннале, 2009 год © PinchukArtCentre, 2009 год. Фото: Сергей Ильин
_SI19294
Экспозиция украинского павильона на 53-й Венецианской биеннале, 2009 год © PinchukArtCentre, 2009 год. Фото: Сергей Ильин
_SI28306
Экспозиция украинского павильона на 53-й Венецианской биеннале, 2009 год © PinchukArtCentre, 2009 год. Фото: Сергей Ильин

Девочки и мальчики

В конце 1990-х — начале 2000-х Чичкан активно обращался к медиуму фотографии. Серии, созданные им в этот период, — преимущественно лаконичные по форме портреты, которые изображают определенные социальные группы через набор клише и стереотипов. Он снимал военных, неосознанно имитирующих по его просьбе сцены из популярных тогда фешн-реклам («Защитники»), гимнасток, чье натренированное тело предстает как образ негласной профессиональной эксплуатации («Девочки Дерюгиной»), своих коллег-художников в образе героев поп-культуры («Золото Украины»).

Среди проектов этого периода особого внимания заслуживает серия «Абстрактный реализм»: снимки пациентов психиатрической больницы были дополнены наполовину вымышленными историями болезни, которые вызывали у зрителей отдаленные ассоциации с событиями из собственной жизни.

«Абстрактный реализм», фотосерия, 1999 год
«Девочки Дерюгиной», фотосерия, 2000 год

Перформативность и бокс

В художественной практике Чичкана важна перформативная составляющая — открытость к любого рода экспериментам, непредсказуемость и безбашенность, свойственные ему как человеку, являющиеся его преимуществом на пути к реализации наиболее неординарных идей. И если в работах с человеческими мутантами жест автора ставит под сомнение существующие нормы морали, то со временем эта смелость приобретает все более ироничный и заигрывающий характер.

Так, на открытии выставки «Симптоматическая анонимность» Чичкан устроил настоящий боксерский поединок: на ринге он сразился с критиком, на роль которого был приглашен куратор и искусствовед Александр Соловьев. По задумке критик беспощадно избивал художника, написавшего плохие картины, — они также стали частью работы и были развешаны вокруг ринга. После открытия работа существовала в виде документации перформанса, а также груши, которая изображала подвешенного вниз головой Чичкана. Ударить его предлагалось каждому, кто разделял позицию критика.

Критик беспощадно избивал художника, написавшего плохие картины.

Не менее провокационным и зрелищным запомнилось участие Ильи Чичкана в 2009 году в 53-й Венецианской биеннале. Совместно с японским художником Михарой Ясухиро он создал интерактивную инсталляцию в палаццо Пападополи, посвященную многочисленным странствиям его владельца. Усыпанные песком залы венецианского палаццо уступали в зрелищности разве что медийной кампании проекта. Фотография Владимира Кличко в качестве куратора павильона, украсившая билборды, и вечеринка с Веркой Сердючкой хоть и прозвучали достаточно громко, но все же оставили весьма неоднозначное впечатление в профессиональном сообществе.

Документация перформанса Ильи Чичкана возле Чекпойнта Чарли, Берлин, 2005 год
«Психодарвинизм», 2005 год. Холст, масло

Monkeyworld

В 2005 году Чичкан впервые обратился к образу обезьяны — его живописная серия «Психодарвинизм» базируется на разработанной им же псевдонаучной концепции, ссылающейся на идеи эволюционной теории Дарвина и психоанализа Фрейда. Согласно этой теории, не труд сделал из обезьяны человека, а деньги, секс и война. Портреты обезьян в форме военных впервые были показаны возле пограничного пункта Чекпойнт Чарли в Берлине. Обращаясь к сложной истории места, которое служило одной из самых известных точек пересечения границы между Восточным и Западным Берлином во времена холодной войны, Чичкан представил собственную работу на контрасте с портретами советских и американских солдат.

Согласно его теории, не труд сделал из обезьяны человека, а деньги, секс и война.

Тема и разработанный прием постепенно утвердились в своих позициях и стали превалирующими в практике художника — ему удается бесконечно масштабировать эту концепцию, придавая обезьяний лик звездам Голливуда, политикам, художникам, писателям и святым. Коммерческий успех серии позволяет автору оставаться в рамках комфортной для него стратегии и лишь изредка отходить от нее. Став одним из самых ярких героев украинского искусства 1990-х, Чичкан с легкостью воплотил собственный жизненный стиль в художественной практике.

«Спящие принцы Украины», фотосерия, 1997 год

В статье использованы фотографии, предоставленные автором, и материалы Исследовательской платформы PinchukArtCentre.

Новое и лучшее

115

56

116
89

Больше материалов