Почему это шедевр

Жизнь замечательного Монро

Влад Мамышев-Монро перевоплощался в икон и в результате сам стал величайшей. Интересовали его не только дивы вроде Мэрилин Монро, Греты Гарбо и Аллы Пугачевой, но и образы Гитлера, Будды, Иисуса, да и в принципе всех значимых для истории персонажей. И хоть жизнь художника была похожа на перформанс, а сам он — на юродивого, в этом бесконечном баловстве нашлось место драме и уж точно — обезоруживающей искренности.

Часто спорят, может ли дрэг быть искусством, но по поводу Мамышева-Монро таких вопросов обычно не возникает. Его звезда загорелась во времена перестройки и трагически угасла в 2013-м. Он занимался перформансом, фотографией, видео, театром — и преуспел везде. Дрэг для него — это в первую очередь гротеск, который Монро сделал частью своего стиля.

Владислав Мамышев-Монро

В разных версиях биографии художника значатся две даты: родился он или в 1969 году в Ленинграде, или в 1972-м в Донецкой области, а уже позже его родители переехали в Ленинград. Учился в литературной школе, но был исключен за то, что рисовал юмористические скетчи на членов политбюро. Его мать работала секретарем партийной организации питерского кожкомбината «Марксист», поэтому такие шутки были неприемлемы. Ей пришлось сидеть под домашним арестом с ребенком и объяснять КГБ, почему он рисует Гитлера в школьных тетрадях. «Его исключили из комсомола и выгнали из школы. По всем комиссиям, по делам несовершеннолетних, меня всюду протащили. В бюро райкома честили, — вспоминала Нина Мамышева. — „Как вы могли, как такое можно было допустить? Он рисует Гитлера!“ А я ведь и до сих пор не понимаю: почему нет? Гитлер, он же был, куда же деваться? Его же не вычеркнуть, не вымарать из истории».

Однако интересовал Влада не только Гитлер, но и в первую очередь Мэрилин Монро. В юношеские годы Мамышев работал на заводе учеником токаря, и тогда его мать снова вызвали в партком, чтобы разобраться, зачем ее сын вырезал в библиотеке из журнала портрет кинодивы. «Прежде я считал ее своей религией. Потом самим собой, то есть что в Мэрилин я люблю себя самого. А теперь я странным образом сравнил ее со своей матерью, — позже рассказывал Влад в письме из армии. — И ведь никогда у меня не было и мысли желать ее, разве можно желать свою мать? Я не уважаю Фрейда, хоть и согласен, что он много сделал для науки. Мне сейчас так не хватает Мэрилин. И все же я так и не знаю, за что я ее полюбил».

Из проекта «Женщина как она есть»

Богиня Монро

В 1986 году Влад и его приятель Тимур Новиков организовали художественную группу «Новые художники» и стали жить жизнью, больше похожей на один большой перформанс. Вдохновленные перестроечными переменами и духом свободы, они пытались создавать новое искусство — веселое, дерзкое, провокативное.

Вдохновленные перестроечными переменами и духом свободы, они пытались создавать новое искусство — веселое, дерзкое, провокативное.

Следующие два года Мамышев служил на космодроме Байконур, там он руководил детским клубом в Советской армии. Правда, из армии его выгнали за то, что он переодевался в любимую актрису. Позже Влад вспоминал: «Я содрал занавески, изготовил из них платье в стиле Монро; головы у всех кукол поотрывал, скрепил как-то булавкой, и получилось что-то типа паричка. Шишечки новогодние повесил на уши; гуашку разбодяжил, нарисовал стрелки, губы, брови и — вызвал фотографа из главного штаба. Он чуть с ума не сошел. Ругаться начал. Ну я доказал как мог, что это все не для него, а только ради фотографий. Серия, к сожалению, сгинула где-то в недрах военной психиатрии».

Влад вернулся домой и, как нескромно говорил он сам, сразу стал знаменитым художником, актером, певцом и писателем. Группа «Новые художники» перестала существовать, и Новиков вместе с Юрием Лесником в 1989-м придумал новый проект — видеожурнал «Пиратское телевидение»: экспериментальный видео-арт, построенный на телевизионной эстетике. Подобный жанр был популярен в США с 1970-х, как только в широком доступе появились любительские видеокассеты. На советском и постсоветском пространстве такие эксперименты стали возможными лишь на рубеже 1980—1990-х годов. Участвовать художники позвали и Влада, который появился перед зрителями «Пиратского телевидения» в образе американской дивы.

Из серии «Несчастная любовь»

С тех пор за Мамышевым и закрепилось прозвище, по которому его начали узнавать, — Монро. Но самое знаковое перевоплощение в кинодиву случилось в 1995 году на выставке «Жизнь замечательных Монро». Иконический образ в темно-синем платье на ярко-розовом фоне он создал совместно с фотографом Михаилом Королевым.

«Доктрина Монро заработала, что вызвало начало перестройки в СССР», — говорил Влад. Он в принципе много сочинял, придумал свою «олигархатуру», написал песню «Одежда — мой комплекс земной». Кстати, одно время он постоянно публиковался в журналах «Кабинет», «Художественный журнал» и «Птюч».

«Не волноваться, а волновать», — однажды написала на зеркале Мэрилин Монро. «Не подчиняться, а подчинять», — говорил Гитлер. Влад Монро объединил эти девизы. В своем интервью «Афише» художник отмечал: «Монро — моя богиня-покровительница. Вообще, у меня все разделено на Монро и Гитлера, на добро и зло. И добро всегда побеждает».

«Жизнь замечательных Монро»

Многоликий

Художник выбирал своими героями очень разных людей, говорил, что талант к перевоплощениям у него от прабабушки — «настоящей и очень известной колдуньи на Волге». Он перевоплощался в героев сказок, звезд кино, политиков. В 1989 году фотография Мамышева в образе Михаила Горбачева появилась на обложке австрийского журнала Wiener, а вот в образе собственно Монро художник попал на первую страницу британской газеты The Independent.

Второй по узнаваемости образ Владислава Монро — советской актрисы Любови Орловой. Однако к ней у Влада было несколько иное отношение, он говорил об артистке: «непробиваемая Снежная королева, излучавшая ледяную, абсолютно асексуальную власть». Впервые художник примерил этот образ в 1999 году, «пересняв» фотографии Орловой. А через шесть лет вместе с режиссерами Павлом Лабазовым и Андреем Сильвестровым он сделал ремейк знаменитого фильма «Волга-Волга» с этой же актрисой в главной роли. Во всех сценах лицо героини Орловой заменили лицом Монро, не тронув само повествование. Кроме того, в новой версии Монро зачитал все песни и реплики. За этот кинокосплей авторы получили премию Кандинского в 2007 году.

Из серии «Счастливая любовь»

Был Мамышев также Гретой Гарбо, Марлен Дитрих, Усамой бен Ладеном, Достоевским, Штирлицем, Лениным, Буддой, Христом, Гитлером — и кем только не. Так он описывал свой подход к перевоплощениям: «Не растворяться, а растворять. Не попасться в раствор, а самому быть этим раствором». Его фотографии были расклеены по всему городу — правда, снимок художника в образе Гитлера провисел в Москве всего три дня, потом его сняли власти.

«Не растворяться, а растворять. Не попасться в раствор, а самому быть этим раствором».

Своей наставницей по гриму он называл Аллу Пугачеву. Однажды Влад увидел, как певица закрашивала двойной подбородок черным гримом, создавая эффект тени. Пугачеву он также считал художницей, способной к перевоплощению, поэтому и сам примерил ее образ. Монро постоянно у кого-то жил из своих друзей, и вот в один из дней фотограф Михаил Розанов, устав от соседа, заявил ему, что, мол, хватит — выселяйся. Впрочем, ключи не забрал. После он проснулся и увидел, что рядом на полу лежит мертвая Алла Борисовна, — Монро решил как попрактиковаться в перевоплощении, так и немного отомстить другу.

Пугачеву он также считал художницей, способной к перевоплощению, поэтому и сам примерил ее образ.

Абсолютная искренность

В 1990-м Тимур Новиков задумал провести выставку современного искусства прямо на Дворцовом мосту. В ней приняло участие около 20 авторов, среди которых был и Владислав Мамышев-Монро. Именно Владу приписывают фразу «Это же так естественно — мост встает, мост ложится» — ею он прокомментировал нарисованный на мосту член. Этот же трюк спустя двадцать лет повторила группа «Война» — но уже без разрешения местных властей.

Работы Монро выставлялись в нью-йоркском Гуггенхайме, в венском Музее современного искусства MUMOK (к выставке Влад сделал афиши со своими фото в образе Монро и надписью «Проверка гендера») и во многих других важных арт-институциях.

«Меня зовут Троица». Коллекция Владимира Овчаренко

Одним из последних проектов художника стал спектакль «Полоний» по мотивам пьесы Уильяма Шекспира «Гамлет», премьера состоялась за год до смерти Влада. Он сделал главным героем не Гамлета, а именно Полония, трагически погибшего королевского советника, отца Лаэрта и Офелии, роль которого сам и исполнил. Также он сыграл могильщика и Тень отца Гамлета. В «Полонии» актеры все время импровизировали, поэтому Монро записал фонограмму — так все могли не отвлекаться на текст и играть под нее что угодно. Скорая смерть художника наполнила спектакль дополнительными смыслами, а умер Владислав Мамышев-Монро на Бали, где жил последние годы, — утонул в гостиничном бассейне.

Он сделал главным героем не Гамлета, а именно Полония, трагически погибшего королевского советника.

«Гамлет», из проекта «Полоний»

Искусствовед Екатерина Андреева в своей книге о Владиславе Монро вспоминала, что собственный стиль он назвал «инсинуационизмом» — от «инсинуация», то есть клеветническое измышление. Художник, как отмечала Андреева, буквально приписал себе все известные грехи и сам же эти грехи исповедовал.

В одном из интервью Монро так объяснял секрет своих перевоплощений: «Людей я просто безумно обожаю! А ценю откровенность прежде всего, искренность. А больше ничего и не надо! Должна быть абсолютная искренность, состояние оргазма, то есть абсолютного открытия».

«Людей я просто безумно обожаю! А ценю откровенность прежде всего, искренность. А больше ничего и не надо!»

Из серии «В каждой зверушке Монро». Коллекция Дмитрия Коваленко

Иллюстрации и работы с сайта Фонда Владислава Мамышева-Монро

Новое и лучшее

897

55

255
269

Больше материалов