Критика

Такие же, как все: Люди разной идентичности и ориентации в портфолио Лидии Метраль

Фотограф Лидия Метраль давно работает с темами квир-сообщества и телесности. Она считает, что красивыми могут и должны считать себя все люди — вне зависимости от возраста, сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Несмотря на все проекты, направленные на повышение видимости квир-людей, в мире все еще очень много преступлений на почве гомофобии, квир- и трансфобии. По результатам опроса, проведенного этим летом социологической группой «Рейтинг», почти половина (47%) украинцев неодобрительно относятся к представителям сообщества ЛГБТК+ и лишь 7-8% испытывают к ним положительные чувства.

Лидия Метраль, которая сама принадлежит к сообществу ЛГБТК+, считает важным предоставлять голос тем, кого все еще преследуют, показывать, что эти люди существуют и их личность имеет значение.

Лидия Метраль

Французский фотограф. Родилась в Гренобле, окончила EINA (Университет дизайна и искусства Барселоны), отделение фотографии и редакторского дизайна, и школу Fotodesign Barcelona, отделение фешн-фотографии. Работает в Париже и Барселоне.

— Сегодня говорить о теле означает говорить о политике, поэтому моя фотография в этом смысле тоже политическая. Мой интерес обращен на зрелых женщин и представителей ЛГБТК+ — тех, кто недостаточно и часто искаженно представлен в публичной сфере. Мне нравится бросать вызов собственному взгляду и смотреть на вещи с разных позиций — показывать разнообразие тел, избегая их сексуализации или объективизации, поэтично и деликатно.

Я люблю наблюдать за телом моих моделей. Обожаю текстуру кожи, язык тела, его дефекты, люблю фотографировать людей, не соответствующих привычным стандартам, демонстрировать их силу, несмотря на уязвимость. Мне хочется посредством фотографии дать силу всем, кто по той или иной причине ощущает себя «другим».

Первым, что я стала снимать, была моя собственная интимная жизнь, а также будни друзей, родственников и семьи. Серия «Влюбленные» — обращение к личной истории, и начала я ее со съемок своей девушки, но проект обрел финальную форму уже после нашего расставания. Параллельно я исследовала квир-движение в Париже, делая портреты геев в привычной для них обстановке. Спустя пять лет я вернулась к этой серии и превратила ее в проект «Безрассудные».

Мне хочется посредством фотографии дать силу всем, кто по той или иной причине ощущает себя «другим».

Из серии «Влюбленные»

Слово «безрассудные» я вынесла в название из-за заложенного в нем противоречия, ведь квир-жизнь в большинстве стран мира далеко не беззаботна, но, несмотря на все трудности, мы имеем смелость принимать свое «я». На планете еще множество мест, где признание в том, что ты квир, может стоить жизни, причем даже в Западной Европе. Так, несколько месяцев назад в Испании из-за сексуальной ориентации убили молодого гея Сэмюэля.

На планете еще множество мест, где признание в том, что ты квир, может стоить жизни, причем даже в Западной Европе.

А однажды я получила сообщение от квир-фотографа с Филиппин, которая написала, что хотела бы сделать такой же проект у себя на родине, и призналась, что в ее стране быть квир-фотографом очень сложно. «Безрассудные» посвящены таким, как Сэмюэль, и таким, как эта квир-фотограф. Многие ненавидят нас и думают, что мы не заслуживаем жить, что мы больны и так далее. Некоторые и вовсе отрицают существование квир-людей. «Безрассудные» стали реакцией на подобное отношение, так я хочу показать, что квир-люди — здесь, они живут своей жизнью и гордятся собой. Искренность является самым важным жестом любви к себе. Быть настоящим означает согласовывать свои действия с мыслями, и я не хочу, чтобы люди притворялись с целью угодить другим.

Если бы мне нужно было сделать свой портрет в стиле «Безрассудных» — показать себя такой, какая я есть, — я нашла бы красивое место на природе, скорее всего где-то в горах, на закате, с очень мягким светом и оранжевым оттенком. Мне на самом деле удается установить глубокий контакт со своим «я» во время заката, в этот момент я чувствую себя очень счастливой и спокойной. Я бы позировала со своей собачкой на руках в одежде, позволяющей ощутить себя сильной, и смотрела бы пристальным взглядом в объектив. Мне бы хотелось, чтобы это был некий духовный, почти перформативный опыт.

Из серии «Безрассудные»
Из серии «Безрассудные»
Из серии «Безрассудные»
«Безрассудные»

В Stabat Mater (название отсылает к строке Stabat mater dolorosa, «Стояла мать скорбящая», из католического гимна о страданиях Девы Марии во время распятия Христа) я обращаюсь к теме зрелых женщин — ведь мы их почти нигде сейчас не видим! Их нет ни на ТВ, ни в модных журналах, ни в кино. Мир кажется одержимым молодыми белыми худенькими цисдевушками, причем большинство из них показаны через оптику мужского цисгендерного взгляда. Мужчины так долго объективировали женское тело, что их взгляд стал вездесущим и никто не осмеливается сомневаться в нем. Всем все нормально. Но ведь зрелые женщины существуют, и они тоже могут быть красивыми — вот моя философия. Вообще, любой может чувствовать себя и быть красивым, независимо от роста, цвета кожи, возраста и так далее.

Зрелые женщины существуют, и они тоже могут быть красивыми — вот моя философия.

Stabat Mater начался с портретов моей мамы и ее близкой подруги. Сначала я собиралась развить проект в портреты именно матерей, однако потом это ограничение показалось мне не совсем правильным, так что я решила фотографировать всех женщин старшего возраста. Я редко сначала придумываю проект, а затем снимаю. Я фотографирую, тестирую задумку, а когда работа начинает обретать значение, понимаю, куда дальше двигаться.

Из серии Stabat Mater

Еще одна сложная задача — уважать подлинность фотографируемого человека, а не искажать ее. Важно, чтобы каждый и каждая, кого я снимаю, узнавали себя на изображениях, поэтому перед фотосессией мы долго разговариваем, чтобы я могла лучше понять, кто передо мной. Мои снимки должны выглядеть честными, любые уловки неприемлемы. Хотя фотография субъективна и чаще всего передает точку зрения автора, мы можем попытаться сделать хотя бы то, что от нас зависит. Я верю, что мои модели открываются мне и во время фотосессий возникает реальная связь, — и это чрезвычайно важно.

Выбор позы, одежды и макияжа всегда происходит очень естественно: я просто прошу моделей делать то, что они считают комфортным, надевать то, что им нравится. Могу немного направить их, но 80% работы — за ними. Снимаю я обычно дома у моделей и в любых других локациях, имеющих для них персональное значение.

В средствах массовой информации и обществе в целом обнаженное тело часто подано в негативном ключе. Его учат стесняться. Например, мы вовсе не привыкли видеть обнаженное тело трансгендеров. Я же считаю важным, чтобы люди замечали эти «другие» тела, вытесненные из области видимого. Мы так боимся голого тела, забывая о его нормальности и естественности, о том, что мы пришли в этот мир обнаженными. Я думаю, настало время изменить представление о наготе и научиться видеть в ней духовную составляющую, ведь тело — очень мощный инструмент самоутверждения.

Мы не привыкли видеть обнаженное тело трансгендеров. Я же считаю важным, чтобы люди замечали эти «другие» тела.

Из серии «Безрассудные»
Из серии «Безрассудные»
Из серии «Безрассудные»
Из серии «Безрассудные»

Новое и лучшее

6 874

21

81
311

Больше материалов