Фотопроект

Где дядя тебя трогал: Жертвы итальянских священников-педофилов

Итальянский фотограф-документалист на протяжении двух с половиной лет изучал дела жертв священников-педофилов ради создания полноценного проекта об этой проблеме и том, как жить дальше.

Истории о надругательствах священников католической церкви над детьми давно стали обыденностью. Запугивания, давление со стороны церковных властей и круговая порука среди священнослужителей неоднократно останавливали родителей пострадавших детей от попыток добиться правды в суде. Подобные случаи стали основой для фильмов и журналистских расследований.

Итальянский фотограф и журналист занялся исследованием этой табуированной темы. Его целью было создать цельное визуальное повествование, которое могло бы доходчиво рассказать о надругательствах со стороны священников-педофилов. Он встречался с их жертвами, отыскивал в архивах газетные публикации и снимал места преступлений.

По мнению Томасо Клаварино, огромная проблема изнасилования детей священнослужителями в том, что практически всем им удается уйти от ответственности. «Отношение к этой теме достаточно жесткое, особенно в Италии, — я понимаю, что реакция на проект будет разной, — говорит он. — Однако я привык работать над темами, которые могут быть неудобными для многих людей».

Томасо Клаварино

Документальный фотограф из Италии. Публиковался в Newsweek, The Guardian, Der Spiegel, Al Jazeera, The Atlantic, The Washington Post, Vanity Fair, VICE, Huck Magazine, Courrier International. Выставлялся в Великобритании, Греции, Италии, Франции и Бельгии. Финалист PHMuseum Grant 2018, победитель Zine Tonic Dummy Award.

— Читая короткую статью в местной газете о случае педофилии в небольшой церкви на юге Италии, я понял, что практически невозможно найти визуальный материал по этому вопросу. Это, на мой взгляд, является одной из нескольких причин, затрудняющих обсуждение данной темы. Без изображений ужасные истории изнасилований и злоупотребления властью становятся менее сильными, а о жертвах быстрее забывают. Идея с «Я признаюсь» заключалась в том, чтобы создать визуальное повествование о том, что предпочитают замалчивать и игнорировать, особенно в Италии.

1
В детстве Франческо несколько лет подвергался насилию со стороны священника в Савоне, морском городе в Лигурии, Италия. Первое изнасилование произошло в церкви небольшой деревни Споторно (на фото слева). Теперь Франческо стал активистом, выступающим за права жертв клерикальной педофилии

Я работал над проектом в течение двух с половиной лет. Было непросто связаться с жертвами изнасилований и еще труднее убедить их участвовать в проекте — только пятая часть из тех, с кем я разговаривал, согласились на это. Многие не хотят рассказывать свои истории: они боятся, они потеряли доверие к людям. Я с трудом убедил их сотрудничать; мне помогла Rete L’ABUSO, единственная итальянская организация, которая оказывает поддержку жертвам подобных преступлений.

Без изображений ужасные истории изнасилований и злоупотребления властью становятся менее сильными, а о жертвах быстрее забывают.
6
Фотография семьи Сгро. Двое их детей были изнасилованы священником. Справа — заголовок из местной газеты: «Священник своему помощнику: „Я хочу, чтобы они были молодыми и с проблемами“»
8
Воспоминания Л.: «Во время летнего лагеря он залез в мой спальный мешок. Я был парализован»
2
Старое фото Франческо с его друзьями в возрасте, когда он был изнасилован

С самого начала я хотел использовать в проекте разные жанры фотографии: мне кажется, так получается лучше погрузиться в предмет исследования.

Портреты жертв — свидетельство того, что эти люди существуют, что они не призраки, что они страдали от жестокости. Большинство пейзажей на снимках — это места, где были совершены преступления. Этот элемент был очень важен в моей идее проекта. На первый взгляд, это бессмысленные фотографии мест, но они придают большую глубину истории.

Я хочу, чтобы зритель задумался о том, насколько распространены такие преступления, что они происходят рядом с нами. Предметные снимки — это визуальная идентификация воспоминаний. Архивные кадры призваны показать, какими были жертвы в возрасте, когда произошло надругательство.

Раньше я работал журналистом — это помогает мне применять аналитический подход в фотографии.

Я не верю в объективность, особенно если мы говорим об определенных проблемах. Я думаю, что при работе над подобной историей фотограф должен занимать позицию, выбрать одну из сторон. И если его рассказ получается эмоциональным, это значит, что он проникся, стал частью истории.

5
Вид на окрестности в Катандзаро, Калабрия, где жил Давид. Большинство жертв — из бедных районов и деревень
4
Одна из жертв — Давид из Катандзаро, Калабрия
7
До 1984 года более 60 глухих и немых детей подверглись сексуальному насилию в Институте «Прово» в Вероне, Венето. Все они были из простых семей
9
Татуировка Мирко. Он сделал ее (руки сложены в молитве, там же — четки и окровавленное лезвие), чтобы никогда не забыть, что он пережил
3
Лес, где Мирко был изнасилован священником из летнего лагеря

Новое и лучшее

8973

10

77
388

Больше материалов