Ресурсы

Найдено в архиве: Почему мировые галереи обращаются к старым семейным снимкам

Галереи и музеи по всему миру все чаще обращаются к фотографиям из частных семейных архивов. Bird in Flight выяснил зачем.

5 октября в фонде «Изоляция» (Донецк/Киев) открылась выставка «Игра в прошлое» (куратор — Катерина Филюк). Экспозиция состоит из найденных старых фотографий — по большей части снимков советского фоторепортера Ирины Пап, которые обнаружил в своей газетной редакции фотограф Валерий Милосердов. Выставку дополняют фото из семейных архивов времен СССР, найденные Милосердовым и его коллегой Димой Сергеевым. Это своего рода «оппозиционность» — противопоставление официального идеального прошлого СССР и небольшой частной истории, которая нередко шла вразрез с общественным представлением об идеальной счастливой семье. Этот контраст также подчеркнут масштабностью работ.

С одной стороны, как рассказывает Валерий Милосердов, цель выставки — показать архив фотографа Ирины Пап. «На обороте каждого исторического снимка Пап (всего 80 фотографий) в виде репродукции находится все содержание архивного конверта: все негативы, контрольные и контактные отпечатки, тексты, публикации, рукописные заметки, описание съемки… Ирина Пап очень скрупулезно вела свой личный фотоархив. В нем отражается и эпоха, в которую она активно снимала (50-70-е годы), и ее журналистская творческая кухня. Учитывая, что в стране нет ни истории украинской фотографии, ни института классиков фотоискусства, я считаю, что выставка фотоархива Пап — первый шаг в этом направлении», — говорит фотохудожник.

IZOLIATSIA_01

Но вторая часть экспозиции («Дефиксация») — снимки из домашних архивов — не только дополняет реальность, в которой жила Пап, но и позволяет по-новому взглянуть на предмет ее документации. Найденные негативы соответствуют началу брежневского застоя и горбачевской перестройке. На первой пленке, 1965 года, отражен коммунистический субботник, на второй (1984-1985 год) можно увидеть проводы в армию и принятие присяги. Изображения на обеих пленках частично или полностью деформированы. Снимки небольших размеров помещены под толстое стекло вместе с сопутствующей документацией, что не помогает рассмотреть кадры.

Сейчас галереи регулярно включают в экспозиции вернакулярную фотографию — отпечаток повседневной жизни. Это снимки путешествий, застолий, портреты людей из круга семьи. Фактически вернакулярная фотография — «народная»: она отражает привычки, быт и вообще жизнь простых людей, фиксирует время с позиции тех, кто в нем жил.

То, что вернакулярная фотография становится частью художественной экспозиции, свидетельствует о мировом интересе историков, культурологов и художников к личным историям и семейным архивам. Обращение к личной памяти происходит не только на уровне галерей и отдельных художников. Музеи готовы коллекционировать подобный материал и расширять свои собрания, ведь такие отпечатки — уникальная практика репрезентации людей ими самими. Это помогает демифологизировать и дегероизировать мировую историю и историю отдельных народов. Через личный опыт человека можно увидеть сложность и неоднозначность процессов, повседневную культуру и рутину. Это способно придавать «безымянным героям» конкретные черты.

Фактически вернакулярная фотография — «народная»: она отражает привычки, быт и вообще жизнь простых людей, фиксирует время с позиции тех, кто в нем жил.
IZOLIATSIA_02

Только в США в этом сезоне открылось несколько выставок подобного рода. Так, в октябре в Арт-центре Уэйко (Техас) можно посетить выставку «Этот, те и другие: возникающие тенденции и вернакулярность в фотографии» — экспозиция основана на снимках, которые были сделаны в южных и центральных штатах. В начале декабря Художественный музей Портленда (Орегон) завершит выставку «Представление: народные фотографии афроамериканцев / об афроамериканцах / для афроамериканцев».

В Нью-Йорке кураторы выставки «I do, I do» (Галерея Рикко/Мареска) обратились к 100 брачным фотоснимкам 1885—1900 годов, сделанным в ателье штата Висконсин. Несмотря на то что эти частные истории остались далеко в прошлом, авторы экспозиции попытались отследить ритуал «самого счастливого дня в жизни» как сакрального для истории каждой семьи штата. Но это не только погружение в собственно брачный ритуал: особенности костюма, причесок, манер позирования и драпировки задников. Авторы показали историю нескольких поколений американского Севера — многонационального и мультикультурного. Ведь хотя влияние английской культуры в конце ХІХ века в Висконсине оставалось сильным, штат был одним из наиболее многонациональных в стране.

IZOLIATSIA_04

Бороться со стереотипами намерены и авторы выставки в Орегоне. Ее кураторы утверждают, что эти разнообразные и личные фотографии, созданные во время важных периодов истории США, бросают вызов расовым предрассудкам и домыслам. Эти снимки демонстрируют, как афроамериканцы изображают себя.

Обе выставки становятся «оппозицией» правому движению в США. Они показывают, насколько разнообразными и мультикультурными являются американские регионы.

Частная история демифологизирует идеальное советское прошлое и показывает разные способы и стратегии жизни и выживания.

В случае с украинской выставкой возвращение к личной истории оправдано тем, что, несмотря на популярность советской тематики в общественных науках, тема семейной истории и ежедневной жизни, по большому счету, остается закрытой. Кроме того, обращение к такого рода материалам вписывается в процесс декоммунизации, ведь частная история демифологизирует идеальное советское прошлое и показывает разные способы и стратегии жизни и выживания.

Символическим в проекте является визуальный язык вернакулярных снимков, изображения на которых практически не разобрать. По словам Милосердова, напечатать эти пленки аналоговым способом уже не представлялось возможным. «С помощью сканера нам удалось „пробить“ старые негативы и получить непосредственные бытовые фотосвидетельства, которые были созданы участниками идеологизированных событий времен СССР. Поэтому у зрителя есть возможность сравнить два взгляда на один и тот же отрезок истории страны», — отмечает фотограф.

Милосердов сравнивает этот процесс с нынешним состоянием украинского общества: оно уже не фокусируется на старом, идет поиск нового качества.

Все фото: Фонд «Изоляция»

Новое и лучшее

7647

283

119
3408

Больше материалов