Опыт

Это скворец по имени Чижик с протезом лапки. Вот его история

У фотографа Юлии Кисель в квартире постоянно оказываются спасенные животные. Самый потешный и вместе с тем самый хлопотный ее питомец — скворец, который не мог летать после стычки с воронами, а потом и почти перестал ходить: из-за собаки он остался без лапки. Но когда-то Юля прочла новость о первом в мире протезе для птицы — раненого сокола, поэтому она решила сделать первый в мире протез лапки и для скворца. О жизни, травме и спасении Чижика Юля рассказывает Bird in Flight.
Юлия Кисель

Художница, графический дизайнер. Окончила курсы «Художник» и «Медиаарт» в Школе современного искусства, училась на курсе «Уличная фотография» в школе Виктора Марущенко.

— Я никогда не любила животных. Когда в детстве по телевизору шла передача «В мире животных», меня хватало только на то, чтобы посмотреть анимированную заставку. Раньше я не понимала тех, кто им помогает, мне казалось, что помогать нужно людям, ведь животные все равно ничего не понимают. Но несколько лет назад моя жизнь изменилась. Я поняла, что животные — источник впечатлений, знаний, эмоций, чувств, хотя и плата за это — моя свобода.

Большинство зверей у меня появилось по схожему сценарию: мне звонил мой парень и сообщал, что спас кого-то и теперь мы за этого кого-то в ответе. Он человек военной профессии и устрашающего вида, его даже побаиваются мои знакомые. Но добрая душа в нашей паре — именно он.

Джон Сноу

Весной прошлого года парень позвонил и сказал, что только что спас птенца скворца, которого клевали вороны. Он спросил, можно ли принести его домой, чтобы вылечить и через пару дней отпустить на волю. Я согласилась. К тому моменту на моем балконе жила другая птица — галка Хугин. Хугина тоже принес мой парень со словами: «Юля, знакомься, это галка. Я назвал ее Хугин, как ворона Одина. Она будет моим тотемным животным и хранителем моей мудрости. А то, — говорит, — я умный, а вот мудрости не хватает. Береги ее».

«Знакомься, это галка. Я назвал ее Хугин, как ворона Одина. Она будет моим тотемным животным».

Так помимо ответственности за мудрость моего парня на меня легла ответственность за двух птиц.

Вскоре Хугин улетел. А в промежутке между птицами в моей жизни появилась Луна, взрослая сука ротвейлера. Когда парень позвонил и сказал, что ее хозяйка умерла и собаку усыпят, если мы ее не спасем, я заблокировала его во всех мессенджерах. Но он слал мне ролики с собакой через каналы в телеграме, зная, что эти видео попадутся и он меня «продавит». Так и получилось. Кот Ванечка в доме появился естественным путем, он котенок маминой кошки, воспитанный мальчик без драм в судьбе и с золотым характером.

Юля Кисель, Скворец с протезом
Протез для птицы Юлия Кисель
Юля Кисель, Скворец с протезом

Когда мы впервые занесли скворца на балкон, галка Хугин моментально бросился в атаку и клюнул птенца в голову. У скворца начались судороги, казалось, что он умирает. Когда птенец перестал дышать, я поняла, что ужасно не хочу, чтобы в этом доме кто-то умирал. Злилась на себя за то, что позволила его принести в квартиру и теперь он погибал по моей вине, — лучше бы его съели или заклевали на воле. Я попросила парня сделать птице массаж сердца, и он пальцем гладил бездыханную грудь. Через минуту скворец начал жадно хватать воздух, и я решила, что птица пережила клиническую смерть.

Спустя полгода у скворца отрасли новые перья, и я обратила внимание на его внешнее сходство с Джоном Сноу из «Игры престолов», а история с воскрешением только усилила эту схожесть, так что теперь мы иногда его так и называем — Джон Сноу.

Куратор птенца

Итак, у меня прижился скворец, который не мог летать. Он удивительный, но со скверным характером. Был период, когда птенец по ночам сводил всех с ума: стучал клювом, словно дятел, совал его в розетки, пищал, всячески требовал внимания. Он стал ночной птицей, как сова. Мне казалось, он видит в темноте и это компенсация за то, что он не летает.

То, что он мне мешал спать, еще терпимо, ведь я все же получала выгоду — удовольствие наблюдать за ним. Но как разрешить вопрос с соседями, я не знала. Однажды среди ночи он устроил такую шумную вечеринку, что пришли стучать в дверь. Помню, я схватила птичку и сказала: «Если ты не успокоишься — тебе конец!» Каким-то чудом он понял и успокоился. Он очень умный, как собака. И очень свободолюбивый. Очень!

Скворец весит 83 грамма, но в нем энергии и жажды свободы больше, чем у большинства людей. В клетке птенец не мог жить, у него сразу начиналась истерика в замкнутом пространстве: он переворачивался на спину, крутился, как брейк-дансер, и визжал. Визжал он как свинья, которую режут, я не преувеличиваю.

В клетке птенец не мог жить, у него сразу начиналась истерика: он переворачивался на спину, крутился, как брейк-дансер, и визжал.

Пока тепло, его клетка — это балкон. Причем весь, но ему и этого мало. Балкон мы называем «одиночкой». В шесть утра скворец начинал орать «выпустите меня отсюда». Кричал он долго и шел на тональное повышение, пока его не выпустят. Мог замолчать на полминуты, чтобы набраться энергии, а потом издавал такое истошное «кря-я-я», которое слышал весь континент, мне кажется. Наблюдать за этим было очень смешно.

И вот ты шел открывать балкон, птенец, увидев тень человека, весь сжимался и готовился к решающему прыжку через порог. Дверь открывалась, он запрыгивал в комнату и сломя голову бежал и прятался, чтобы его не загнали опять в «одиночку».

Юля Кисель, Скворец с протезом

Поймать его было практически невозможно, он очень юркий. Скворец постоянно падал, когда бегал, но быстро переворачивался и бежал дальше. Потом прятался в разных углах, откуда его сложно было достать. Чтобы его отыскать, нужно было включить музыку: он не мог удержаться и начинал подпевать. Поет он волшебно. Обожает джаз. Я мечтаю, чтобы у него был онлайн-бокс, в котором он будет выступать как певец на большой сцене. Зимой он переселялся в комнату и жил в ней как полноценный член семьи.

Мой самый крохотный питомец — самый дорогой в содержании. Ест он больше, чем я и все животные, вместе взятые. Сверчки, голубика, гранат и корм, которыми он питается, обходятся в 600 гривен в неделю. А еще его еду, сверчков, тоже нужно кормить. Морковкой.

Самый крохотный питомец — самый дорогой в содержании. Ест больше, чем я и все животные, вместе взятые. А еще его еду тоже нужно кормить.

Я давно хотела написать о нем. И хотела назвать себя в этом рассказе «куратор птенца». Это определение я вычитала на одном местном сайте. Там было написано: «Если у вас сжалось сердце и вы подобрали выпавшего птенца, вы теперь — куратор птенца, вот список телефонов и план действий…» Даже в биографии хотела добавить строчку о своем кураторском опыте. Однако теперь я себя чувствую не куратором, а адовым соседом.

Когда люди узнают нашу со скворцом историю, они часто говорят мне, как сильно я люблю животных, раз согласна проживать все это ради них. Но я понимаю любовь по-другому, эта история больше про ответственность, чем про мою любовь к животным. Я не могу его бросить и просто сдаться.

Нога

Птенец хорошо ладил с собакой Луной и котом Ваней. Но так как габариты у животных разные, однажды Луна неаккуратно сбила птицу со своего ошейника и сломала ей лапку. Мне когда-то рекомендовали доктора-орнитолога, я ему позвонила, договорилась о приеме и два часа зажимала рану до назначенного времени. Доктор сказал, что в лапку нужно вставить спицу, грубо выдрал перья вокруг лапы. Потом я прочитала, что вырвать перья для птицы — это большой стресс. В общем, мне не нравился доктор, но у меня не было опыта и других ветврачей, работающих с дикими птицами, я не знала. Через неделю доктор сказал, что лапка отсыхает. Я плакала все те дни, мне было очень обидно за судьбу Чижика — в тот период за ним закрепилось это имя.

Юля Кисель, Скворец с протезом

Я забрала птенца домой, врач сказал, что его нельзя выпускать из клетки, что теперь его функция — кушать. Но держать животное в клетке — это вообще не моя история. И уж точно не история Чижика. Скворец в клетке стал для меня символом несвободы и несправедливости.

Он почти не шевелился и не пел. Поднимался, только чтобы поесть, но постоянно переворачивался на спину и не мог перевернуться обратно, зрелище было очень болезненным. И я решила выпустить птенца ненадолго. Помню, постелила большое красное полотенце возле клетки, открыла ее и сказала: «Ну все, Чижик, это твоя красная дорожка и звездный час». Он сразу вылез и каким-то чудом вприпрыжку идеально ровно прошел весь путь. Было очень трогательно.

Ветврач сказал, что приедет ко мне домой через неделю и ампутирует отсыхающую лапку. Но птенец ее неудачно зацепил, она начала кровоточить, и я была вынуждена сделать ампутацию сама — маленькими ножничками. Было страшно, однако когда ты в условиях «надо сделать самой», то берешь и делаешь.

Лапа начала кровоточить, и я была вынуждена сделать ампутацию сама — маленькими ножничками.

Я сделала фотографию лапки и прислала ее доктору в вайбер. Сейчас я смотрю на этот снимок, думаю, что он вышел таким мрачным и ассоциируется у меня с тем периодом. Но, как ни странно, именно после ампутации я поняла, что все будет хорошо.

Протез

Когда птенец потерял лапку, я сразу же решила, что мы будем делать протез, и сама начала его разрабатывать. Мой был механический и ювелирный. Ветеринары сказали, что если найдется тот, кто его сделает, он станет миллионером, так как у них уже есть для него множество заказов. Но потом я познакомилась с доктором Кириллом Миловановым, и он меня убедил, что протез должен быть не механическим, поскольку птицам не свойственно справлять нужду аккуратно, а ювелирная механика требует чистоты. Так мы решили печатать пластиковый протез на 3D-принтере.

Протез для птицы Юлия Кисель
Протез для птицы Юлия Кисель
Протез для птицы Юлия Кисель
Юля Кисель, Скворец с протезом

Доктор на чистом энтузиазме, бесплатно, сделал восемь вариантов протеза. Мы экспериментировали с длиной, с параметрами, искали, подбирали. И последний Чижику подходил идеально. Правда, он постоянно пытается его снять и даже начал в знак протеста выщипывать у себя хвостовые перья, потому приходится надевать протез под присмотром.

Я верю, что такие люди, как Кирилл, не только влияют на судьбу своих пациентов, но и вносят вклад в медицину и историю. Думаю, если бы Чижик сразу попал к нему, то он бы остался с лапкой.

Как бы там ни было, сейчас он уже немного привык к протезу, но ходит еще через раз. Мы не теряем надежды. Верим, что скворец по имени Чижик выступит на большой сцене с известными музыкантами, крепко опираясь на самый лучший, удобный и современный протез.

Мы верим, что Чижик выступит на большой сцене с известными музыкантами, крепко опираясь на протез.

Юля Кисель, Скворец с протезом
Юля Кисель, Скворец с протезом
Юля Кисель, Скворец с протезом


Фото: Юлия Овсянникова, Юлия Кисель

Новое и лучшее

380

27

386
1 014

Больше материалов