Фотопроект

New East Photo Prize: «Сопряженная ностальгия» Евгении Максимовой

У Евгении Максимовой прекрасно получается снимать яркие и броские интерьеры, которые все еще можно найти в ее родной Болгарии, на Балканах и в других бывших коммунистических странах. Раньше Евгения занималась журналистикой, теперь живет в Вене и снимает китчевые истории, рассказывающие о прошлом и его временами абсурдной эстетике.
Евгения Максимова

Родилась в Болгарии. Училась журналистике в Университете Вены. Сейчас живет и работает в Вене. Сотрудничала с GEO, National Geographic, Die Zeit, Moscow News, The Guardian, The Washington Post, Corriere della Sera и многими другими изданиями. Ее работы представляет The Anzenberger Gallery/Agency.

— Мой путь в фотографии начался на последнем курсе журфака, когда я решила посвятить свой диплом фотожурналистике. Естественным образом мои ранние работы были связаны с ней. Теперь меня интересуют более глубокие смыслы. Я пытаюсь постичь суть того, почему случаются определенные вещи. Среди прочего журналистика научила меня тому, что на свете нет такой вещи, как абсолютная или универсальная правда, и я всегда должна уделять внимание обеим сторонам монеты. Мне нравится считать свои работы сочетанием журналистики, документалистики и вымысла.

Я начала работать над проектом «Кухонные истории» на Балканах в 2010 году. Идея пришла во время семинара по документальной фотографии. Первая кухня, которую я сфотографировала, была кухня моего соседа в Русе, моем родном городе в Болгарии. Затем я сняла кухню своего отца. Эти первые кадры открыли множество дверей. Я фотографировала в большей части балканских стран, включая Албанию, Боснию и Герцеговину, Болгарию, Хорватию, Косово, Македонию, Черногорию, Румынию и Сербию. Балканы — регион, погрязший в конфликтах и их последствиях — по-прежнему восстанавливает свои города и свое общество. В своем проекте я сосредоточилась на кухнях этих регионов — это пространства, косвенным и зачастую недооцененным образом отражающие культуру.

Мне нравится считать свои работы сочетанием журналистики, документалистики и вымысла.
maximova_14
Из проекта «Кухонные истории»
maximova_13
Из проекта «Кухонные истории»
maximova_12
Из проекта «Кухонные истории»

Интерьеры там впечатляют. Удивительно, как много они могут рассказать. Они безошибочно говорят об экономике и политике, социальном статусе и образовании, географии и геополитике, личных предпочтениях и многом другом.

Я выросла в коммунистической Болгарии. Когда я была маленькой, у людей была иллюзия выбора, но в основном между двумя видами одного и того же: два сорта хлеба, два сорта сыра и два дизайна мебели для гостиной. Вследствие этого большинство квартир, особенно городских, выглядели очень похоже. Люди старались компенсировать это, добавляя в свои интерьеры экстравагантные элементы. Из-за сложности приобретения особенно популярными были импортные товары — фотообои, шторы и лампы. Чем абсурднее, тем лучше.

Когда я была маленькой, у людей была иллюзия выбора, но в основном между двумя видами одного и того же: два сорта хлеба, два сорта сыра и два дизайна мебели для гостиной. Вследствие этого большинство квартир, особенно городских, выглядели очень похоже.

Я выросла в городе Русе в северо-восточной части страны, на правом берегу реки Дунай. Мне повезло: моя мать была художницей, и она рисовала картины на стенах кухни и нашей с братом комнаты. В гостиной на стенах всегда висели картины. Многие декоративные элементы в нашей квартире были произведениями искусства, которыми мать обменивалась с товарищами-художниками. Но когда я была маленькой, это меня особо не радовало. Я стремилась к «нормальности» и хотела, чтобы у нас в доме было больше импортных товаров, которыми можно было бы похвастаться.

Разумеется, после краха коммунизма квартира моих родителей пережила неизбежный так называемый евроремонт (переделку в европейском стиле), и все изменилось. Работая над проектом «Время и память», я наткнулась на одну киевскую квартиру, которая походила на музей моих детских воспоминаний. В ней было так много вещей из той эпохи: мебель, граммофон, виниловые пластинки и даже куклы были такие, как у меня дома. Я была готова переехать туда, хотя бы на какое-то время.

maximova_18
Из проекта «Время и память»
maximova_16
Из проекта «Время и память»
maximova_15
Из проекта «Время и память»
maximova_17
Из проекта «Время и память»
maximova_20
Из проекта «Время и память»
maximova_19
Из проекта «Время и память»
maximova_21
Из проекта «Время и память»
maximova_22
Из проекта «Время и память»

В последнем триместре своей беременности я решила начать работу над проектом «Сопряженная ностальгия». Стояла зима, и по очевидным причинам я не могла путешествовать, так что это должно было быть что-то такое, что я могла бы делать из дома. У меня было много ярких клеенчатых скатертей, которые я использовала для своей книги «Кухонные истории». Я не хотела их выбрасывать и искала способ применить их еще раз — именно так родилась идея проекта. Я подумала о некоторых предметах из дома своей тети и попросила ее отправить их мне. Затем начала доставать эти предметы у других родственников, соседей и друзей. Не уверена, что они несут какую-то особенную ценность. Сейчас они хранятся в коробке и ждут нового хозяина.

Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»
Из проекта «Сопряженная ностальгия»

Фотография для меня — это лучший, наиболее естественный метод самовыражения. Это очень полезный инструмент передачи мыслей и идей остальному миру. Ни один из языков, которые я использую в своей жизни, не является для меня родным (я говорю по-болгарски, по-немецки, по-английски и по-русски). Я часто путаюсь, когда пытаюсь что-то сообщить при помощи слов. Сейчас я в некотором роде одержима абсурдом, но думаю, что это у меня с самого детства. Я хочу сделать проект о социальном влиянии СМИ, в частности таблоидов в Восточной Европе.

Текст и фото: Евгения Максимова
Интервью: Лиза Премьяк
Оригинал публикации на The Calvert Journal

Другие материалы проекта

Новое и лучшее

2 320

231

464
665

Больше материалов