Фотопроект

New East Photo Prize: «Крайние земли» Андрея Шапрана

Северный мыс — это самая закрытая северная территория на планете. Только советские военные базы и трудовые лагеря ГУЛАГа нарушали арктическую тишину этих земель. Несмотря на тяжелейшие погодные условия, Андрей Шапран сумел отснять эту заброшенную людьми местность.

Андрей Шапран

Фотограф. Родился в Риге, живет в Сибири. Изучал право в Латвийском университете. Член Союза фотохудожников России. Публиковался в National Geographic, Geo, «Вокруг света», «Русском репортере», «Известиях» и многих других изданиях.

— Место моего рождения — Латвия, еще Советский Союз. На протяжении последних двух десятилетий я живу в Сибири, но работаю не только здесь — мои профессиональные интересы не ограничиваются одним городом или регионом.

Для северного проекта «Крайние земли», над которым я тружусь с 2005 года, я самостоятельно совершил около десятка продолжительных экспедиций в различные крайние точки России: Южные Курилы на востоке страны, Якутия, Ямал, север Камчатки, север Красноярского края, Чукотка. Серия «Северный мыс», которая была представлена на конкурсе, — один из фрагментов такой экспедиции. Полтора месяца я работал в поселке охотников на китов и моржей, а затем улетел на Арктическое побережье, чтобы снимать серию о медвежьем патруле в национальном чукотском поселке.

Полтора месяца на побережье стояла пурга. Состояние в этот период такое, словно находишься у работающего двигателя реактивного самолета.

Но погода была катастрофически неблагоприятной — полтора месяца на побережье стояла пурга. Состояние в этот период такое, словно находишься у работающего двигателя реактивного самолета: постоянный ветер, снег со льдом и постоянное движение в условиях короткого светового дня. Так родилась эта история — о пурге и Северном мысе. Почти с самого начала было понятно, что этой темой надо заниматься. Действительность и фактура оказались именно такими, каким я всегда отдаю предпочтение: сдержанные, почти черно-белые цвета (иногда только один цвет — белый), полный минимализм, непредсказуемость и неповторимость. Стихия сама заново создает этот мир, оставленный людьми (на фотографиях запечатлены фрагменты жизнедеятельности гражданских и военных объектов в районе Северного мыса).

northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_5
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_1
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_2
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_3
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_4

Сегодня на Чукотку попасть, в принципе, несложно, но из-за погодных условий и отсутствия транспорта такая поездка может растянуться на очень длительное время. В прошлом году по разным причинам я потерял в ожидании три недели. Но за это время мне удалось поработать над темами, о которых можно было только мечтать. Я не жалею, что задержался.
 
Практически все мои экспедиции продолжительные, поскольку чаще всего я предпочитаю наиболее сложные погодные условия, когда один сезон сменяет другой. В подобные периоды сложно работать, но интереснее наблюдать за людьми, которые и выглядят, и ведут себя иначе, попадают в сложные ситуации. Вместе с ними, естественно, в сложные ситуации попадаю и я — выхожу в море с охотниками, выезжаю в тундру или просто попадаю в пургу и работаю при практически нулевой видимости. Это сложно, но интересно. И это совсем другой опыт, который на материке не встречается.

В подобные периоды сложно работать, но интереснее наблюдать за людьми.
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_6
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_7
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_8
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_9
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_13

Любая поездка или экспедиция — это многомесячное исследование, знакомство с другим миром, другими людьми. Лично для меня в первую очередь важен психологический настрой (прожить в не самых легких и нередко некомфортных условиях на протяжении нескольких месяцев — не так просто). По причине переходных природных условий, в которые я попадаю, экипировка требует дополнительного внимания. И, естественно, фототехника в подобных условиях — туманы, дожди, снег, лед, морская соль — подвергается самому жестокому испытанию. Без дополнительной камеры-двух на Север лучше не выбираться. Первый выход в море с морскими охотниками на китов может быть и последним, если, например, вашу лодку перевернет кит. Подготовиться к подобной ситуации невозможно, в море все происходит очень стремительно.

Также сложности в работе и профессии связаны с тем, что я являюсь фактически фрилансером: в большинстве случаев работаю над самостоятельными темами и историями без финансовой поддержки извне. Исключением является компания Nikon и ее российское представительство в Москве.

Первый выход в море с морскими охотниками на китов может быть и последним.

Север — то место, где есть ощущение психологического комфорта при общении с людьми, природа же создает свои неповторимые условия, в которых каждый день приходится решать новые задачи. Возможно, по этой причине на данном этапе я отдаю предпочтение историям, созданным именно здесь. Я снова нахожусь на Чукотке, теперь на восточном побережье, где работаю над серией об арктических охотниках. На следующей неделе будет три месяца, как я покинул материк.

northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_14
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_12
northen_cape-chukotka_-_andrey_shapran_-000_jpg_15

Текст и фото: Андрей Шапран
Интервью: Лиза Премьяк
Оригинал публикации на The Calvert Journal

Другие материалы проекта

Новое и лучшее

1 656

117

127
736

Больше материалов