Фотопроект

New East Photo Prize: «Вехи» Рафала Милаха

Более десяти лет Рафал Милах документировал повседневную жизнь в постсоветских странах, включая Россию, Украину и Белоруссию. Для «Вех», своего последнего проекта, Милах снимает границы между Литвой, Латвией и Эстонией и показывает схожесть прибалтийских государств.
Рафал Милах

Фотограф из Варшавы. Окончил Академию искусств в Катовице (Польша) и Институт креативной фотографии в Опаве (Чехия). Выставлялся в Европе и Азии. Получил гранты от Magnum Foundation и Министерства культуры Польши. Обладатель World Press Photo и Pictures of the Year International. Работы находятся в музеях Польши, Японии, Германии. Создатель и члена коллектива Sputnik Photos Collective.

— Я всегда считал, что начал фотографировать поздно, но теперь думаю, что момент был идеальным. Я изучал графический дизайн в Академии изящных искусств. Именно там я познакомился с прекрасным учителем и фотографом Петром Шимоном, который заверил меня в том, что у меня есть талант к фотографии.

Выпустившись из академии, я начал работать над своими проектами. Примерно в это время я начал путешествовать на Восток. Большая часть моей семьи происходит из того региона, что сегодня является Белоруссией и Украиной, также у меня есть русские корни — некоторые родственники живут возле озера Байкал. Поводом отправиться туда стало мое происхождение. Я знал, что у меня есть родные в Восточной Европе и России, но до 2004 года это меня особо не занимало. Интерес пришел вместе с интересом к фотографии. Это стало отличной возможностью попутешествовать и увидеть нечто, что существовало за пределами восточной границы Польши. Изначально целью моей поездки было знакомство с родственниками, но, находясь там, я заинтересовался и всем регионом.

Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»
Из серии «Черное море из бетона»

Я начал работу над проектом «Семь комнат» спустя год после выпуска. Это была первая встреча с Россией и начало наших с ней длительных отношений. Именно тогда я выучил русский. Изначально я хотел показать современную Россию, но спустя три года осознал, что ничего не сообщал о месте, куда отправлялся.

Россия — сложный и обширный сюжет, который невозможно осветить целиком. Почти на половине моих фотографий — люди, у которых я останавливался. Они показывали мне город и представляли своим друзьям. Я никогда не думал, что это будет моей темой. Я планировал нечто масштабное, но затем осознал, что могу сделать проект на основе этих личных историй.

Я планировал нечто масштабное, но затем осознал, что могу сделать проект на основе этих личных историй.

В 2004 году я познакомился с Агнешкой Райс и Яном Брыкчинским. Через два года мы основали Sputnik Photos. Все мы были из Центрально-Восточной Европы и хотели делиться историями нашего региона. Еще одним общим знаменателем был опыт перехода от коммунизма к так называемой демократии. Мы ощущали, что наши голоса будут звучать сильнее, если мы объединимся. После десяти лет сотрудничества мы стали единым организмом. Работа Sputnik регулируется из Варшавы, но у нас международная команда: есть фотографы из Белоруссии, Словакии и Чешской Республики.

Из серии «Победители»
Из серии «Победители»
Из серии «Победители»
Из серии «Победители»
Из серии «Победители»
Из серии «Победители»

В ходе моей карьеры мои работы поменялись. Одно из главных отличий — отношения с героями, которых я снимаю. Если вы сравните «Семь комнат» с «Победителями», то последний проект — это нечто большее, чем история отдельного человека. Это критика механизмов, в которых задействованы люди. Меня интересовал более масштабный феномен — в данном случае государственная пропаганда, в которой задействованы люди.

Сейчас меня больше интересует изучение этих механизмов, чем рассказ личных историй. Я думаю, что стал гораздо меньше ностальгировать по региону, который снимаю. Я всегда стараюсь связать свои проекты с прошлым, с культурным и историческим бэкграундом посещаемых мною мест, но мой визуальный язык изменился. В проекте «Черное море бетона» большинство фотографий — из Крыма, там было много ностальгии по советской эпохе — и в ландшафте, и в людях. В «Победителях» и проектах, над которыми я работаю сейчас, я стараюсь уходить от этой ностальгии.

Я думал о понятии границ, о том, каким абстрактным и хрупким оно стало за последние годы.

Я начал работу над «Вехами» во время усиления напряженности между Россией и другими восточноевропейскими странами. После аннексии Крыма и войны на востоке Украины казалось, что следующей мишенью станут страны Балтии. Сообщалось, что Россия регулярно нарушает воздушное пространство прибалтийских государств. Я начал задумываться о том, что для Литвы, Латвии и Эстонии значат границы. Я думал о понятии границ, о том, каким абстрактным и хрупким оно стало за последние годы — в особенности в этом регионе. Невзирая на веские доказательства их существования, их можно легко устранить, изменить или просто игнорировать.

Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
Из серии «Вехи»
milach_12
Из серии «Вехи»

Сейчас я работаю над долгосрочным проектом, посвященным пропаганде на постсоветском пространстве. Я не желаю определять, в каком направлении я двигаюсь. Стараюсь спонтанно реагировать на нужды каждого конкретного проекта. Что я могу сделать в визуальном смысле, чтобы наилучшим образом донести какую-то историю?

Текст и фото: Рафал Милах
Интервью: Лиза Премьяк
Оригинал публикации на The Calvert Journal

Другие материалы проекта

Новое и лучшее

1 020

136

392
100

Больше материалов