Фотопроект

New East Photo Prize: «Сиди тихо» Катрины Кепуле

Латвийский фотограф Катрина Кепуле описывает свой метод как «субъективный документализм» — интуитивный способ работы, означающий, что она не всегда знает, чем закончится проект, до того, как начинает редактирование. Серия «Сиди тихо» привела ее на окраины Риги, где современная Европа соприкасается с наслоениями советского латвийского прошлого.

Катрина Кепуле

Фотограф из Латвии. Окончила Латвийскую академию культуры, а также двухлетнюю образовательную программу в Международной летней школе фотографии (ISSP). Работала фоторепортером в латвийском парламенте.

— Я выросла в Иецаве, небольшом городе в центре Латвии, а в шестом классе переехала в столицу, в Ригу. В школьные годы собирала книги с фотографиями Эллиотта Эрвитта. Мне также нравились местные документальные фотографы: Эгонс Спурис, Инта Рука и Андрейс Грантс. Очень сильно запомнилась выставка фотографов агентства Magnum в старом рижском кинотеатре. Когда я училась в Латвийской академии (изучала теорию и историю аудиовизуальной культуры), меня продолжали увлекать работы как латвийских, так и зарубежных документальных фотографов. Именно тогда я осознала, что в документалистике одинаково важны как субъективность, так и относительность.

Мне нравятся работы Алехандро Часкельберга, Рикардо Касеса, Йозефа Куделки, Алекса Уэбба, Стивена Джилла, Джонаса Бендиксена, Акоса Майора и Мартина Эсборна. Это лишь некоторые имена, но я ощущаю, что на мое творчество гораздо сильнее повлияли такие кинорежиссеры, как Вим Вендерс, Дэвид Линч, Ларс фон Триер, Андрей Тарковский, Иварс Селецкис и Лайла Покалниня. В фотографии я не подчиняюсь никаким идеям, которые бы меня ограничивали. В этом смысле я чувствую себя скорее олдскульным фотографом, который работает на интуиции. Мой подход можно считать наивным, но в то же самое время конечный результат зачастую выглядит слишком специфичным, чтобы считать его действительно честным. Это делает мои работы одновременно простыми и сложными — они действительно развиваются в процессе редактирования.

«Сиди тихо» — это скорее не проект, за которым стоит идея, а интуитивно собранный материал.

Сколько я себя помню, я всегда собирала фотографии на основе темы, настроения или формы. Во время учебы в ISSP я разработала фундаментальное понимание того, как создать личный проект. Окраины городов всегда интересовали меня как место, где время течет медленно, — территория, которая не предоставляет много возможностей для самовыражения и не дает возможности что-то создавать. «Сиди тихо» — это скорее не проект, за которым стоит идея, а интуитивно собранный материал. Я пыталась отметить, почему фотографии, которые я делала, были для меня важны. История формировалась вокруг этого вопроса. В этом смысле я думаю, что всегда снимала именно один проект и он еще не окончен, но основы его были заложены во время учебы в ISSP в 2013–2015 годах.

Название проекта — сокращение стихотворения из Google Poetics и состоит из самых известных фраз, которые искали в интернете на тему сидения: «Сиди тихо / сидеть тихо и ничего не делать / сидим тихо и наблюдаем за миром / сидим и смотрим». Это, вероятно, нашло во мне отголосок — поскольку я интроверт, который, невзирая на неизбывную тягу к странствиям, склонен к тому, чтобы долгое время сидеть, наблюдать и анализировать.

В проекте я пыталась изобразить тишину как состояние лицезрения, замкнутого отдыха, способа восполнить или сохранить энергию — и торжество жизни. С другой стороны, молчание выступает как проявление борьбы с внутренними драмами посредством ухода, решения внутренних конфликтов и выражения их — неоднозначным способом. Молчание также представляет собой внутреннее неприятие, которое очень типично для этих постсоветских территорий — наподобие демонтированного памятника.

Я пыталась изобразить тишину как состояние лицезрения.

Текст и фото: Катрина Кепуле
Интервью: Лиза Премьяк
Оригинал публикации на The Calvert Journal

Другие материалы проекта

Новое и лучшее

641

32

38
31

Больше материалов